ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дядя Шон, здорово, что ты дома! Я привезла Янабу Мэддок, она хочет с тобой познакомиться. И еще я хочу что-то попросить. Это Клодах мне поручила, — и с этими словами Баника положила руку Яне на плечо и подтолкнула ее дальше в дом.

Немного поморгав, чтобы глаза привыкли к здешнему освещению, Яна оглядела комнату, в которой оказалась. Из каждой стены и даже с потолка этой комнаты свешивались или выступали предметы диковинных, причудливых форм — как в самой настоящей сказочной пещере с сокровищами. Здесь в ужасном беспорядке располагались разнообразная домашняя утварь, посуда, приборы и инструменты, какие-то детали и, конечно же, кошки. Только вот эти кошки были примерно в шесть раз крупнее той, которая осталась спать в санях, уютно свернувшись калачиком среди теплых меховых одеял. А еще — среди здешних кошек не было ни одной рыжей. Элегантные мордочки повернулись, и властные янтарные, желтые и зеленые глаза окинули Яну внимательными, оценивающими взглядами. В корзинке у огня лежала пестрая черно-белая кошка с маленькими котятами. Она насторожилась, как только в комнату вошел кто-то посторонний, беспокойно подняла голову, принюхалась и подгребла котят поближе к себе. Тревожась за детенышей, кошка внимательно следила за гостями и не успокаивалась до тех пор, пока они не ушли из комнаты. Таким было первое впечатление Яны от жилища Шона Шонгили. А потом на первый план выступил сам хозяин дома.

Шон Шонгили улыбался, и глаза его улыбались тоже — искристые светло-серые глаза, они смотрели прямо в глаза Яне, такие проницательные и все понимающие. В глазах доктора Шонгили светилось неподдельное радушие, разительно отличавшееся от обычной холодной светской вежливости, на которую Яна могла бы рассчитывать. И еще — в его глазах было несравнимо больше доброжелательности, чем в глазах полковника Джианкарло. Правда, Джианкарло разговаривал с Яной как начальник, посылающий своего офицера на задание, — а полковник, наверное, в последнюю очередь думал о тех, кому поручал выполнять задания, как о людях.

Шон Шонгили был ненамного выше Яны ростом, но его окружала неуловимая аура силы, интеллекта и очарования. Яна ни разу в жизни не поддавалась такого рода очарованию — до сих пор. Он был худощав — и это ей сразу понравилось. Лицо у него было узкое, но немного расширялось на уровне глаз, больших и широко расставленных. Скулы больше напоминали мадьярские, чем индейские. Рот — крупный, с красиво очерченными губами, за которыми виднелись ослепительно белые, ровные зубы. Волевой подбородок и решительная нижняя челюсть. Такого человека не просто в чем-то разубедить или сбить с пути.

— Так, значит, это вы — майор Мэддок? — сказал Шон, и Яна поспешила снять рукавичку, чтобы пожать его протянутую руку — руку с какими-то неестественно длинными пальцами. Но эта странная рука оказалась теплой и приятной на ощупь, а рукопожатие Шона Шонгили было крепким и решительным — снова в нем обнаружились некие неожиданные свойства. Признаться честно, от прикосновения к его руке у Яны будто ток пробежал по коже, и это ощущение оказалось вовсе не неприятным.

Потом его серебристые глаза на мгновение прикрылись веками — и взгляд неуловимо изменился, отчего Яне вдруг стало немного неловко. Она смутилась и чуть нахмурилась — хотя внешне Шон Шонгили по-прежнему оставался таким же радушным и улыбчивым.

— Неужели на этом обледеневшем шарике не осталось ни одного человека, который бы обо мне не слышал? — немного обиженно спросила Яна. Правда, она тотчас же заставила себя улыбнуться, чтобы эти слова прозвучали более похожими на шутку, хотя сама она не видела в этом ничего смешного.

— У нас на Сурсе хорошие новости разносятся быстрее плохих, — сказал Шон, подошел к печке, которая была неотъемлемой частью здешних домов, и набрал три чашки кипятка из столь же неотъемлемого предмета обстановки — котелка для нагрева воды. Двигался он очень плавно, с гибкой грацией дикого животного. — А вообще-то, у меня здесь — единственная в этой местности линия радиосвязи с поселком и космобазой. Адак из гаража со снегоходами становится отъявленным болтуном, если у них там случается что-нибудь интересное — например, то, что в Килкуле появилась новая жительница, герой войны к тому же, — разве это не событие? Вот, пожалуйста, майор, возьмите. Это немного согреет вас изнутри после долгой поездки.

— Спасибо, вы очень любезны, — сказала Яна, пропустив мимо ушей “героя войны” и думая, как ей теперь произвести на этого человека хорошее впечатление, раз уж все так усложнилось.

Его серебристые глаза сверкнули, когда он протягивал ей чашку.

— Банни бы с меня шкуру содрала, если бы я не предложил вам выпить, — сказал Шон и шаловливо подмигнул, прежде чем передать Банике другую кружку.

— Совершенно верно, дядя Шон, — подтвердила Банни и добавила для Яны:

— Кстати, питье у дяди Шона просто замечательное.

Яна держала чашку обеими руками, согревая озябшие пальцы, и время от времени тихонько дула в чашку, поскольку напиток был еще слишком горячий, чтобы пить его прямо сейчас. От чашки поднимался пар, распространяя вокруг резковатый пряный запах, который приятно щекотал ноздри.

— Я слышал, Чарли нас покинул, — сказал Шон, присев на ближайшую плоскую поверхность.

— Ага! Ему едва хватило времени, чтобы со всеми попрощаться. Даже песен не было, — сказала Баника, многозначительно посмотрела на Шона и хитро улыбнулась. — Вот поэтому мы и подумали — может, ты дашь нам свой записывающий прибор? Вот майор разбирается во всяких таких приборах, как у тебя: и она согласилась помочь нам записать для Чарли письмо. Чтобы хоть немного скрасить ему такой внезапный отъезд.

Шон стрельнул взглядом на Яну, и она старательно изогнула губы в улыбку.

— Наш паренек Чарли не из тех, кто слишком уж досаждает начальству, — сказал Шон. — Интересно, с чего это им вздумалось так спешно отсылать его с планеты? — Но он все же отставил чашку и одним плавным движением присел на колено возле доверху забитого всякой всячиной стенного шкафа и, безошибочно протянув руку в нужное место, достал оттуда портативный диктофон. Отнюдь не старье какое-нибудь — это Яна поняла, как только рассмотрела прибор получше, — нет, это был своего рода шедевр. Все ящики и полки стенного шкафа были забиты техническими приспособлениями всевозможных размеров и форм, большая часть которых была Яне совершенно незнакома — она даже не поняла, для чего могли быть нужны такие приспособления. А Шон Шонгили тем временем небрежно положил на стол устройство, которое стоило бы целого состояния на любой планете, не говоря уже о такой технически отсталой, как Сурс.

— Половина этого барахла не работает, — сказал Шон, ничем не выдавая, что заметил, как заинтересовал Яну его склад. — Сурс сурово обходится с любыми приборами и техникой.

— Но как же тогда вы работаете, без приборов? — сама того не ожидая, выпалила Яна.

Шонгили неопределенно пожал плечами.

— Как-то выкручиваюсь, импровизирую. Нам всем на Сурсе постоянно приходится этим заниматься, — он подал Яне диктофон. — Вы сможете разобраться в этой модели?

Яна более внимательно изучила кнопки управления и кивнула, решив вежливо воздержаться от комментариев.

— У меня был почти такой же на последнем задании, — сказала она и опустила плоский прямоугольничек в надежно застегивающийся карман куртки. Потом кивнула в сторону больших кошек и добавила:

— Я здесь таких еще ни разу не видела.

— Котов? — Шонгили, по-видимому, и удивило, и позабавило ее замечание. — Это мои коты-охотники. Когда на них находит, они могут даже тащить нарты.

— Они достаточно крупные для этого. — Яна чуть поерзала на стуле. Она сидела довольно близко к печке, и ей уже становилось жарковато в теплой одежде. Яна дернула плечом, и ее куртка распахнулась чуть сильнее. — Они всегда смотрят на человека вот так?

Шон весело рассмеялся.

— Их всегда интересует все новое.

— Вы их такими и задумывали?

Подвижные брови Шона насмешливо изогнулись.

19
{"b":"18769","o":1}