ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мои южные ночи (сборник)
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Половинка
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Мир вашему дурдому!
Ненавидеть, гнать, терпеть
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Станция «Эвердил»

Этот еще одно понятие, которому все дельфины должны верить так же как в то, что Нити очень хороши для еды.

И вот тогда Тиллек говорила Историю и рассказывала о Дне, когда Нити Упали на Перн и как они пожирали людей.

О том, как тяжело сражались люди огнем — источником жара и света, который прибрежные дельфины могли распознать, но никогда не могли потрогать — чтобы сжигать Нити в небесах, чтобы они не смогли упасть на землю и есть ее или упасть на людей и их животных и тоже есть их. Когда все вещи, привезенные людьми со Старой Земли, истощились, дельфины помогли людям провести множество кораблей Дюнкерка на север, где они могли получить защиту в больших пещерах, отказавшись от приятных теплых южных вод. Кибби всегда нравилось слушать, как дельфины помогли маленьким корабликам совершить свое долгое путешествие, несмотря на шторма и необходимость пересечения Великих Течений. В Форте тоже был Колокол Дельфинов. И было еще много хороших лет сотрудничества дельфинов со своими напарниками. До Болезни.

Кибби знал, что умерли не все люди: все еще плавали корабли с людьми на борту, и на земле можно было заметить работающих людей, если было не время Падения Нитей.

Поскольку у Кибби был напарник, он знал людей, все их слабости, и их умение лечить те немногие болезни, которым подвержены дельфины. Но молодежь в его стае не понимает, почему дельфины должны беспокоится. — Это традиция. Мы всегда делали так, как мы делаем сейчас. Мы всегда должны следовать Традициям.

— Почему люди хотят прийти в воду? Они не могут отдаться на волю течений, как это можем мы.

— Когда-то люди плавали так же хорошо, как дельфины, — отвечал Кибби.

— Но мы не можем ходить по земле, — говорили малыши.

— Зачем нам это?

— У нас разное строение тела с разными потребностями: у дельфинов в воде, а у человечества в земле.

— Верно. Каждому свое.

— Почему люди хотят прийти в воду? Почему бы им ни остаться на земле, а воду оставить для нас?

— Им, также как и нам, нужна рыба, которая находится в море, — говорил Кибби. Приходилось повторять эти слова для молодых помногу раз, прежде чем они понимали. — Им нужно путешествовать в другие места на земле и единственный путь туда — по воде.

— У них есть драконы, которые летают.

— Не у каждого есть дракон, чтобы летать.

— А драконы похожи на нас?

— Я полагаю, что это так, но в последнее время мы видели немногих.

Однажды, говорю вам, они будут плавать вместе с нами.

— Как они могут плавать с их огромными крыльями?

— Они складывают их вдоль спины.

— Странные существа.

— Многие сухопутные существа выглядят для нас странно, — говорил Кибби, изящно качаясь на волнах рядом с малышами, которых он обучал.

Лично Кибби считал людей неповоротливыми и неуклюжими существами в воде и даже вне ее. Они, тем не менее, в воде выглядят немного более грациозно, особенно если плавают подобно дельфинам, держа ноги вместе. И все-таки, некоторые из них тратят много энергии впустую, дрыгая ногами раздельно.

Теперь же люди не следуют традициям, установленным предками, но это никоим образом не означает, что дельфины должны быть менее внимательны, сберегая традиции.

Очень немногие капитаны склоняются за борт своего корабля, когда их сопровождают дельфины; очень немногие спрашивают о делах стаи и расположении косяков рыбы. Очень немногие угощают рыбой сопровождающих в знак благодарности за помощь. Конечно же, было еще много сезонов, когда дельфины находили и приносили людям утонувшие коробки. И было много сезонов, когда дельфинеры плавали со своими напарниками на большие расстояния.

Грустно, когда традициями пренебрегают, думал Кибби. Такой, например, как ответ на Колокол.

Он в последний раз проплыл перед причалом, осматривая покинутое здание. В последний раз он ударил в колокол, думая, что звучит он очень печально. Кибби чувствовал тишину, некогда заполненную людскими звуками, вспоминал хорошую работу, которую они делали вместе и игры, в которые они играли.

Махнув на прощанье хвостом, он развернулся и начал свое долгое путешествие к Большой Впадине в Северо-западном море, чтобы сообщить Тиллеку, что опять никто не ответил на Колокол. Люди, плывущие на кораблях, не узнают о последних опасностях, когда согласно долгу дельфины придут об этом сообщить. Как сказала Тиллек, дельфины должны продолжать патрулирование линии побережья чтобы, если человек когда-нибудь будет слушать, дельфины могли сообщить ему об изменениях и спасти корабль от крушения на неизвестных рифах или скалах; сообщить о том, где изменившиеся Течения могут представлять опасность для кораблей и людей, плывущих на них.

ГЛАВА 1

Когда тем утром, мастер-рыбак Алеми пришел к холду Райдиса, то увидел своего приятеля по рыбалке ждущего в полной готовности.

— Я думал ты уже никогда не придешь, дядя Алеми, — сказал Райдис тоном, граничащим с обвинением.

— Последний час он сидит на веранде, — с торжеством сказала Арамина Алеми, пытаясь согнать с лица улыбку. — Он встал, когда еще не рассвело! — она закатила глаза.

— Дядя Алеми говорит, что лучше всего клюет на рассвете, — снисходительно сообщил Райдис своей маме, спрыгнув через три ступеньки, и поспешил пожать крепкую, мозолистую руку своего любимого дяди.

— Я не знаю, что взволновало его больше: ловля рыбы с тобой или возможность посетить Встречу у Сваки этим вечером. — Она погрозила пальчиком своему маленькому сыну. — Запомни, тебе надо будет поспать этим вечером.

— Сейчас я иду ловить рыбы, — сказал Райдис, игнорируя угрозу. — Я взял с собой немного закусить, — он продемонстрировал сетку с бутылкой воды и завернутым бутербродом, — и еще мой спасательный жилет, — презрительно добавил он.

— Ты ведь знаешь, что я тоже ношу свой, — доверительно сказал Алеми, похлопав паренька по плечу.

Арамина хихикнула:

— Это единственная причина, по которой он носит свой.

— Я хорошо плаваю! — объявил Райдис твердым громким голосом. — Я плаваю не хуже любой рыбы!

— Да, конечно, — спокойно согласилась его мама.

— Я же сам учил тебя, — бодро ответил Алеми. — А я, плаваю намного лучше тебя, однако, для спокойствия в маленькой лодке я ношу спасательный жилет.

— И во время шторма, — добавил Райдис, что бы доказать, что он отлично запомнил урок о спасательных жилетах. — Мама сделала мне мой, — сказал он, гордо вздернув подбородок над жилетом и улыбаясь ей. — С любовью в каждом стежке!

— Давай, парень, время идет, — поторопил его Алеми. Помахав рукой Арамине на прощанье, он пошел со своим грузом вниз, на пляж, к маленькой плоскодонной лодке, которая переправит их туда, где, как Алеми чувствовал, они найдут большую красноперку. Ее, как было обещано, пожарят на вечернем торжестве у Сваки.

Сваки был частью жизни Райдиса, сколько тот себя помнил. Приземистый, бывший солдат, присоединившийся к Джейду и Арамине, когда тетя Темма и дядя Назер прибыли с севера. Он жил в одном из маленьких домиков, выполняя случайную и необходимую работу в холде Райская река.

Сваки знал много историй об охране всех холдов, в которых служил. Он рассказывал их очарованному маленькому мальчику. Отец Райдиса, Джейд, никогда не говорил о проблеме отщепенцев, которая свела его и Сваки вместе. Сваки, будучи сам очень свирепым, не прощал отщепенцев, за то, что они убивали невинных людей и животных, только для того, что бы увидеть, как течет их кровь. И он никогда не упоминал, что сделал Джейд в те дни. Кроме того, он делал вид, что это было связано с теми отщепенцами, которые атаковали караван Лилиенкампов, разорив торговое дело семьи Джейда.

Если бы Райдиса спросили, кого он больше всего любит — за исключением его отца, конечно же, — Сваки или Алеми, ему пришлось бы глубоко призадуматься.

И Сваки и Алеми занимали значительное место в молодой жизни Райдиса. Сегодня Райдису выпало две возможности: утром вместе с Алеми ловить рыбу, а вечером попировать, отмечая семьдесят пятый Оборот в жизни Сваки!

2
{"b":"18763","o":1}