ЛитМир - Электронная Библиотека

Таким вот образом началось то, что, как позже узнает Райдис, назвали Переходным Периодом. Он был неотъемлемой частью всего этого.

ГЛАВА 10

Тремя Оборотами позже четыре сотни учеников жили в общежитиях на Посадочной площадке и изучали свои курсы, которых теперь предлагалось довольно много. Когда в главных холдах были установлены генераторы, там были основаны дополнительные школы, предлагающие от основных уроков до переквалификации. В Цехе арфистов главный арфист Сибел открыл полностью новый курс для учеников и музыка теперь не была доминирующим направлением Цеха. Он смог привести в действие новую форму только потому, что мастер Робинтон предложил это мастерам своего Цеха перед смертью. Поначалу это было неприемлемо, но в последствии Сибел при содействии Менолли, преодолевая сопротивление упрямых старых мастеров, настоял на принятии программы. Сибел работал дни напролет, чтобы привести в действие каждую стадию образовательного плана мастера Робинтона.

По настоянию Фандарела и Олдайва, в Цехах кузнецов и целителей стало обязательным для мастеров посещение курсов по улучшению их навыков и объяснению применения новых знаний Айваса. После успешного завершения миссии на Алой Звезде у мастера Фандарела появилось больше возможности вплотную заняться изучением новых технологий. Он также пытался изготовлять радио, которое Айвас предложил как надежное средство связи между отдаленными местами. Благо материалов, нужных для изготовления транзисторов, на Перне было в достаточном количестве.

Мастеру Олдайву повезло меньше. Старшие целители протестовали, когда он вплотную занялся передачей методики Айваса к новым и беспристрастным умам учеников. Хоть он и мог доказать, что целители могли многих спасти от сильных страданий и улучшить качество жизни других пациентов, используя осторожное хирургическое вмешательство, мастера его Цеха отказались от использования таких методов в ущерб здоровью и продолжительности жизни пациентов. Для Олдайва это было заблуждение Цеха, которому нельзя позволить продолжаться. Там где смог, он ввел новые процедуры. Но перемены в Цехе целителей происходили очень редко.

После первоначального эксперимента по лечению дельфинов Олдайв призвал добровольцев для более тесной работы с этими млекопитающими.

Курран был только рад разрешить строительство маленькой хижины для целителей в морской части Форт Холда. На оконечности пирса был пристроен плот, чтобы пациенты имели возможность погрузиться в воду к дельфинам, чтобы те смогли использовать свой сонар. Аналогичные вещи были устроены в трех других приморских холдах: Иста, Айген, Нерат и в заливе Монако или, точнее, Восточном Вейре.

Айвас провел много времени с Олдайвом и его самыми восприимчивыми мастерами и подмастерьями. Хотя он и выяснил, что Перн не особо нуждался в выводе медицины на уровень, который практиковали Древние, он предполагал, что много новшеств улучшат работу Цеха. Дельфины были эффективной заменой рентгеновской машины Древних и других устройств для просмотра, таких неоценимых для целителей.

В способности дельфинов чувствовать ненормальность в людях был один главный недостаток: они не могли сообщить целителям точно, что есть опухоль или нарост и как их уничтожить, а только то, что это внутри тела и не должно быть там.

Однако их сонар дал целителям знание огромного количества неполадок в человеческом теле, которые нельзя было заметить или прощупать.

Олдайв часто напоминал, что была уйма таких устройств, о которых Айвас ему даже не упоминал, и он часто сокрушался по поводу этих упущений, но затем он отмечал, что все эти столетия целители прекрасно справлялись и без них.

Как только ветряные машины были установлены на огневых высотах Форта, в комнате Олдайва и двух других главных классных комнатах Цеха целителей были установлены терминалы. Лорд Грох попробовал достать такой терминал для своего холда, но у него ничего не вышло — пока Цех кузнецов или новый компьютерный Цех не сможет дублировать компоненты, распространение было ограничено.

Ученики с Посадочной площадки учились не весь день, потому что мастер Сэмвел прекрасно понимал, что молодежь нуждается не только в умственных упражнениях, но и в физических. В фалах Айваса было описано множество старых игр и Сэмвел воскресил некоторые из них: футбол, бейсбол и поло, спорт в котором Райдис весьма преуспел, когда они начали использовать водоем возле поля посадочной полосы. Райдис подозревал, что мастер Сэмвел специально делал упор на водные виды спорта из уважения к его физическому недостатку, но он решил, что имеет смысл научиться хорошо плавать, особенно когда совершается много долгих морских поездок.

Сэмвел добился от Вейра Бенден разрешение для класса 21 на посещение Хонсю и половину крыла драконов, чтобы посмотреть невероятные изделия, оставленные Древними на вершине горы и на не менее невероятные фрески, украшающие стены. Они могли посмотреть и потрогать машины Древних, которые те после себя оставили. Ками восхищалась картинами, а Пардур обнаружил старый скутер. Все они видели эти устройства в действии на записях того периода истории Перна — большие станки, отлично изготовленные инструменты. А Райдиса очаровал вид из окна зала — перспектива бесконечных гор и долин, ощущение широты земель едва исследованного Южного континента.

Ф'лессан, всадник бронзового Голанта и единственный сын Ф'лара и Лессы, сделал это место, которое он называл «Вейр-холд». Как он пояснил ученикам это уникальное историческое место должно быть доступно всем желающим посетить его, — чтобы увидеть великолепные фрески, украшающие стены главного зала. Он назначил себя опекуном и проводил значительную часть своего свободного времени здесь, а не в Вейре Бенден. Вейр-холд был укомплектован холдерами, экспериментирующими с зерновыми культурами и овощами в областях, столетия назад расчищенных под поля и огороженных камнями.

— Ты — Райдис? Я не ошибся? — сказал Ф'лессан, проследовав за Райдисом на верхнюю террасу, откуда открывался самый лучший вид на долину. Другие ученики бродили по террасам ниже. — Я спросил мастера Сэмвела, где тебя найти. Я знал твою мать. — Он прижался спиной к стене, которая была частью утеса. — Ты ведь знаешь, она некоторое время пробыла в Вейре Бенден, прежде чем возможность слышать драконов принесла много плохого для нее. К'ван, теперешний Предводитель Южного, был в моем крыле, и они дружили, пока Лесса не отослала ее в холд Бенден. — Несколько мгновений он рассматривал открывающийся вид. — Ну что, решил, что будешь изучать на Посадочной площадке?

— А, сейчас мы всего лишь изучаем основной материал, — сказал Райдис, — мастер Сэмвел называет это «подготовительными» курсами. Так много нужно изучить. — Иногда объем и сложность знаний, доступных на Посадочной Площадке, прямо сокрушали Райдиса. — Мастер Сэмвел говорит, что он сам все время узнает что-нибудь новенькое.

Ф'лессан улыбнулся ему.

— Сэмвел такой тип, который никогда не перестанет учиться.

— У меня иногда голова от всего этого раскалывается, — признался Райдис.

— Моя тоже, — согласился Ф'лессан. — Я никогда не был прилежным учеником. Даже мастер Робинтон во мне разочаровался.

Райдис бросил на него удивленный взгляд.

— Мастер Робинтон был твоим учителем?

Ф'лессан самоосуждающе фыркнул.

— Я присутствовал в комнате на занятиях, но не уделял им должного внимания. — Он усмехнулся. — Думаю, что тогда я был слишком увлечен, будучи всадником Голанта. Джексом, Менолли и Бенелек — вот настоящие ученики.

— Мастер Бенелек из Цеха кузнецов? Тот, который следит за работой машин Айваса.

— Он самый. — Ф'лессан смотрел на благоговейное выражение мальчика. — Кто знает, где, в конце концов, окажутся некоторые из твоих приятелей учеников? Где ты сам будешь.

— А я знаю, — сказал Райдис. — Я должен стать Владетелем Райской реки. — Он щелкнул пальцем по правой ноге. — Я должен узнать так много, что даже это не убережет меня от утверждения.

41
{"b":"18763","o":1}