ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я должен был рассказать об этом Госпоже.

— О нет, не думаю, что сейчас время сообщать эту идею, — сказал Робинтон, хитро улыбаясь. — Позволь ей для начала привыкнуть к мысли о разумности дельфинов. Это будет лучшим доказательством их изобретательности. Как ты думаешь?

— Ну, если ты так говоришь, — сказал еще не совсем уверенный Алеми.

— Стая Райской реки теперь отгоняет нарушителей?

— Да. И я полагаю, что Т'геллан в Восточном Вейре попросил молодого Т'лиона организовать схожий дозор вдоль их береговой линии. Хотя, — теперь Алеми усмехнулся, — целитель Вейра, также как и Т'лион, много работает с дельфинами.

— Ага, расскажи мне об этом, — сказал Робинтон, наливая им обоим вино и приглашая Алеми присесть около него в прохладной тени широкого навеса, окружающего Прибрежный холд. — Они на самом деле приходят, чтобы люди их полечили?

Внутри других домов уже начали приготовление обеда.

В Прибрежном жили сменяющие друг друга архивариусы и арфисты, которые обрабатывали огромное количество информации, выдаваемой Айвасом. И было необычно, что так мало людей требовало внимания мастера Робинтона.

Д'рам и Лайтол, его компаньоны, теперь были заняты на Посадочной площадке.

— Да, — сказал Алеми. — И колоколом могут позвать людей. — Он прикрепил хорошую длинную и крепкую цепочку на свой колокол на мысе возле Райской реки так, чтобы приплывшие дельфины могли потянуть за нее и позвать его. Хотя обычно на звон дельфинов выбегал кто-нибудь из детей. И пока он был в море, к нему часто приходили члены «его» стаи.

— И они звонят в колокол ту последовательность «отчет», которую ты упоминал? — было видно, что Робинтон этим очарован.

— И продолжают звонить, пока кто-нибудь не придет, — сказал Алеми, и улыбнулся, потому что таким образом его несколько раз будили. Однако, были и критические случаи. — Однажды поселенцы с севера перевернулись в своем абсолютно неприспособленном ялике, а в другой раз дельфин показал глубокую рану. Темма зашила ее так аккуратно, что позавидовал бы любой целитель. Дельфины были очень благодарны. Айвас очень любезно печатает медицинскую информацию для любого целителя, который столкнулся с дельфинами.

Он немного помолчал.

— Я помню, как однажды обнаружили шесть мертвых дельфинов в бухте недалеко от Нерата. Мы так и не узнали, что же на них подействовало, потому что не было никаких видимых причин. Дельфины могут заболеть так же, как и люди. У них бывают проблемы с пищеварением, легкими, сердцем, почками и печенью.

— Действительно? — удивленный арфист оценивающе посмотрел на Алеми. — Никто никогда не думает, что рыбы… извини, — и он поправился прежде, чем Алеми успел поправить, — млекопитающие подвержены тем же проблемам, что окружают людское тело. Что же, спрашивается, может вызвать у дельфина сердечный приступ?

Алеми пожал плечами.

— Согласно отчетам переживание, физическое напряжение и, даже, врожденный порок, — и тогда Алеми вспомнил, какое переживание и физическое напряжение пришлось пережить мастеру Робинтону, прежде чем он отошел от дел. Он судорожно взглянул на арфиста, который, очевидно, переваривал полученную информацию.

— Шесть сердечных приступов одновременно? — спросил он удивленно. — Нет. Тот случай был вызван чем-то еще. В отчетах Айваса говорится, что такое бывало на старой Земле и, как тогда думали, это было вызвано загрязненными водами, травившими дельфинов. Но наши воды чисты и прозрачны.

— И они такими останутся! — с неожиданной энергией сказал Робинтон. — Под руководством Айваса мы не повторим ошибки наших предков, совершенные в их мире. — Он замолчал, а потом добавил с кривой усмешкой.

— По крайней мере, не те же самые и по той же самой причине. Мы сможем, возможно, быть более аккуратными, чем были Древние.

— О?

Лицо Робинтона осветилось улыбкой:

— Несмотря на все то что, мы пережили, пока Рассветные Сестры вращались над нами по своим орбитам, это мир остался точно в тех рамках, которые изложили основатели колонии. Конечно, мы не могли знать, что мы соблюдали те предписания, — он плутовато улыбнулся Алеми, — но факт в том, что мы оставили только технологии, нужные для выживания. Как только угроза Нитей будет исключена, мы сможем улучшить качество нашей жизни и все еще оставаться в пределах тех предписаний: мир, который не требует так много сложной технологии, которая овладела нашими предками. Мы будем лучше.

— И Вейры? — Алеми не терпелось задать этот вопрос.

Улыбка Робинтона угасла, но выражение его лица было скорее задумчивым, чем обеспокоенным. — Они, конечно, найдут для себя новое занятие, и я искренне сомневаюсь, что драконы исчезнут, потому что исчезли Нити.

Улыбка снова вернулась на его лицо, но стала слегка таинственной, как будто у него была информация, но он не собирался ее рассказывать, подумалось Алеми.

Ему не хотелось покидать навес и такого дружелюбного Робинтона, но он понимал, что не может дальше оправдывать узурпацию его внимания этим утром.

Т'лион, возможно, был немного возмущен постоянными предупреждениями Х'мара, главного смотрителя Вейра, чтобы он не пренебрегал своим драконом ради нового увлечения дельфинами. Но он стал держать свой язык за зубами, особенно после того, как Гадарет неистово ему возразил, а в особенности его бронзовому дракону, что им ни на мгновение не пренебрегали, а дельфины даже помогают содержать его в чистоте. Большинство вечеров Т'лиону поручали забирать арфиста Боскони из Райской реки и перевозить его на Посадочную площадку, где он работал.

Он подружился с Боскони и эта обязанность была ему совсем не в тягость. А еще это подразумевало, что он мог прилетать немножко раньше и тратить некоторое время на знакомство со стаей Райской реки, Кибом, Афо и обмениваться приветствиями с Натуа, Таной и Буджи. Иногда он сталкивался с Алеми благодарящим стаю за хороший улов рыбы или предупреждения о погоде.

— А еще стая занимается патрулированием, — сказал Алеми, улыбнувшись над термином, который высказали в Вейре, — вдоль владений Райской реки, чтобы предотвратить последующие вторжения. Таким образом, Т'лион, нам не нужно ставить тебя, под угрозу, хотя я ручаюсь, что мы очень благодарны тебе за помощь два месяца назад.

Т'лион пожал плечами и улыбнулся. — Только, пока мои Предводители об этом не услышат.

— Конечно нет.

Тогда Т'лион слегка нахмурился. — Но это защищает только вас, а есть еще огромная часть непатрулируемого побережья отсюда и до самого Южного холда.

— Ну и ладно, — теперь настала очередь Алеми пожать плечами. — Это уже не моя проблема. Но это не означает, что я не упомяну о любых новых нарушениях, если где-нибудь их замечу.

— Здесь тоже очень много земли, — сказал Т'лион, медленно качая головой.

— Парень, ты не можешь беспокоиться обо всем, хотя это — твоя положительная сторона, что ты берешь на себя дополнительную ответственность. А теперь помоги мне накормить эти рыбьи морды.

— Ш-ш-ш, — Т'лион сделал преувеличенный тревожный жест. — Они очень не любят, когда их называют… — и он изрек то ужасное слово.

Алеми рассмеялся. — Мне можно. Я — рыбак, — и он формально представил Т'лиона.

— Нет нужды, — сказал ему Киб, подняв свою голову над водой. — Тана и Натуа говорили. Хороший человек, всадник.

— Спасибо, — сказал Т'лион, очень довольный таким теплым признанием.

— Зашили Буджи, — Киб покрутил носом в воде и плеснул водой на Т'лиона.

— Я умру от холода, разговаривая с дельфинами, — сказал Т'лион выкручивая перед своей промокшей рубашки. — Но теперь я готов к этому и он не получит мою куртку.

— Я уже приучился не надевать рубашку, — заметил Алеми. — Так что, где завтра будет рыба, Афо?

Афо выдала информацию, включая «показания» сонара.

— Они знают, где находится косяк, но единственный способ, которым они могут это выразить для меня — сообщить время возвращения их звуковых сигналов, — сказал Алеми. — Я уже хорошо могу рассчитать расстояние таким способом.

35
{"b":"18763","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мы взлетали, как утки…
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Завоевание Тирлинга
Побег без права пересдачи
Клинки императора
Ремейк кошмара
Бессмертники
Наизнанку. Лондон