ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не стала дожидаться, чтобы проверить, послушался ли ее Лайэм, а побежала дальше, к своей тете Мойре. Мойра и ее три старших сына, Нэнак, Тутиак и Тим, уже запрягали собак Чарли в нарты, а Морин и Нэлак, старшие дочери, несли теплые одеяла и прочие необходимые вещи к саням.

— Тетя Мойра, лед на реке тронулся...

— Знаю, Банни. Не стой тут без дела! Помогай нам! Шимус остался там, на реке.

— С ним все в порядке, тетя Мойра. Солдаты вытащили его из воды. Но им всем нужна помощь. Тутиак напустился на нее:

— А что ты думаешь, мы тут делаем?

— Не груби своей кузине, Тутиак! — упрекнула сына Мойра, шлепнув его по спине. — Прости его, Баника. Мы возьмем собак Чарли и поедем, поможем им. Ты сама как, в порядке?

— Да, спасибо. Я побегу к Клодах, расскажу ей. Тим хмыкнул.

— Как будто кто-то может рассказать Клодах что-то новенькое!

Банни побежала дальше. Она ненадолго задержалась возле дома Эйслинг и Шинид и сразу же заметила, что собак во дворе нет, хотя уже совсем скоро должно было стемнеть. Не успела девочка постучать, как дверь открылась, и на пороге появилась Эйслинг, обутая по погоде, в непромокаемые весенние сапоги. В руках у нее была кипа одеял.

— Весна наступила рано, Эйслинг, и...

— Я знаю.

— Откуда?

— Элис Би услышала от других собак. Шинид с собаками уже помчались туда.

— Для собак снег уже слишком мокрый. Наверное, нам понадобятся кудряши.

— Ты говорила Адаку, что надо бы позвать Шона? Банни почувствовала, как будто у нее внутри что-то оборвалось.

— Ой, нет! Я... Эйслинг, солдаты схватили Яну. По-моему, у Шона тоже неприятности.

— Предупреди Клодах, — сказала Эйслинг. — А я расскажу всем, кто еще ни о чем не догадался. Встретимся там!

Наконец девочка добралась до дома, где жила Клодах. Уже совсем стемнело, и Клодах вышла на порог с лампой в руках. Поблизости не было видно ни единой кошки. Потом одна показалась и незамедлительно воспользовалась приоткрытой дверью, чтобы проскользнуть в дом прямо под ногами у Банни. Там кошка сразу же запрыгнула на стол и принялась жалобно мяукать. Собственно, это была не кошка, а кот.

— Мардук говорит, что Яна не возвращалась домой и не покормила его, — объяснила Клодах.

Задыхаясь от долгого бега, Банни плюхнулась на кровать Клодах и раскинула руки.

— Яна хотела серьезно поговорить о нас с капитаном Фиске, но, видно, что-то пошло не так. Клодах, на реке ледоход...

Клодах удовлетворенно кивнула.

— Конечно же, ледоход. Ведь речной лед — самая прямая дорога от космобазы к нам. Планета защищает нас и себя тоже.

— Шимус чуть не утонул, вытаскивая из полыньи одного солдата, — рассказала Банни, не спрашивая, откуда Клодах знает, что думает планета или что и почему планета делает. Клодах просто знала, и все. Она всегда все знала.

— А Шимус... — сказала Клодах и покачала головой. — Конечно, он не мог не броситься им на помощь. Как он? С ним все в порядке?

— Он остался на льду, вместе с солдатами. Они до сих пор там, на льдине, и не могут выбраться. И это еще не все, Клодах. Когда я забежала к Лавилле и распутала поводок Дины, Дина... Ой, Клодах, она как будто заговорила со мной! Она очень беспокоилась о мальчике. Это наверняка Диего, но ведь он должен быть на космобазе, в безопасности! Что нам делать, Клодах? Все разваливается на куски! — Последние слова вырвались у Баники сами собой, словно жалобный вой у собаки, не находившей себе места от тревоги и беспокойства. Банни вдруг поняла, что страшно устала, вымоталась до крайности. Она могла бы поклясться, что если ляжет сейчас спать, то проспит не меньше недели — только бы нашлось такое место, где безопасно можно будет заснуть. Даже Клодах, казалось, немного изменилась. Ее глаза мрачно сверкали, а за привычным величавым спокойствием чувствовались волнение и гнев — конечно же, не из-за Баники. Банни чувствовала, что Клодах радуется раннему ледоходу, и ей совершенно безразлично, если все люди, оказавшиеся на льдине — кроме Шимуса, конечно, — в конце концов утонут в реке. Банни вдруг поняла, что и сама она тоже совершенно не станет жалеть, если все они утонут, а космобаза внезапно провалится под землю, и искусственная луна — спутник, созданный Компанией, — исчезнет с неба. Они настроены очень решительно, и они хотят уничтожить Сурс. И все, что ее на самом деле сейчас волновало и о чем она сейчас думала, — это внезапные перемены и разрушенная ледяная дорога, которая в это время года обычно значила для Баники так же много, как и земля.

Даже дом Клодах не казался теперь Банни таким надежным и уютным, каким он был для девочки с тех самых пор, когда погибли ее родители и когда она поняла, что не сможет больше жить вместе со своими старшими кузенами.

— Баника! — Клодах тронула ее за плечо.

— Клодах, ну почему они не могут оставить нас в покое? Почему они не могут оставить в покое Сурс? Неужели они должны все здесь уничтожить?

— Пока что они еще ничего не уничтожили, Баника. Ну да, они, конечно, пытаются вмешаться в наши дела, снуют там и тут и послали солдат в горы. Но пока они не остановятся, чтобы хоть немного подумать, они не узнают о Сурсе ничего такого, что стоило бы знать.

А планета тем временем позаботится о том, чтобы защитить и себя, и нас.

— Клодах, а ты когда-нибудь бывала на космобазе? — спросила Банни. Ей вдруг подумалось, что она никогда не видела Клодах где-нибудь еще, кроме как в поселке, да еще несколько раз Клодах точно ездила "в гости к Шону Шонгили. Может быть, Клодах не понимает до конца, какой мощью обладает Компания?

— Нет, конечно же, милая. И зачем бы мне было туда ездить?

— У них там сейчас многие тысячи солдат! Яна говорила, что Компания собирается вывозить нас всех с планеты. Насильно! Даже не спросив, захотим ли мы уезжать. А потом они собираются взрывать Сурс, откалывать от планеты кусок за куском, пока не получат все минералы, которые им так нужны. Клодах, я видела их космические корабли и шаттлы. Я знаю, у них полным-полно взрывчатки. Клодах, они в самом деле могут сделать то, чего хотят! Сурс принадлежит им.

— Это не правда, Банни. Сурс не принадлежит никому, кроме самого Сурса.

Банни хотела было возразить Клодах, но тут вдруг сверху послышался глухой удар — что-то тяжелое приземлилось на крышу.

Мардук, кот, который жил у Яны, встал на задние лапы и взмахнул в воздухе передними лапами с выпущенными когтями, шипя и мяукая при этом и пристально глядя на стропила под крышей — как будто ему хотелось туда залезть.

Снаружи раздался звучный низкий рык-предупреждение. Банни тотчас же узнала голос одного из больших охотничьих котов Шона.

Сразу же все трое — Клодах, Банни и Мардук — бросились к двери, но прежде чем они вышли наружу, крупный, массивный кот мягко спрыгнул на порог. Черно-белый котище с пышными усами и бакенбардами лукаво прищурил глаза.

Мардук нисколько не испугался своего огромного собрата и тотчас же подошел вплотную, чтобы по-кошачьи поприветствовать его.

Клодах отступила в сторону, и котище Шона величаво вошел в дом, прыгнул на кровать и свернулся в клубок на самодельном одеяле, которое послужило ему вместо подстилки. Мардук безбоязненно вспрыгнул ему на спину и по-хозяйски замурлыкал. Клодах достала пару холодных рыбин и миску воды и дала котам, чтобы те поели. Коты охотно принялись за рыбу, а Клодах присела рядом на краешек кровати и стала поглаживать их по спинкам.

Особенно она расстаралась с большим котом, и кот, не отрываясь от еды, поглядывал на Клодах прищуренными от удовольствия глазами и громогласно мурлыкал, отзываясь на ласку. Мардук, заметив, что его обделили, настойчиво ткнулся мордочкой в руку Клодах и, только когда его тоже погладили, снова принялся за еду.

— Ты думаешь, он знает, где Шон и Яна? — спросила Банни. — Когда я отвязывала Дину и гладила ее, у меня было такое чувство, будто она со мной разговаривает.

— Подсаживайся поближе, Баника, — сказала Клодах и положила руку девочки на голову большого кота. — Ну, ответишь что-нибудь Банике, а, Нанук?

66
{"b":"18769","o":1}