ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как там Диего? — обратилась Яна к Банни, которая пыталась усадить парня в более удобную позу.

— Скоро очухается. Где здесь вода? Яна показала на две узкие двери.

— Может, за одной из дверей?

Банни исследовала соседние помещения, разыскала полотенце, смочила его под краном и вернулась к неподвижному Диего.

— Знаете, — начал Менделайн, — я никогда не задумывался прежде, почему Дина решила возиться с официальной регистрацией брака. Ведь мы могли просто подписать контракт на короткий срок, и все. А то и вовсе обойтись без контрактов. Но она согласилась пройти все эти церемонии и стать моей женой.

— Правда? — удивилась Мармион. — А ведь по виду не скажешь!

— Тем не менее мы поженились. Раньше-то я и не задумывался…

— Вы ведь астроном? — спросила Мармион, глядя на мужчину уже с приязнью. Он кивнул. — Вы когда-нибудь разговаривали с ней на профессиональные темы?

Неймид ошарашенно поднял глаза, и на лице его начало проявляться непонимающее выражение.

— Постоянно. Понимаете, мне это льстило. А что?

— В какой области астрономии вы специализируетесь?

— То есть?

— Ну, виды звездных систем, планеты…

— Да, планеты. Она была просто очарована историями о формировании планет.

Мармион, Яна и Банни переглянулись.

— Она действительно интересовалась! — смущенно добавил он.

— Вероятно, речь шла и о разумных планетах? — предположила Мармион. Он рассмеялся.

— Мадам Алджемен, вы же умная женщина! Разумный каменный шар, парящий в космическом холоде? Бросьте!

— Я достаточно умна, чтобы распознать носителя разума, если я увижу и услышу его.

Неймид склонил голову, его зеленые глаза загорелись, а пальцы намертво вцепились в крышку стола. Яна отчетливо видела, как у него скрипят мозги, пытаясь определить — говорит ли Мармион серьезно или шутит.

— Вы уверены?

— Абсолютно! — отрезала Мармион.

— И вас похитили из-за… — Он умолк, все ещё не веря до конца. — Разумной планеты?

— Дина, конечно, упоминала Сурс при разговорах с вами?

— С недавних пор довольно часто, — начал он и нахмурился.

Спохватившись, он предупреждающе замахал руками, показывая, что комната наверняка прослушивается. Ну, об этом Яна догадалась сразу.

— Но я не сообразил, что это — название планеты.

— Название, — подтвердила Яна. — Планета с суровыми условиями существования, или Сурс.

— А, понимаю. — Он снова замолчал и покачал головой. — Нет, ничего не понимаю.

Астроном потер пальцами лоб, словно это должно было ускорить темп мыслей.

— Честно говоря, я тоже, — призналась Яна. Странно, но горло, кажется, уже не болит. Она разговаривает так долго, а кашель все не возвращается. — Выкуп за нас — Сурс.

Мармион и Банни вздохнули. Неймид стушевался.

— Знаешь, Мармион, твои.., бывшие коллеги допустили грубейшую тактическую ошибку, предположив, — Яна на мгновение сделала паузу, чтобы выделить последнее слово, — что Сурс таит в себе неописуемые богатства, не желая выдавать их Интергалу. На самом деле, Неймид, это планета земного типа. И из-за её плотности и состава там так мало полезных ископаемых, что их разработки будут неэффективны.

— Уже неэффективны, — гневно добавила Банни.

— Да и те полезные ископаемые достать практически невозможно — арктический климат, знаете ли, — продолжала Яна. — Да, на Сурсе растут ценные травы, но завезенные извне. Потому мы можем заключить контракт с одной — одной-единствен-ной! — медицинской фирмой. И то никаких золотых гор нам это не принесет: планете ещё нужно будет расплатиться с Интергалом, который вложил кучу денег в терраформирование и обустройство жителей. Главную ценность Сурса продать невозможно, её даже трудно объяснить.

— А правда, что планета.., каким-то образом.., управляет будущим? — через силу выдавил Неймид, не веря до конца в собственные слова.

— Скорее она управляет собой, — широко улыбнулась Мармион. — Она не терпит, когда чужаки суют свой нос, куда не следует. Воздвигает вулканы там, где шахтеры собираются копать. Устраивает землетрясения на посадочных площадках и рушит окрестные здания. Она вообще не любит машин. Насылает ливни или мороз, чтобы защитить имеющиеся природные ресурсы. Эта планета — непримиримый противник и преданный друг.

— Я прожила на ней всю жизнь, — добавила Банни. — Лучше Сурса места нет!

— Но на вкус и цвет… — рассудительно сказала Яна. — И все же воздух там чистый и целебный, почва плодородна, великолепные растения, из которых получаются такие замечательные блюда и целебные снадобья. Жизнь там тяжелая, но прекрасная, если вы принимаете правила игры самой планеты и если она принимает вас.

— Это единственная в галактике планета, которая заставляет жителей сдавать вступительные экзамены, — заключила Мармион и хихикнула, глядя на вытянувшуюся физиономию Неймида.

Тут Диего, лежащий на узкой койке, застонал и дернулся, и Банни бросилась к нему.

Глава 12

КИЛКУЛ

Шон дошел до точки, он понял, что ему в прямом смысле хочется вылезти вон из кожи. Похищение любимой и друзей доконало его окончательно.

— Уна, я оставлю вас, — сказал он. — Если будут хоть какие-то новости, неважно какие, пошлите за мной Мардука. Он меня отыщет. Я иду на реку.

— Послать Map… Шон! А если они опять чего-то потребуют?..

Шон уже уходил. Он знал, что Уна права. По-хорошему, ему следует торчать в кабинете, дожидаясь известий, ведь Яна или люди Мармион в любую минуту могут выйти на связь. Но последняя пара недель настолько вымотали его, что вторая сущность властно стала заявлять о своих правах. Раньше, бывало, он часто работал один, общался с животными, плавал в длинных подледных коридорах, черпая в воде силы и уверенность. А все эти бумаги и непрошеные гости.., он ни на минуту не позволял себе расслабляться — что правильно, что ошибочно, кому пригрозить, кого успокоить, кому сказать доброе слово, кого куда поселить и где приставить к делу. И ответственность за всех — своих и только что прибывших. Шон всегда считал себя хорошим человеком. Но ведь не настолько же! И теперь над головой острым клинком висела угроза того, что Яна не вернется, что все, что он сделал или сказал или сделает или скажет, определит: жить или умереть Яне, Банни и Диего, Мармион, которая была так добра, ребенку, которого носила его жена… А он должен уйти, чтобы подумать и омыть водой уставшее тело. Ах, если бы он был китом или дельфином, которые не могут жить на суше! Он бы изодрал свою иссохшую шкуру и, может быть, изменился бы, стал как все!

Он едва добежал до деревьев, скрывших его, как принялся сдирать одежду. Прыжок! Над его головой сомкнулась бурлящая, густая, животворная вода, и человек превратился в тюленя. Животное нырнуло на двадцать футов в глубину реки.

Обычно он оборачивался у горячих ключей или где-нибудь подальше от дома, о его втором «я» знала лишь горстка близких друзей и семья, которой уже нет. Но иногда ему приходилось проплывать по этой реке, и он успел изучить её. Как и все реки, она впадала в море. И как многие сурские реки, она несла воду горячих ключей, а потому была теплой. Шон бешено пронесся к морю, а потом, не сбавляя скорости, обратно: если от Яны придет весточка, он должен быть поблизости. Но как только он завидел землю, сердце его затопила горечь и тревога, и он нырнул глубже, ещё глубже, еще…

Его человеческая расчетливость шептала, что нужно быть поосторожней, не заплывать далеко, не пораниться и не попасться в сети, иначе как помочь тогда Яне? Но тюленья сущность заставляла гибкое тело плыть все быстрее и безрассуднее. И вскоре он начал замечать на берегах и на дне реки то, что не замечал прежде.

Недавний всплеск сейсмической активности слегка изменил русло реки и питающие её истоки: в подводной части берегов открылись новые гроты, и когда Шон заглянул в них, то обнаружил, что подводные пещеры тянутся глубоко под ложем реки. Тюлень заплыл в один из гротов и некоторое время следовал его изгибам, пока понял, что развернуться не сможет. Тогда он проследил за течением подземных потоков и вынырнул там, где пещера расширялась и выступала из-под воды. Он принял человеческий облик и выбрался на уступ. Оказавшись на твердой земле, Шон встал. По обнаженному телу стекала вода.

27
{"b":"18768","o":1}