ЛитМир - Электронная Библиотека

Пхон Тхо Анасилиакт, который пришел в восторг от успехов местных жителей, возглавлял комиссию CMC.

Вице-адмирал Таш Сигилл-Дав прибыл с ошеломляющим эскортом, поскольку он часто принимал участие в подобных мероприятиях и должен был являть вид. Облетев на своем корабле вокруг планеты, он убедился (его судно было просто нашпиговано разнообразными сенсорами и датчиками, так что ошибки исключались), что Сурс совершенно беззащитен. Единственными атрибутами его космического флота служили один крейсер и один шаттл средних размеров, на которых красовалась эмблема: рыжая кошка и единорог на белом поле, а позади животных виднеется что-то вроде пещеры. Один космический корабль и один-единственный шаттл не могут представлять угрозы мировому сообществу. А на поверхности планеты находится только один космодром, и тот попробуй отыскать в высоких сугробах.

У вице-адмирала Сигилл-Дава не укладывалось в голове, что эта планета является разумным созданием, зато население, без сомнений, состояло из разумных существ. И его вполне устраивало, если жители, посоветовавшись с планетой, будут выступать от её имени. Сурс прочно обосновался на своей орбите — научный факт! — и, видимо, не собирался срываться с места и таскаться по галактике, сея смуту и раздор среди других планет.

Но сильнее всего вице-адмирала поразило то, что сама планета «присутствовала» на заседании и слышала каждое слово. Потому стены «аудиенц-зала» как-то странно светились и переливались всеми цветами радуги, а с пола временами поднимался непонятный туман, который неприятно клубился у самых сапог.

Фаринджеру Боллу были знакомы двое негуманоидов из комиссии — гепатод, который иногда встревал в разговор, булькая что-то в куб-переводчик, и деглатит, спрятавшийся от глаз «несовершенных» под панцирь.

Болл начал речь с выражения сожаления по поводу того, что это заседание проводится именно здесь из-за его болезни, но он надеется, что представители комиссии таким образом получили возможность познакомиться с новым разумным существом.

Затем призвали свидетелей, которые один за другим доказывали разумность создания, на поверхности которого в данный момент все и находились. Первой была Клодах Сенунгатук, и её спокойным словам было невозможно не поверить.

Доктор фон Клау, который помогал Клодах лечить Фаринджера Болла и пострадавших с южного континента, подтвердил информацию о высоком целительском потенциале планеты. И добавил, что необходимы тщательные исследования и проверки, прежде чем вывозить сурские препараты и использовать их где-то за пределами самого Сурса. И в то же время, он просил разрешения перевезти нескольких своих пациентов сюда, чтобы им оказали такую же помощь, как мистеру Боллу.

Затем поднялся Шон Шонгили, признанный эко-биолог, и продемонстрировал результаты своих исследований простым и наглядным способом.

Полковник Янаба Мэддок-Шонгили, вторая глава правительства планеты, рассказала о своем общении с планетой и доказала, что разум может проявляться в любых формах и если его носитель просто крупнее по размерам, это не значит, что он менее разумен, чем все остальные. Говорила она кратко и внятно, как читала военное донесение.

Выступление Неймида Менделайна оказалось ценной поддержкой для создания необходимого мнения у членов комиссии. В принципе он повторил то же, что и остальные, но подкрепил свои слова научными терминами. Немаловажную роль сыграла и его репутация знаменитого астронома. А Неймид посвящал беседам с Сурсом любую свободную минуту.

— Господа, мы должны не забывать, что планета пробудилась всего каких-то двести лет назад. Она ещё ребенок. Несмотря на бурный темперамент, — он помолчал, пережидая вспышку смеха, — Сурс выказал необычайное терпение и осторожность по отношению к местным жителям и их трудностям. Он сказал мне, что воспринимает все живущее на себе как части себя самого и старается примирить их между собой. Например, планета расспрашивала меня о материальном строении остальной Вселенной, хотя инстинктивно она разбирается в этом вопросе лучше меня.

— Простите, сэр, — перебил Неймида один из представителей. — А как именно планета с вами разговаривает?

— Насколько я понял, шесть месяцев назад она говорить не умела, так что можно судить, насколько быстро она развивается под воздействием определенных стимулов. Когда возникла угроза, что Компания и другие соискатели разграбят ресурсы планеты, когда она ещё не разобралась с ними, Сурс научился общаться. Его природные ископаемые включают те же ингредиенты, что и звуковые карты в компьютерных начинках. Планета всегда собирала слова тех, кто разговаривал в стенах пещер, — собирала, запоминала, как все младенцы, и выдавала подходящие выражения в виде эха. Мы вместе с сестрой Огненной Горой разговаривали с планетой целыми днями напролет, как с ребенком, и неплохо пополнили её словарный запас. Местные жители постоянно ходили в пещеры и обращались к планете во время сезонных изменений и критических моментов своей жизни. Майор Мэддок и её товарищи носили с собой мешочки с землей Сурса, не только наподобие талисманов, но и для телепатической связи с самой планетой. И ничего в этом удивительного нет. Планета установила телепатические связи между людьми и животными, между одними животными и другими — о существовании подобной телепатии свидетельствуют многие случаи, например, происшествие с «Азиатским Эзотерическим и Экзотическим обществом». А как мы можем судить по прежним инцидентам, у планеты есть такая же связь с растениями и животными-посредниками. Эти связи настолько прочны, что даже атмосфера способствует установлению этих отношений с планетой, и любое существо, попадающее на поверхность Сурса, постепенно сживается с миром. Этот телепатический контакт и потребность «воспринимать как часть себя» все живое, даже те организмы, которые не являются производными этого мира, приводят иногда к печальным последствиям для некоторых людей. Возможно, со временем этот процесс как-то усовершенствуется. Все возможно.

— Так уж и все? — откликнулся один из самых твердолобых участников комиссии. — Все это только ваши идеи. Вы можете представить нам конкретные выводы?

— Могу, как и рекомендации, с которыми, я полагаю, согласится все население Сурса. У этой планеты фантастические способности, ничего подобного я прежде не видел и не слышал. Но она растет и развивается, и в этом ей необходимо помогать. Помогать открывать новые стороны её сущности. Нужно сократить число иммигрантов, чтобы население не расходовало природные ресурсы быстрее, чем они накапливаются. Тем более что новоприбывшие могли бы постепенно сживаться с планетой, без тех устрашающих последствий, какие вы видели.

Вице-адмирал Сигилл-Дав был склонен верить словам Менделайна, хотя и не ожидал от него подобной речи. Но он заметил, что, когда выступали местные жители, туман на полу уплотнялся. А воздух в зале был напоен ароматами, которые почему-то напоминали вице-адмиралу его далекое детство.

Собственно, это заседание было всего лишь формальностью, и Фаринджер Болл ухитрился так провести встречу, что она заняла всего час с небольшим.

Затем разбор закончился, в зал впустили неофициальных гостей, и заседание переросло в празднование. Желающим предоставили местные закуски и какой-то легкий алкогольный напиток.

Похоже, «гостями» были все жители планеты, и сразу становилось понятным, отчего это среди полной неустроенности конференц-зал был сооружен таким большим и просторным. Но едва ли на Сурс слетится такая толпа инопланетных гостей, чтобы набить до отказа этот огромный зал.

Группа музыкантов заняла свои места на подиуме, где стоял до этого Фаринджер Болл. Они заиграли такую чудесную и необычную музыку, что один из приезжих, который кое-что смыслил в этом деле, принялся озираться по сторонам, выискивая спрятанные колонки магнитофона. Вице-адмирал куртуазно посидел ещё часик и откланялся.

Правда, он чуть задержался, чтобы поздравить обоих Шонгили с их новым статусом и выразить надежду, что планета будет процветать и плодоносить. (Непонятно, как теплый воздух пробрался под форменные брюки Сегилл-Дава, но, когда теплая волна поднялась выше колен, это оказалось удивительно и.., гм, неплохо.) Хотя от вице-адмирала не укрылось, что и остальные его спутники ощутили какое-то необычное физическое воздействие, он счел теплое прикосновение своего рода знаком внимания.

57
{"b":"18768","o":1}