ЛитМир - Электронная Библиотека

— У-у-у, — Т'лиона пробила мелкая дрожь при виде шнурков внутренностей, вывалившихся из раны.

Т'лион повесил мешок на переднюю лапу дракона, чтобы та находилась на безопасной высоте. Затем он указал на выступающие кольца внутренностей. Опять обратившись к книге, он продолжил чтение, слегка шевеля губами встречая технические термины. Потом он посмотрел на переживающего Райдиса и пожал плечами.

— Так, в книге нет никаких руководств кроме как: «вложите кишки обратно в порядке их изъятия». Хмм. Отличная помощь.

— Я видел нечто подобное, — сказал Райдис. — Я видел бегунов со вспоротыми животами. Папа всего лишь вкладывал внутренности обратно, зашивал и надеялся на лучшее. Обычно они выживали.

— Тогда и мы будем надеяться, что дельфины, будучи млекопитающими, как и мы с бегунами, тоже выживут, — ответил Т'лион, закатывая рукава. — Ну что ж, начнем. Размажь это, — и он вручил Райдису большой горшок бальзама, — вокруг раны. Это, кажется, помогло Буджи и он не корчился, когда Перселлан шил его.

Райдис щедро покрыл все бальзамом.

— Я часто наблюдал, как Перселлан штопал драконов, и я помогал ему с Буджи, — начал Т'лион, беря иглу и вдевая в нее отличную крепкую нить, которую Айвас предложил Цеху целителей. — Я даже научился у него завязывать узлы.

— Ну так сделай это, — нетерпеливо сказал Райдис, — она теряет много крови. Это определенно не полезно для нее.

С решительным выдохом Т'лион взялся за иголку с ниткой. Холодильный бальзам действовал очень быстро, усыпляя любую плоть, человеческую,

драконью и, он надеялся, дельфинью.

Попробовав, он понял, что проникновение острейшей иглы через жесткую и скользкую плоть дельфина совсем не похоже на зашивание одежды или починку кожаного полетного снаряжения. Мышцы на боку Энджи слегка вздрагивали, когда ему приходилось загонять иголку глубоко под кожу. Другие дельфины издавали какой-то успокаивающий звук, который некоторым таинственным образом вызывал вибрации в воде вокруг его ног. Гадарет осторожно поддерживал ее тело так, чтобы оно оставалось под поверхностью воды, но достаточно устойчиво и игла вонзалась в нужное место.

— Она знает, что ты помогаешь ей, — сказал Райдис, успокаивающе поглаживая Энджи. Это помогало и его нервам и она, как ему казалось, слегка кивала в такт его движениям. Еще он проверял биение ее сердца. Оно билось достаточно ощутимо. Ему вдруг пришло в голову, что у дельфинов сердце расположено на левой стороне тела так же, как у людей.

Кори, другому раненому малышу, отроду было не больше нескольких месяцев, и рана была достаточно серьезна для столь молодого тела. Когда Т'лион закончил последний стежок на Энджи, он попросил Гадарета взять Кори так, чтобы Райдис смазал ее холодилкой. Малышка производила странные звуки и размахивала хвостом, но Афо сказала им, что Кори уже полегчало и она не чувствует боли.

— Хорошо, человек, липнет, — сказала она достаточно ясно. — Бааааль-зааам? — спросила она.

Райдис рассмеялся, больше от облегчения, чем оттого что стаи используют все больше новых слов.

— Да, бальзам, — сказал Райдис. — Они многому у тебя научились, Т'лион, — он попытался скрыть зависть, прозвучавшую в его голосе.

— Не думаю, что от меня. Этому я их не учил, — сказал Т'лион, слегка нахмурившись, потому что он завязывал последние несколько петелек в сложном узелке. — Может быть Перселлан использовал это слово, когда зашивал Буджи. Но Афо не была в Восточном, когда мы это делали.

— Вот так! Теперь закрыто. Ура! — Т'лион вытер лоб, почистил иглу и возвратил ее в коробочку, в которой Перселлан хранил иглы.

— Хорошие люди, — сказала Афо.

— Не забудь поблагодарить и Гадарета, Афо, — сказал Т'лион, и Афо ответила, выпустив струю воды в дракона.

Гадарет поднялся из воды, обдав всех водой.

— Посмотри на это! Я намок, а сегодня вода не такая уж и теплая, — пожаловался Райдис. — Насквозь промок, — он глянул на сморщившуюся кожу пальцев. — Афо, еще кому-нибудь нужна помощь?

— Нет. Спасибо. Теперь мы пойдем работать с дырами в кораблях. Леми признателен. Афо благодарит, Кори, Энджи и Мел благодарят и очень счастливы.

— Приведите малышей назад через три дня, Афо, три восхода солнца. Чтобы мы могли снять швы.

— Слышу тебя, — сказала Афо, плывя во главе группы из четырех дельфинов, медленно уходящей на восток.

Друзья направились к берегу, медленно шагая после непривычного умственного и физического напряжения.

— Думаю, что мы все сделали правильно, — сказал Т'лион, покачивая головой. — Что нам нужно, так это руководство по обращению с животными. Я слышал, что мастер Андемон, в конце концов, попросил… Скорлупа! — Т'лион остановился, шаря руками в мешке. — Куда же делась книга? — Он показал пустые руки и отчаянно осмотрелся, пытаясь усмотреть книгу под водой. Он не мог припомнить, когда последний раз видел ее после того как повесил сумку на переднюю лапу Гадарета. — Райдис, куда делась книга? Райдис, позови Афо назад. Как далеко мы были от берега?

— Не паникуй, Т'лион, — сказал Райдис, пытаясь проследить свои следы в обратном порядке. — Вода была мне по пояс, который, по видимому, настолько пропитался солью, что больше никогда не размякнет.

— Как ты можешь беспокоиться о ремне, — заорал Т'лион, — когда я, возможно, потерял книгу Перселлана?

— Мне кажется, мы были примерно здесь, — сказал Райдис и нырнул.

— Гадди, ты тоже погрузи голову. Посмотри, может быть, ты сможешь ее увидеть.

Но вода, после того как шторм ее основательно взболтал, все еще была мутной.

«Вижу немного» — отозвался Гадарет. По движению его шеи было видно, что он осматривается. — «Что я должен искать?»

«Книгу! Книгу, которую я использовал. Я положил ее тебе в лапу. Ты знаешь, как выглядела книга». — Очень расстроенный, Т'лион показал руками примерный размер книги, хотя голова дракона все еще была под водой и видеть этого он не мог.

Райдис вынырнул.

— Вода мутная, повсюду песок. Ничего не видно. И Гадарет еще тут топчется. Он мог втоптать ее в дно.

— Втоптать? — голос Т'лиона дрогнул.

— Спокойствие, Т'лион, главное спокойствие, — сказал Райдис, три раза глубоко вдохнул и опять погрузился.

Т'лион не мог увидеть даже признака того, что его приятель плавает под водой — настолько мутная была вода. Почему именно сейчас, вода не была прозрачной, как всегда. Он начал бродить вокруг в надежде нащупать книгу. Но Гадарет мог и не затоптать ее. Он держал дельфинов, и его задние лапы были намного дальше.

— Гадди, позови Афо. Скажи, что она нам нужна.

Гадарет любезно проревел. Неверное его рев услышали даже двое моряков, работающих на «Попутном Ветре», потому что они помахали в ответ. Но не было видно ни одного спинного плавника, приближающегося к ним.

— Попробуй под водой, Гадди. Афо должна тебя услышать. Нам нужна ее помощь.

Афо не появлялась, хотя Гадарет звал ее и под водой и над водой всякий раз, когда Т'лион его об этом просил.

А Райдис, продолжавший нырять по расходящейся окружности вокруг места где, как они думали, могла быть драгоценная книга, уже начал задыхаться и побледнел под своим загаром так, что даже Т'лион понял, что ему нудно остановиться.

— Еще разок. Это все, что я могу тебе позволить, — сказал всадник своему молодому другу. — Ты выглядишь ужасно.

— Только, если ты успокоишься.

— Я пытаюсь, я пытаюсь, — объяснил Т'лион напряженным голосом, размышляя о реакции Перселлана на потерю его неоценимой книги.

Райдис несколько раз глубоко вдохнул и нырнул, походя в данный момент больше на дельфина, чем на человека.

— Повезло! — закричал Райдис, вырвавшись из-под воды.

В вытянутой над головой руке у него была книга.

— Не дай ей намокнуть еще больше! — завопил Т'лион, с благодарностью протягивая руку к потерянной книге.

Но когда Райдис дал ему книгу, темные ручейки, потекшие по его рукам, сказали ему, что содержимому нанесен большой ущерб. Т'лион простонал, открыв книгу дрожащими пальцами. Он сразу захлопнул ее обратно и, закатив глаза, опять простонал.

51
{"b":"18763","o":1}