ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Гнездо перелетного сфинкса
Призрачная будка
Не благодари за любовь
Шкатулка Судного дня
Убить пересмешника
Страсть к вещам небезопасна
Тень ночи
Последнее дыхание
* * *

К концу следующего дня — то был мой третий день в Руате — лишь немногие из нас сумели проглотить кусок за ужином; утомление оказалось сильнее голода. Внезапно от стола, где Алессан, Десдра и Тьеро склонились над списками и картами, долетел возбужденный возглас.

— Мы сделали это! — снова раздался голос Алессана. Он выпрямился; широкая улыбка осветила его утомленное лицо. — И сделали достаточно — даже если треть бутылок перебьют при доставке! Вина всем! Оклина, возьми Рилл и принесите четыре фляги из моих запасов!

Алессан бросил сестре длинный ключ, который она ловко поймала в воздухе. Затем, подхватив меня под руку и облегченно улыбаясь, она миновала кухню и стала спускаться по крутой лесенке, ведущей вниз, к холодным кладовым нижнего уровня.

— Ну, брат и в самом деле доволен, Рилл! Он редко трогает свое вино, — она хихикнула, — бережет для особых случаев! — Ее очаровательное личико вдруг стало печальным. — Надеюсь, что у нас появятся и другие поводы открыть бутылку-другую… Вот мы и пришли.

Когда она распахнула узкую дверь, за которой рядами тянулись полки с бутылями и глиняными флягами, я застыла в изумлении. Даже неяркий свет лампы, падавший из коридора, позволял различить характерную форму сосудов. — Это же бенденское! — вскричала я наконец.

— Да. Ты когда-нибудь пила его?

— Нет, откуда… — Толокамп не имел разорительной привычки поить своих дочерей редкими винами; с нас хватало и розового тиллекского. — Но я слышала о нем… Оно и вправду такое хорошее, как говорят?

— Ты можешь убедиться сама, Рилл.

Оклина сунула мне две тяжелые фляги, потом вынесла в коридор еще пару и заперла дверь.

— Ты уже закончила обучение у целителей, Рилл?

— Нет, о нет… — Я не хотела лгать Оклине; в глазах этой девочки было столько беззащитной доверчивости… — Я только помогаю им… добровольно… Видишь ли, я не хочу возвращаться в свой холд.

— О, наверно, там умер твой муж, и ты…

— У меня не было мужа.

— Ну, Алессан что-нибудь придумает… Если ты, конечно, захочешь остаться в Руате. Ты так помогла нам, Рилл… и ты, я вижу, так хорошо разбираешься в хозяйстве… Я хочу сказать, умерло много людей… земли пустуют… мы должны снова заселить их! Алессан подбирает людей — ну, из тех, кто оказался без холда… Уже есть несколько человек, отличные работники, достойные… — Она вдруг зарделась и сокрушенно покачала головкой. — Ох, Рилл, наверно, я плохо говорю… Но Алессан попросил узнать, не согласишься ли ты остаться. Ты заслужила его великое уважение… Вот Тьеро, — Оклина хихикнула, — тот твердо решил остаться… хотя они с Алессаном еще не столковались насчет заработков и приработков. Эти шутливые споры насчет жалованья и оплаты «дополнительных услуг», под которыми Тьеро понимал разгрузку стеклянной посуды, происходили между арфистом и Алессаном раз по пять в день. Я уже не могла представить Руат без этой парочки, постоянно обсуждавшей — причем в самой любезной манере! — свои финансовые проблемы. Тьеро пришел на Встречу вместе с другими странствующими музыкантами в надежде на хороший заработок, но все его товарищи, как и постоянный арфист Руата, пали жертвой эпидемии.

Когда мы вернулись в главный зал, мужчины уже сдвинули к стене центрифуги и огромные стеклянные бутыли для сыворотки. Алессан и Тьеро очистили столы, место наших торопливых трапез, а Даг с Фергалом принесли из кухни котел с тушеным мясом. За ними тащился Дифер с тарелками и чашками и, наконец, появилась Десдра с огромным деревянным блюдом. На нем горой были навалены фрукты и головки сыра — включая и ту, что послала леди Гейна. Не думала я, что от ее даров хоть что-нибудь осталось!

Снаружи доносился шум негромкого веселья остальных наших работников, топивших в вине труды и заботы двух последних дней. Мы, восемь человек, сидели за столом — странная компания для любой трапезы и любого торжества — но великая задача, разрешенная сегодня, сплотила нас всех, не исключая и Фергала. Мальчишка с таким высокомерным пренебрежением отказался от чаши вина, что, я уверена, лишь трудовые подвиги на конюшне спасли его от хорошей нахлобучки. Я не сомневалась, что Фергал не хуже взрослых разбирался в кое-каких запретных для его возраста удовольствиях — люди его типа обладают инстинктивным знанием подобных вещей. И эта публичная демонстрация добродетели лишь укрепила мои подозрения. Впрочем, несмотря на свою дерзость, мальчишка мне нравился.

Наш маленький и неожиданный праздник наполнил меня счастьем. Алессан занял место рядом со мной, и я, необычайно взволнованная, втайне наслаждалась его близостью. Мы сидели рядом на скамье; его рука, отдыхавшая на столе, касалась моих пальцев; бедро случайно задевало мое колено, он весело улыбался мне, когда Тьеро отпускал очередную шуточку. Я смеялась в ответ — смущенная, с сильно бьющимся сердцем; возможно, мой смех мог показаться несколько нарочитым. Но я сильно устала и прекрасное белое вино Бендена было слишком крепким для меня. Вдруг Алессан наклонился ко мне, положил ладонь на мою руку. Я затрепетала.

— Как тебе бенденское, Рилл?

— У меня от него кружится голова, — быстро ответила я. Если он заметил мое необычное поведение, то пусть знает его причину — и эта причина выглядела не хуже любой другой.

— Нам всем надо расслабиться сегодня. Мы заслужили отдых.

— И ты — больше, чем другие, мой лорд.

Он пожал плечами, опустив взгляд в чащу и медленно поворачивая ее; отблески огней переливались в прозрачной глубине напитка.

— Наверно, ты права, — голос Алессана был тих, и острая жалость к нему на миг кольнула меня.

— За Руат, — шепнула я, подняв чашу.

Слегка удивленный, он посмотрел на меня; его странные зеленоватые глаза блеснули.

— Скажи, Рилл… только откровенно… Я измучил всех за эти два дня?

— Ради Руата…

— Это, — он кивнул в сторону прислоненных к стене колес центрифуг и огромных бутылей для вакцины, — это делалось не ради спасения Руата.

— Это уже сделано. Ты сам сказал, что долг Руата — помочь всему Перну.

Алессан смущенно усмехнулся, но улыбка его была доброй. Я поняла, что мои слова ему приятны.

— Руат возродится, вот увидишь! И скоро — я уверена в этом! — мне казалось более безопасным говорить о Руате, чем о наших весьма неопределенных отношениях.

Что-то странное промелькнуло в его глазах.

— Значит, Оклина говорила с тобой? Ты остаешься?

— Мне бы хотелось… Мор сгубил моих родных… я потеряла дом…

Его теплая сильная ладонь с благодарностью сжала мои пальцы:

— И у тебя есть какие-нибудь желания… условия? Мы можем обсудить все, что ты хочешь… — его голос дрогнул от сдерживаемого смеха, взгляд метнулся в сторону Тьеро.

Вопросы Алессана застигли меня врасплох; я не могла придумать ничего определенного — кроме того, что твердо остаюсь в Руате. Видимо, он понял это и снова крепко сжал мою руку.

— Подумай как следует, Рилл, и скажи мне позже. Ты знаешь, я справедлив к своим людям.

— Меня удивило бы иное…

Он ухмыльнулся моей откровенности, долил в чаши вина, и мы традиционным способом скрепили наш договор. Затем, в дружеском согласии, мы прикончили хлеб с сыром, прислушиваясь к разговорам за столом и к доносившейся снаружи музыке.

— Не нравится мне этот мастер Бальфор, мой лорд, — произнес Даг, уставившись на свои тяжелые узловатые руки. Он говорил о человеке, которому, судя по всему, предстояло занять должность главного скотовода Керуна.

— Его пока что не утвердили, — ответил Алессан, Мне показалось, что он не хочет сейчас обсуждать такие щекотливые вопросы — во всяком случае, не при Фергале, который всегда держал ушки на макушке.

— Меня не волнует, утвердят его или нет… Просто у Бальфора опыта маловато.

— Ну, зато он выполняет все, что требует мастер Капайм, — произнес Тьеро, бросив взгляд на Десдру.

— Горе, ах, какое горе… столько достойных людей мертвы… — Даг поднял свой кубок в молчаливом тосте, и мы выпили, почтив память погибших. — И еще печальнее то, что целые семьи исчезли… их холды безлюдны и мастерство утеряно… Я слышал, лорд, что Сувер умер… и Рунел, кажется тоже? Кто-нибудь уцелел из его рода?

18
{"b":"18767","o":1}