ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это… это удивительно, — с благоговением сказал Т'лион.

— Не столько, сколько то, что вы зашили Буджи. О, — Алеми усмехнулся, увидев удивление Т'лиона, — мы все об этом слышали. Они могут пропустить мимо очень мало информации, особенно, подобной этой.

— Драконы все еще более надежны, — Т'лион с гордостью посмотрел на своего бронзового.

— Только не отрицай, парень, что каждый на Перне служит своей цели.

— Это напоминает мне, что я могу опоздать, забирая арфиста Боскони,

— Т'лион вскарабкался по лестнице обратно на пирс и направился к своему дракону, на ходу стаскивая с себя мокрую рубашку. Он как раз успел надеть сухую рубашку из своей сумки, пока Гадарет пролетел короткое расстояние до холда.

Когда они спланировали на лужайку перед хижиной Боскони, арфист уже выглядывал из дверей.

— Один момент, — окликнул он.

Т'лион знал, сколько длятся такие «моменты» арфиста. Он развесил на кустах свою рубашку для просушки и, прислонившись к боку Гадарета, со скучающим видом стал ждать.

Загоревший дочерна паренек вышел из зарослей и, улыбнувшись, увидев в этом месте дракона, уверенно направился к нему.

— Ты должно быть Т'лион, а это — Гадарет, — мальчик остановился на расстоянии вытянутой руки от пасти дракона. Гадарет поприветствовал его, вежливо коснувшись носом. — Боскони сказал, что вы прибыли, чтобы забрать его, так что я прибежал сюда.

— И ты? — спросил Т'лион, поведение паренька забавляло его. Ему, наверно, не больше восьми Оборотов.

— Я — Райдис, сын Джейда и Арамины. Я мою Рута, дракона лорда Джексома, всякий раз, когда он прилетает сюда. Может быть, я и Гадарета когда-нибудь помою? — он посмотрел на бронзового, который все еще не достиг своего полного роста. — Его намного больше, чем Рута, но я мог бы помочь.

Т'лион засмеялся. — Можно, если выпадет возможность остаться достаточно надолго. А вообще, обычно дельфины помогают мне мыть Гадарета.

Округлившиеся глаза мальчик заставили Т'лиона рассмеяться еще сильнее.

— Ты говоришь с дельфинами?

Теперь Т'лион удивился: мальчик не только знал, что дельфины говорят, но и правильно произнес это слово.

— Ты разговаривал с дельфинами? — спросил Т'лион. Может быть, мальчик отвечал на Колокол Дельфинов для Алеми. Это хорошая работа для молодого парня и сына владетеля.

— Только в тот день, когда они спасли мне жизнь. Но дядя Алеми говорил, что они спрашивали его, как я поживаю.

— Они спасли тебе жизнь? Расскажи мне как, — иногда Т'лион скучал по своему младшему брату, Тикини, который почти такой же бесхитростный с ним, как и сын этого владетеля. Он и Тикини были очень схожи.

Именно в этот момент Боскони вышел из своей хижины и на его лбу засверкал пот, потому что он был одет в тяжелое летное обмундирование.

— Тебе лучше отправиться домой, Райдис, — сказал он мальчику. — И надо поскорее убираться с этой жары. Мы можем, Т'лион?

— Мы с тобой еще увидимся, Райдис, — обратился Т'лион к мальчику, забравшись на шею дракона, а затем помог Боскони. Кружась в воздухе над холдом, Т'лион видел мальчика, махавшего рукой до тех пор, пока его еще можно было разглядеть.

На протяжении следующих нескольких недель Т'лион, забирая арфиста, несколько раз встречал Райдиса. Тот неизменно спрашивал, что было нового в его стае, кто заболел, кого вылечили, и Т'лион был только рад поговорить с тем, кто так страстно внимал его рассказам. Он совсем не осознавал, что снова подогрел интерес Райдиса к дельфинам, когда начал разговаривать с Райдисом, отвечавшим с таким энтузиазмом и искрящимися глазами.

— Слушай, если захочешь, то ты можешь опять поговорить с дельфинами, — однажды предложил он Райдису.

— Мне нельзя самому находится около воды, — сказал Райдис. — Я обещал.

Райдис глубокомысленно и задумчиво его рассматривал, ковыряя песок большим пальцем своей босой ноги. — Да, всадник и его дракон позволили бы мне сдержать свое обещание, — он подарил Т'лиону сияющую улыбку. — Но где? — и он прикрыл рукой свой рот.

— О, это очень безопасное место, — сказал Т'лион. — Ты знаешь, где причалы мастера Алеми? Тебе разрешают заходить так далеко?

Очень довольный, Райдис энергично закивал.

— Встретимся там завтра после полудня, скажем в четыре часа, так что у нас будет целый час, прежде чем я должен буду забрать мастера Боскони.

— О, я буду, я буду, я буду. Спасибо!

Начавшись достаточно невинно, полуденные встречи с дельфинами стали постоянным и веселым времяпровождением для них обоих. Если мама спросит Райдиса «где ты был?» и «кто с тобой был?», он сможет честно ответить, что он был с Т'лионом и Гадаретом. А то, что он плавал на плоту Алеми вместе с дельфинами, просто можно не упоминать.

Т'лион восхищался не только бесстрашием мальчика в воде и при общении с дельфинами, но и тем, как быстро, кажется, Райдис стал понимать их невнятную речь. Им, в свою очередь, нравился высокий молодой голос мальчика и, будучи предупрежденными, что Райдис маленький и с ним надо обращаться осторожно, никогда не топили и не толкали его, даже когда он плавал вместе с ними под водой.

— У тебя легкие как у дракона, он может долго оставаться под водой, — однажды сказал Т'лион, начиная беспокоиться, что мальчик ушел слишком глубоко под воду вместе с последним детенышем Афо, Виной, когда те вынырнули на расстоянии двух длин дракона от плота. — Больше так не делай, Райдис, — крикнул он. — А теперь плыви сюда и сделай передышку!

Со смехом Райдис позволил Вине отбуксировать его к плоту. Ухмыляясь, он вскарабкался на плот и весьма довольный собой сказал:

— Мы забрались очень глубоко, но не до самого дна. Вина щелкала, что это слишком далеко для нас. Поэтому нам пришлось подняться на поверхность. С ней так хорошо плавать.

— Теперь я понимаю, почему твои хотят, чтобы с тобой кто-нибудь был, когда ты плаваешь, — сказал Т'лион, все еще не оправившись от испуга. — Ты должен пообещать мне, что больше не будешь так долго оставаться под

водой.

— Конечно. Я обещаю. Но это было очень весело. Ты должен попробовать. С дельфином ты сможешь забраться гораздо глубже!

— Не сомневаюсь. Только в следующий раз мы сделаем это вместе!

— Обещаешь? — затем Райдис раздраженно посмотрел на Афо, носом толкавшую его ногу.

— Шип. Плохой шип, — сказала она и настойчиво прострекотала Т'лиону.

— Ступня болит?

Райдис тупо посмотрел на своего друга, а затем вниз, на свою ступню:

— А, иногда. Я наступил на что-то, но это не мешает мне плавать.

— Дай посмотрю.

Райдис повернулся и улегся на плоту, предоставив Т'лиону свою мозолистую ступню и указал пятнышко воспаления.

— Плохой шип, — настаивала Афо.

— Ничего там нет, Афо, — упрямствовал Райдис и повернул свое лицо так, чтобы оказаться с ней на одном уровне. Он протянул руку к ней и начал почесывать так, как она любила. — Ничего не болит.

Афо энергично повертела носом, обрызгав его водой.

— Наверное, Райдис, тебе лучше показать твою ступню твоей маме или тете Темме. Она ведь целитель холда?

— А, чепуха. Давай опять поплаваем.

— Нет, — Т'лион сказал это так твердо, что Райдис понял, что с ним лучше не спорить. — Я должен забрать Боскони.

— Он всегда опаздывает, — с добродушным презрением сказал Райдис.

— Но это не означает, что я должен приходить не вовремя. Пошли.

Так случилось, что в тот день они пришли позже или Боскони поспел вовремя. Т'лион опустил Райдиса на землю и помог забраться Боскони, так что у него не осталось времени, чтобы напомнить мальчику, чтобы тот позаботился о своей ступне. Дельфины всегда были правы в этих вопросах.

На следующий день он должен был присутствовать на Падении, доставляя мешки с огненным камнем к сражающимся крыльям далеко за большим внутренним озером.

После его послали забрать мастеров-кузнецов, посещающих одну из бесконечных дискуссий, теперь ежедневно проводившихся в Администрации и поэтому только через три дня он смог вернуться к перевозкам Боскони. Он пришел к плоту Алеми, нетерпеливо ожидая прихода Райдиса, но паренек не пришел.

36
{"b":"18763","o":1}