ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мармион снимает четыре из пяти уровней, — добавила она.

— А пятый?

— Другая компания. У Мармион есть в этой компании своя доля, но довольно маленькая. — А-а…

— Нас поселят в комнатах для гостей, — пояснила Салли. — А у Мармион тут целый офис, чтобы следить за обращением капитала. Банни, Диего, нам сюда.

Она повела юных гостей на небольшую экскурсию, в то время как Мармион удалилась со своими сотрудниками, а Бейли с Шарми принялись совещаться, как им развлечь Банни и Диего, когда они вернутся в зал.

Глава 4

— Котенок, ты взволнована.

Мурлыканье снежно-белого барса просочилось сквозь невеселые мысли и печаль, охватившую Киту.

Девочка протянула руки, обхватила шею большой кошки и зарылась лицом в её мех.

— Ох, Коакстл, «взволнована» — не то слово! Я была глупой и слабой, и теперь моя новая семья — сестричка и её друг и моя чудесная новая тетя — бросила меня. А мой добрый дядя так недоволен мной, что почти не разговаривает. Я ведь и вправду никчемная, меня не взяли с собой. Я слишком глупая, слишком…

— Слишком долго ты просидела в искусственных пещерах людей, — фыркнула Коакстл. — Слишком долго не была среди чистых холодных снегов. Успокойся, давай отправимся в горы, будем искать друг друга по следам и поймаем кролика, которому надоело жить. Все будет как в прежние дни, когда люди ещё не забирали тебя.

Козий навоз, как называли Киту в Долине слез, всхлипнула и прижалась к подруге ещё крепче.

— Ох, бедная, бедная Коакстл! Я знаю, что ты решила остаться так далеко от дома потому, что я слишком глупая и не могу постоять за себя, а ты такая добрая кошка…

— Хватит! И прекрати называть себя Козьим навозом, малютка. Тебе дали такие славные имена. В честь матери тебя назвали Айфой, я именую тебя Мррррмуррк! А ещё тебя называют Китой. — Коакстл с удовольствием промурлыкала последнее имя. — Лучше уж так, чем Козьим навозом. А ещё «бедняжкой». Но последнее прозвище не имеет никакого отношения к котенку Коакстл!

— Ах, как бы я хотела быть и вправду твоим котенком, Коакстл!

— Ну, это вряд ли, но мы можем притвориться, что ты — мое дитя. Поехали. Хотя ты и растолстела за последнее время, но не настолько, чтобы я не смогла пронести тебя на спине хотя бы какую-то часть пути. Я чую снег и ужасно хочу поваляться и покррружиться всласть!

Козий нав.., нет, Кита.., нет, котенок Мррррмуррк вскарабкалась на спину подруги, и та побежала прочь от реки и от поселка, от прошлых ужасов Космобазы. Их путь лежал в лес, засыпанный коричневато-красными иголками и золотистыми листьями. Кролики, белки и птицы бросались врассыпную, едва завидев Коакстл сквозь красное кружево кустов. Ее лапы мягко шуршали опавшей листвой, которая распространяла терпкий и пьянящий аромат.

Не успели они добраться до опушки, как Коакстл внезапно завалилась на бок и покатилась по земле. Кита упала в кучу листьев и засмеялась, когда Коакстл шутливо напала на нее, обхватив всеми лапами и ткнувшись свирепой мордочкой в лицо девочке.

— От тебя несет дохлятиной! — воскликнула Кита.

— А от тебя несет человеческим жильем! — ответила Коакстл. — Чего разлеглась, лентяйка? Теперь твоя очередь нести меня!

— Сумасшедшая кошка, как же я могу тебя поднять? — возмутилась Кита, выползая из-под мягкого брюха животного. Еловые иголки и несколько листьев прилипли к шелковистой кошачьей шерсти. Девочка распахнула рот и сделала вид, что хватает Коакстл за загривок. — Мне что, нести тебя в зубах, как котенка?

— Не дерзи! — отрезала Коакстл и нырнула в кусты. — Спорим, ты не выследишь меня!

Козий навоз-Кита-Айфа-котенок Мррррмуррк выкрикнула имя своей спутницы и бросилась ей вслед. Ей пришлось часто останавливаться и обескураженно искать хоть малейший след кошки, и тогда в голове девочки раздавался мысленный смех и показывался пушистый серебристый бок — снежнопятнистой кошке не так-то просто спрятаться в осеннем лесу, — и охота продолжалась.

Неожиданно Кита выбежала из леса. Впереди раскинулась заболоченная равнина, а Коакстл как сквозь землю провалилась.

— Тс-с! — предупредил её кошачий голос. — Прячься. Сюда идет человеческое существо.

— Что? Где? Коакстл, я тебя не вижу. Где ты? — удивилась Кита и нагнулась к земле, стараясь разглядеть следы кошки. Но как только она наклонилась, тотчас уловила запах, который, должно быть, и спугнул кошку. Девочка увидела небольшой приземистый кораблик, совсем не похожий на вертолеты, которые ей уже доводилось видеть. Она вспомнила, как Банни рассказывала ей о шаттлах. На борту судна виднелись буквы. Еще до отъезда Банни показывала разные буквы своей глупенькой сестричке. Кита определила, что первая буква на борту называется Г.., нет, перекладина сверху! Банни говорила, что перекладина сверху есть у буквы Т! Вторая К, как в её имени «Кита». ТК.., и С, которая похожа на половинку круга. ТКС. Именно эти буквы стояли на борту корабля.

Киту так и распирало от гордости за свою смекалку, что она даже и не подумала спрятаться. Она успела попривыкнуть к людям с тех пор, как её перевезли в Килкул, и уже не боялась созданий, которых Коакстл называла «человеческими существами».

Итак, она не испугалась, а скорее удивилась, глядя на приземляющийся шаттл. Хотя Коакстл шипела не переставая.

Ките даже в голову не пришло, что такой роскошный и, видимо, важный корабль и находящиеся на борту люди могут обратить внимание на такую мелочь, как она сама.

Из люка по очереди начали выскакивать пассажиры и плюхаться на кочки болота. Наверняка ноги промочат. Некоторые держали в руках длинные железные палки. Одни были одеты в длинные белые юбки, другие — в короткие юбки и высокие меховые сапоги. Последние висли на руках своих товарищей. Остальные красовались в блестящих брюках. Все они были одеты слишком тепло, буквально закутаны до самого носа в меха плюс перчатки, сапоги, плащи, шарфы и шляпы.

— Ага! — воскликнул обладатель короткой юбки. — Вот один из них!

— Кто? — спросил усталый женский голос.

— Туземец.

— Тут нет туземцев, — возразил кто-то.

— Вы, сэр, как бизнесмен, не понимаете духовного смысла взаимосвязи уроженцев Сурса и Его Величества Благодати. Мне и моим братьям все детально объяснил человек, который на этом деле собаку съел. — И, не дожидаясь новых возражений, мужчина в белой юбке побрел вперед, проваливаясь в грязь по колено. — Эй, послушайте!

«Братья». Он сказал «братья». Так говорили Пастырь Вопиющий и доктор Лузон. Не очень-то хорошие люди, но она привыкла повиноваться им. Киту охватило желание спрятаться в кустах, но ноги словно приросли к земле, и девочка стояла, ожидая, что этот человек начнет приказывать ей сделать что-нибудь, чего ей делать не хотелось.

— Эгей, малышка! — крикнула ещё одна женщина в белой юбке.

— Эй, ты! — обратился к Ките первый мужчина. — Являешься ли ты уроженкой этого величественного существа?

— Ну… — начала девочка.

— Малышка… — услышала она голос Коакстл.

— Ну, наверное, да…

— Уф!

Лицо мужчины расплылось в широкой улыбке, и он обернулся к остальным.

— Она туземка! Идите сюда, все в порядке. Первой подошла женщина в белой юбке.

— Брат Сланец, вы так суетились, что испугали девочку.

Женщина откинула капюшон, открыв бритую голову. Потом сняла перчатку и протянула руку.

— Привет, милочка. Я сестра Огненная Гора. Отведи нас к вашему владыке.

ПАНОПЕЯ II

Перед тем как покинуть шаттл, Торкель Фиске загримировался. Ему не хотелось бы, чтобы его узнал кто-нибудь из папочкиных дружков. Краска для волос и завивка превратили его строгую прическу с пробором посередине рыжих волос в лохматый вихрь черных локонов. Он дополнил картину черными усами и солнцезащитными очками, которые просто незаменимы в жарком климате Панопеи II. Белый костюм и цветастая рубашка превращали его в совершенно другого человека. Плетеные сандалии, никаких носков и такое количество драгоценностей, которое он в жизни бы не надел, довершили наряд. Кожу он обесцветил настолько, что никому не пришло бы в голову, что он жил в местах, где солнце и вода были лучшими друзьями человека.

8
{"b":"18768","o":1}