ЛитМир - Электронная Библиотека

Чи Зинь был одним из лучших полевых агентов, он мог мгновенно опознать любое растение по цвету, запаху, листку, корешку или соцветию. Некоторые кустики, растущие неподалеку, казались знакомыми. Вероятно, их завезли на Сурс во времена первичного терраформирования, и они со временем приспособились к условиям нового мира. Но прямо под ногами стелился ковер из травы, которую вывели, чтобы предотвратить выветривание почвы.

Его не предупредили, что их команде придется вести разработки «на своих двоих». Никаких поселений не было видно, где брать транспорт, оставалось загадкой. Чи Зинь даже начал опасаться, что и транспорта-то здесь никакого нет.

К счастью, его команда была прекрасно подготовлена и, даже не пикнув, разбрелась во все стороны, собирая, исследуя и аккуратно классифицируя попадавшиеся растения — не только лекарственные, а и все подряд.

Через пять дней они прочесали территорию в пятнадцать миль длиной и полмили шириной. На еду пришлось пустить некоторых животных, поскольку в это время года ягод и орехов ещё не было. Команда Чи Зиня состояла из ста пятидесяти человек, и есть хотелось всем.

На следующий день сын одного из старших сотрудников, Ли Хэн, принес маленького пятнистого львенка.

— Чьи именно усы нам нужны, шеф? — спросил он. — Этому малышу они нужны для ориентировки и равновесия. Наверное, парочку можно и отщипнуть, а остальные оставить. Он такой славный детеныш.

— Делай как велели, а этому зверьку усы больше не понадобятся. Нам есть нечего. Убей его, отрежь усы и сними шкуру. Остальное пойдет в котел. Наши клиенты заказывали только усы рыжих кошек, но раз уж они не озаботились снабдить нас снаряжением, значит, они совершенно не разбираются в предмете. Какая разница, чьи усы — рыжей кошки или этого львенка. Результат будет одинаков.

— Но, шеф…

— Делай, как я сказал!

Мальчик кивнул, а львенок, словно почуяв неладное, попытался спрыгнуть с рук и пустил в ход коготки.

Глава 17

Кита догнала Джонни Грина, когда он садился в вертолет, чтобы лететь на юг — помогать 0.0, и его ребятам устанавливать Структурный Куб для Лонси Онделаси. Рядом с девочкой трусила Коакстл. Кошка была не особо высокого мнения о летающих машинах.

— Птицы нужны для еды, — возражала кошка. — Летать на них — все равно что летать в когтях орла, который несет тебя на прокорм птенцам. Не самое приятное ощущение.

— Не ворчи, — сказала Кита. — Тебе разве не хочется снова оказаться на юге? Привет, капитан Джонни!

— Кита! Как поживаешь, как дела у твоей пушистой приятельницы? — улыбнулся пилот.

— Мне хорошо, чего я вовсе не заслужила, хотя и тревожно за сестру, тетю Яну и Диего. Но она, — показала девочка на Коакстл, — захотела посмотреть на свои старые пещеры. Неделю назад все было прекрасно, а потом начала стонать во сне и вспоминать дом. Я слыхала, что вы везете большой дом для Лонси и Пабло и подумала, что, может, вы прихватите нас с собой? Я покажу Кармелите и Изабелле, чему научилась в школе. У меня есть уже много песен, хотя и нескладных, для всех, кто был добр к глупой бродяжке.

— А что сказал дядя?

— Он не против. Сказал, что вы постоянно летаете на юг и спокойно можете меня забрать через пару дней. Так мы не успеем надоесть Лонси.

— Ладно, если уж Шон разрешил. Я знаю, что и Лонси, и Пабло, и детишки будут рады повидать тебя. Они удивятся тому, насколько ты выросла и похорошела за последнее время!

Все время им приходилось кричать, чтобы заглушить рев вертолета, но наконец Кита устроилась на заднем сиденье, а Коакстл свернулась в клубок у неё в ногах, недовольно урча.

Ките перелет жутко понравился. Потом она с удовольствием понаблюдала, как спецкран О'Нила подцепил серый контейнер и поднял над землей. Джонни вез на вертолете более легкий груз, состоящий из кипы документов, которые Уна Монаган приготовила для Лонси, плюс Киту и Коакстл.

Когда они пролетали над морем, Кита заметила, что по берегам вода начала замерзать, и сине-зеленый цвет уступил бледно-голубому, потом темно-синему, потом снова бирюзово-зеленому. Над морем свистел ветер и волны внизу кипели и пенились. Далеко внизу торчал одинокий островок шириной около мили, но пока Кита оглядывала его, он значительно вырос. Присмотревшись, она заметила на нем зеленые пятна растительности. Еще один остров, ещё целая череда островов. Кита задумалась, через сколько времени они соберутся в один большой пласт зелени.

Коакстл спала и ни о чем не думала, но мурлыкала, урчала и время от времени выпускала когти. Ките было ужасно интересно, что снится Коакстл, но кошка разговаривала с девочкой лишь по собственному почину — Кита был пока слишком неопытной, чтобы читать мысли животного»

Потом они миновали острова и широкое море, и внизу раскинулись голубые льды южного побережья. На севере зима только-только вступала в свои права, а здесь начинался ледоход. Соленые брызги взлетали высоко в небо, когда холодные льдины сталкивались и ломались под собственной тяжестью — море освобождалось ото льда. Кита увидела белого медведя, который прыгал со льдины на льдину, спеша к берегу. Медведи злые, они едят людей, но девочка надеялась, что зверь спасется. Он так старался!

Они не стали останавливаться в Портаже, а полетели прямо к Сьерра-Падре, где жила семья Лонси и Пабло.

Но, когда они миновали широкую равнину между двумя реками и горами, их глазам предстало странное зрелище. Голая земля — словно всю растительность сожрал какой-то невиданный зверь. Толпы людей копошились внизу, почти ползая на коленях, и, похоже, вырывали сорняки. Кита удивилась.

Джонни снизился и пронесся над головами людей — то ли в шутку, то ли из чистого любопытства. Наверное, они были такими, как охотники и служители в белых туниках, которых она видела в Килкуле.

Кем бы ни были эти люди. Ките они не понравились. Внезапно, даже не мяукнув, Коакстл вскочила и бросилась к двери.

— Коакстл, стой! Там высоко, ты разобьешься!

Коакстл принялась царапать длинными когтями дверь вертолета и прорычала: «Отпусти!»

Кита обхватила кошку и выглянула в иллюминатор. Вертолет как раз разворачивался, и девочка неожиданно оказалась лицом к лицу с мальчиком чуть старше её, немного похожим на Пабло. Мальчик что-то прижимал к груди, а потом это что-то вырвалось и скрылось в густой траве, а мальчик протянул к нему руки.

Когда Джонни дважды покружил над людьми, Коакстл немного успокоилась. Машина компании Накариты немного помедлила, не понимая, почему Джонни решил задержаться. Потом Джонни продолжил полет. Люди на равнине подняли головы. Они были одеты слишком легко для весенней погоды.

Когда странные люди остались позади, Коакстл шумно вздохнула и вспрыгнула к Ките на сиденье. Сразу стало тесно. Кита прижалась к мягкому и теплому животу подруги, вцепившись в её бока.

Коакстл молчала всю дорогу, а когда Кита нечаянно толкалась, она лишь раздраженно ворчала. Кита была бы не против поболтать, но вертолет рокотал слишком громко.

Как только вертолет сел и дверь открылась, Коакстл выпрыгнула на землю и понеслась прочь.

— Погоди! — закричала Кита.

— Дом зовет меня, — услышала она ответ кошки. — Ему нужна помощь.

Джонни вышел из кабины и помог Ките спуститься.

— Похоже, твоя подружка куда-то умчалась.

— Она сказала, что Дому нужна помощь, — объяснила Кита.

— Да, — согласился Джонни. — Я понимаю. Не волнуйся. Кита. Я вот поговорю с Лонси и Пабло, 0.0, установит свой Куб — и полетим обратно. Пожалуй, заскочим к этим приезжим и спросим, чем это они занимаются. Подозреваю, что там мы найдем и Коакстл.

— Какой вы умный, капитан Джонни! Точно, Коакстл побежала именно туда, они ей жутко не понравились.

И Кита показала на длинные царапины на двери вертолета.

— Этого ещё не хватало! — простонал Джонни.

Но Лонси и Пабло ничего объяснять не пришлось, если не считать рассказа о странном нашествии чужаков, которые выкашивали все растения в поле зрения. Лонси попросила 0.0, поставить Куб позади дома, а сама выскочила на улицу. Муж побежал следом, прихватив обе куртки — её и свою. Там, у вертолета, уже столпились соседи, желающие попасть в кабину. Киту оттолкнули в сторону.

36
{"b":"18768","o":1}