ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, нет, моя дорогая, — сказал Олдайв, сев более прямо. — Я всегда делал упражнения и выходил на свежий воздух только после своих

пациентов и я никогда не придерживаюсь своих собственных советов. Это и вправду был замечательный день.

— Как только ты достаточно обсохнешь, я пошлю Красотку в Форт Вейр, и они доставят тебя домой в полной сохранности, — твердо сказала Менолли, наградив его строгим взглядом.

— О нет, только не сегодня. Я должен подождать и снова поговорить с Бит.

— Но позволь нам отослать назад Ворлайна и Фабри.

— В моем цехе сейчас есть особенная пациентка. Бит могла бы увидеть то, что ее мучает и, я боюсь, что без некоторой помощи она умрет. Есть так много всего, что мы не знаем, — добавил он, покачав головой.

— Но мастер, — сказал Фабри, очевидно внимательно слушавший все, что говорит его мастер, — она последний человек, который покажется дельфину. Она очень испугается.

— Еще она боится смерти, — решительно заявил Олдайв.

— Но как мы ее сюда переправим? Тряска в крытом фургоне будет очень болезненна.

— Дракон нас выручит.

Фабри фыркнул:

— Она побоится поездки на драконе даже больше чем дель-фина.

— Дельфина, — поправил Сибел.

— Неважно, — сказал Фабри, посмотрев на арфиста со всем высокомерием, с которым некоторые целители смотрели на все остальные Цеха.

— Если та женщина из Холда хочет жить и увидеть внука, которого носит ее невестка, то она будет повиноваться моим указаниям, — сказал Олдайв с некоторым оттенком нетерпения в его обычно безмятежном голосе. Он положил свою чувствительную, с тонкими пальцами руку на руку Фабри и коренастый подмастерье приготовился очень внимательно слушать. — По возвращении в цех ты должен сделать все приготовления, Фабри. Я знаю, что на тебя можно положиться, только ты не должен ее предупреждать. Она захочет узнать детали.

— Она всегда хочет знать детали, — глубоко вздохнул Фабри.

— Море, Фабри. Возможно, что морское лечение поможет ей, — сказал Олдайв и, одна из его неотразимых улыбок озарила его мягкое лицо и добрые глаза.

— Морское лечение? — Фабри рассмеялся смехом, похожим на лай.

— Морское лечение, — улыбнулся в ответ Олдайв.

Так что Менолли отправила Красотку в Форт Вейр с просьбой к Н'тону, чтобы он помог драконами всем возвращающимся в тот вечер.

Хотя Менолли получила радушное приглашение от Робины остаться на ночь, она отказалась, сославшись на беспокойство о своих детях. Сибел вызвался остаться с Олдайвом для встречи с дельфинами на следующий день. Это заставило задуматься о скакунах, на которых они приехали, но Курран сказал, что один из холдеров отведет их, нагруженных рыбой, назад через несколько дней.

Сибел быстро обнял Менолли, когда прибыли драконы.

— А теперь, попытайся не сочинять музыку всю ночь на пролет. Не будешь?

— Даже если бы я и хотела, — сказала она, крепко его обнимая, — свежий воздух нагнал на меня зевоту. Я так довольна, что все это сработало.

— Ты переживала? — спросил Сибел, посмотрев на нее сверху вниз.

— Ладно, не переживала, но я, конечно, не ожидала такого поворота событий! Я должна рассказать обо всем этом Алеми. Он будет очень взволнован. Но, тем не менее, это слишком плохо, — добавила Менолли, разглаживая складки куртки, только что высохшей после полуденного купания.

— Что?

— Так много еще нужно сделать, чтобы искупить свою вину перед дельфинами.

— Хм. Да, но мы будем с дельфинами всю оставшуюся жизнь на Перне. Но прямо сейчас нам нужно точно следовать предписаниям Айваса, чтобы избавиться от Нитей.

— Ты, конечно же прав, Сибел. Дельфины будут с нами, поскольку они были с нами все это время. Я надеюсь, что Лесса возражать не будет.

— Почему бы это она должна возражать? — спросил Сибел, заставив ее посмотреть себе в лицо.

— Но ты ведь знаешь, как она относится к огненным ящерицам!

— Только не к твоим, моя дорогая. Только к недисциплинированной толпе. Я потолкую с мастером Робинтоном, а уж он ее уломает.

ГЛАВА 8

— Делль-фины? — спросила Лесса, выгнув свои черные брови. Она грозно смотрела на Алеми, пока Робинтон от этого не рассмеялся.

— Дельфины, Лесса, — ловко исправил он ее произношение. — О них упоминали. Они пришли с первоначальными поселенцами и счастливо плавали по морям, спасая жизни людей, когда это было возможно, и ждали, пока люди вспомнят о них. Айвас очень заинтересован в восстановлении этой дружбы.

Она моргнула и перевела взгляд на арфиста.

— Ладно, я припоминаю кое-какие упоминания о морских существах, но кроме этого было еще столько всего, — своим тоном она упрекала арфиста за поминание темы, которую она считала несущественной.

— Они были рядом с людьми дольше драконов, — поддразнил он. — И они показали себя намного полезнее огненных ящериц, — она бросила на него злой взгляд, поскольку всем была известна ее неприязнь к файрам, вечно докучающим ее золотому дракону, Рамоте.

Лесса смотрела на него с кислым выражением на лице, пока ее взгляд не упал на Рамоту, плещущуюся в водах Прибрежного и огненных ящериц, диких и ручных, помогающих ее купанию.

— Мне кажется, что драконам, которые общались с дельфинами, это нравилось, — сказал Алеми, вспомнив реплику арфиста о том, чтобы он не дал себя запугать маленькой, но влиятельной госпоже Бендена.

— Которые?

— Сначала Гадарет, бронзовый молодого Т'лиона из Восточного Вейра. Он подвозил меня в тот день, когда я по неосторожности вызвал стаю залива Монако, — она восприняла это, щелкнув пальцами, и Алеми продолжил. — У мастера Олдайва был очень трудный пациент, у которого дельфины из морского Форт холда обнаружили опухоль в животе.

— Это причиняло много хлопот его Цеху, — сухо сказала она. — Мне очень не нравится идея о разрезании человеческого тела, — она немного вздрогнула.

— Не больше, чем когда есть трудности с рождением ребенка, — сказал Алеми, зная, что Лессе пришлось на себе испытать эту операцию. Вероятно, поэтому она и не любила операции по вторжению в человеческое тело.

— Исцеление женщины, конечно, хорошо. Однако, — он оживленно продолжил, заметив ее сопротивление, — дельфины оказывают неоценимые услуги моему Цеху.

— Я слышала, что мастер Идаролан упоминал об этом, но сейчас не время на этом акцентироваться, — сказала она. — Мы не должны позволить чему-нибудь нарушить программу Айваса.

— Дельфины не нарушат, — успокоил ее Робинтон. — Я с ними пару раз встречался и они очаровательны. Так приятно видеть существ, все время улыбающихся.

Лесса еще сильнее нахмурилась, а потом неожиданно разразилась смехом. — Я, наверное, много ворчу, да?

— Вот именно, — бодро, совсем как дельфин, согласился Робинтон. — Тебе нужно повстречаться с кем-нибудь. У них у всех есть имена.

— Морские существа с именами? — воскликнула Лесса, и опять нахмурилась. То, что драконы знают свои имена при рождении неоспоримое доказательство их самосознания и интеллекта.

Услышать, что у дельфинов тоже есть имена для Лессы было равносильно ереси.

— Каждому дельфиненку при рождении дают имя, — торопливо пояснил Алеми. — Айвас сказал, что эти имена — несколько видоизмененные имена первых дельфинов. У них тоже есть традиции.

— Мне кажется, что следующим шагом будет формирование еще одного Цеха, который будет заботиться о дельфинах.

— Моя дорогая, они, кажется, прекрасно могут сами о себе позаботиться, — сказал Робинтон, — если они самостоятельно прожили все это время.

— Хм, ну ладно. Я не хочу, чтобы что-нибудь нарушало очередность, установленную для нас Айвасом.

— Этого не случиться, — с таким осуждением сказал Алеми, что вызвал у нее улыбку.

После этого она поднялась.

— На сегодня все? — спросила она Робинтона.

Он тоже поднялся, но двигался он как-то натянуто, отчего Лесса почувствовала укол боли за своего неоценимого друга. После сердечного приступа в Вейре Иста он уже никогда не был таким энергичным, хотя и говорил, что чувствует себя хорошо. Вся эта суета с Айвасом и открытиями на Посадочной площадке была не тем, в чем он нуждался. И все же.

33
{"b":"18763","o":1}