ЛитМир - Электронная Библиотека

Он очень хорошо прислушался, чтобы убедиться, что ему не послышался этот крик, прозвеневший над вечерними водами. Садящееся солнце слепило ему глаза, отражаясь от колышущейся воды. Он опять услышал этот крик, который ни с чем нельзя было спутать, и увидел выпрыгивающие из воды тела около полудюжины дельфинов, спешащих к берегу. Он и не думал, что получит отклик.

— Коликал! Скуииииии! Коликал! Отчееееет!

Радость в этом крике, была вознаграждением за усилия Алеми.

В инструкциях было сказано, что дельфинер должен наградить ответивших и он предусмотрительно запасся ведром мелкой рыбешки, которая не стоила того, чтобы ее коптили или солили.

Так как дельфины ели столько, сколько им было нужно, он задумался над этой традицией. И все-таки, это был жест гостеприимства. Люди предлагают кла или фруктовый сок гостям, хоть у тех дома всего предостаточно, но это был принцип предложения.

— Кто здесь? — спросил он. — Я — Алеми.

Один дельфин поднялся из воды, и солнце окрасило его серую кожу в розоватый цвет:

— Знаю тебя! Угости меня!

Алеми бросил ему рыбу:

— Спасибо еще раз.

— Человек, угости и меня! — проскрежетал второй дельфин, высунувшись почти весь из воды и стоя на хвосте.

— И для тебя рыба! И для всех, кто ответил на Колокол!

— Коликал! Коликал! — казалось, что дельфины произносят слово с неправильной гласной. Алеми рассмеялся, бросив им очередную рыбину.

— Отчет? — спросил один из них и Алеми решил, что этот — первый, кто заговорил с ним. В полутьме ему было трудно их различать, хотя к тому времени как ведро опустело, он, кажется, уже мог различить некоторых из них по царапинам на мордах и еще, думал он, на самом деле они разных размеров и слегка отличаются формой тела.

— Я только хотел узнать, придете ли вы, если я позвоню в Колокол.

— Коликал приведет стаю. Вс-сегда! Позвонит — придем.

Пока Алеми разбирался в словах, которые они ему наговорили, до него дошел смысл сказанного Айвасом о том, что произошли языковые изменения.

Действительно ли они понимают то, что он им говорит? Должен ли он исправлять их произношение? Айвас ничего не говорил по этому поводу. Хорошо, он только попробует, и будет только лучше, если он говорить нормально, тем самым, может быть, улучшив их выговор:

— Отлично! Пожалуйста, приходите всегда, когда услышите Колокол. Мне сделают побольше этого.

— А у-ми звонить? А если у-ми звоним в Колокол. Люди ответят?

Этот дерзкий вопрос еще больше рассмешил Алеми и он, достаточно осмелев, протянулся и почесал нос говорившего дельфина.

— Харрашо. Харрашо. Теперь счис-ишь кровьрыбу? — опять послышались эти странные слова, которые, вероятно, очень важны для дельфинов.

— Кровьрыба? — повторил он. — Что такое кровьрыба?

— Эээто… — и Киб повернулся набок так, чтобы можно было рассмотреть его светлое брюхо. Там Алеми увидел похожий на заплатку бугорок в котором, присмотревшись, распознал разбухшую рыбу-присоску, которая, как знал каждый моряк, имела свойство присасываться к открытой ране.

— Кровавая рыба… Конечно, кровьрыба. — Алеми пытался подражать стрекотанию дельфинов. — Как я мог быть таким глупым! — он хлопнул рукой по лбу. Алеми схватил паразита за голову и попытался отодрать, но тот, как оказалось, крепко приклеился к боку дельфина. — Хорошо присосался, да? У меня нет с собой огня, который моряки обычно используют, касаясь головы паразита нагретой маркой или пряжкой.

Киб повернулся спиной кверху, так что верхняя часть его тела оказалась над водой:

— Ношшш.

— Разве нож не причинит еще большую рану?

— Стаааарая рыба. Маленькая дырочка.

— Это будет больно, — Алеми вздрогнул. Обычно моряки старались удалить присосавшегося паразита сразу, как только могли, так что он не знал, что будет с засидевшимся паразитом.

— Когда удалишь, больше не будет болееееть.

— Ну раз ты так говоришь.

— Да, так говорю. Хорошо хорошо хорошо. Люди делают хорошо хорошо хорошо дельфинам, — и Киб перевернулся так, чтобы Алеми мог заняться паразитом.

Лезвие его ножа было отлично заточено и начисто сбрило кровососа. Алеми пришлось немного поковырять ножом, чтобы удалить присоску, но это оставило лишь небольшую дырочку в большой зажившей ране.

Еще два восторженных дельфина пожелали избавиться от кровавой рыбы. Когда Алеми удалил паразитов, каждый дельфин начал выражать свою радость по этому поводу, проделывая акробатические трюки, выпрыгивая из воды.

Алеми начал замечать у каждого свою индивидуальность. Киб, у которого была вылечена нижняя челюсть, был самый крупный самец. У Мула была пятнистая окраска и паразит был около хвоста. У Мел был самый длинный нос, в то время как Афо была самой маленькой самкой. Джим оказался самым способным к акробатике: он уверенно прошелся на хвосте довольно длинную дистанцию, когда Алеми избавил его от паразита на брюхе, а Темп определенно был самым толстым из всех.

В заметках Айваса говорилось, что у дельфинов есть толстая подкожная жировая прослойка, которая оберегает их в холодной воде и вообще обеспечивает температурную регуляцию тела.

Когда короткие тропические сумерки перешли в полную темноту, когда древесные свистуны начали свое пение, Алеми пожелал дельфинам спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — сказал он, забравшись по короткой лестнице на пирс.

— Спасибо за избавление от кровавой рыбы. Спасибо. Хорошо, хорошо, хорошо. Ночь… ночь… спать — и он больше услышал, чем увидел, удаляющиеся силуэты дельфинов, возвращающихся в открытое море.

Еще раз у стаи Афо были хорошие вести, которые можно сообщить всем. Сообщить, что люди избавили их от неприятной кровавой рыбы. О том, что люди не забыли своего долга перед дельфинами. По звуковой связи они слышали другие хорошие новости, что с некоторых кораблей эскорт дельфинов угощали рыбой. Хотя иногда, когда дельфины в открытом море показывали места, где будет самый лучший лов рыбы, корабли оставались равнодушными. Тиллека спрашивали, как научить людей поступать правильно. Ведь дельфины помнят. Почему люди забыли?

Афо могла с гордостью сказать, что ее люди помнят. Нужно было только напомнить и показать, и он достал свое железо и помог. Помощь требовалась намного большому количеству дельфинов, но человек был один и не стоит забывать, что стае и так уже очень очень очень повезло. А еще в Рай-реке у них есть Колокол. Альта и Дар сообщали, что в заливе Монако Колокол еще не установили так, чтобы стая могла в него звонить. Скоро. Тиллек отвечала, что они должны быть терпеливыми. Когда установят Колокол, она приплывет чтобы посмотреть на людей, вернувшихся в свое Первоначальное Место. Возможно, будет так, что среди людей найдется Тиллек, который напомнит людям их часть Договора.

Несмотря на то, что мастер Идаролан, как и все остальные на вчерашней встрече, долго не ложился спать, он перебрался на берег с «Рассветных Сестер» как только солнце показалось над горизонтом, а тихое и спокойное море сделало это маленькое путешествие приятным. Алеми уже ждал его с намерением поговорить и держал чашку дымящегося кла в руке. После Оборотов ранних подъемов стало почти невозможным, чтобы Алеми спал после рассвета.

— Спасибо, молодой человек. Как хорошо, — сказал Идаролан, облизнув губы после первого основательного глотка горячего питья.

Алеми предложил ему корзинку с фруктами и оставшиеся со встречи ломти хлеба.

— Не думал, что получу здесь хоть кусочек, после того как моя команда собрала такие трофеи на столах, — сказал он, жуя хлеб. Он посмотрел на широкие окна холда. — Отличное место вы тут устроили. Такой опрятный двор. Я рад видеть то, что ты совсем не похож на своего отца.

— Хм, кстати о мастере Янусе хм… я полагаю, хм… что ты, мастер Идаролан…

— Не буду упоминать твоих делль-финов твоему отцу? — Идаролан рассмеялся и у него вокруг глаз пролегли глубокие морщины, вырезанные ветром и солнцем. — Вряд ли, хотя мне и нравиться видеть, как иногда человек принимает что-нибудь новое. В особенности тот, кто не любит ничего новомодного.

15
{"b":"18763","o":1}