ЛитМир - Электронная Библиотека

Банни Рурк сидела на краешке стола лейтенанта Дементьева, когда в комнату вошли Яна и полковник Джианкарло. Насколько Яна могла заметить, ни Банни, ни Дементьев особенно не вспотели, хотя, едва завидев полковника, девочка соскочила со стола и выскользнула за дверь, едва кивнув Яне.

— Дементьев! — резко сказал полковник.

— Я, сэр!

— Приказываю тебе явиться на космобазу. Прими мои поздравления, сынок, — ты избран для того, чтобы нести службу на корабле.

— Но, сэр... — Лейтенант, который только что был таким радостным и подобострастным, выглядел теперь так, словно полковник неожиданно ударил его сапогом между ног. Он явно пока еще не прочувствовал, что с таким назначением можно поздравлять.

— Передавай все дела своему напарнику, и можешь проехаться на базу вместе со мной, солдат.

— Позвольте мне хотя бы проститься с семьей, сэр, — с трудом выговорил Дементьев.

— Позволяю — если ты сумеешь управиться с этим за сорок пять минут. Ты нужен Компании, сынок, а она не может ждать.

— Да, сэр.

— Мэддок, ввиду того, что лейтенант Дементьев получил новое назначение, вам позволено подобрать проводника из гражданских лиц, чтобы он оказывал вам помощь при адаптации к новым условиям жизни — до тех пор, пока вам не назначат нового официального сопровождающего.

— Понятно, сэр. Могу я взять в проводники мою водительницу, мисс Рурк, сэр?

— Уверяю вас, полковник, Банни прекрасно справится, она как следует присмотрит за майором, — вмешался в разговор лейтенант Дементьев. “Какое внимание с его стороны, — подумала Яна. — И это при том, что он только что пережил такое потрясение!” — Она — двоюродная сестра мужа моей собственной сестры и вообще очень хорошая девочка.

Узнав об этой стороне жизни Дементьева и осознав, насколько тесны его родственные связи с местным населением, Яна прокляла себя на чем свет стоит за то, что принялась выносить суждения слишком поспешно, не ознакомившись как следует с условиями, в которых предстояло работать. Он ничуть не хуже Банни справился бы со своей задачей, помогая Яне выяснять истинное положение дел среди местного населения. И вот теперь его отсылают прочь из дома, чего ему явно хотелось меньше всего на свете, только затем, чтобы оправдать изменение установленного порядка. “Чертов дурачок не должен был поступать на военную службу, если ему так не нравится служба на кораблях”, — со злостью подумала Яна, но ей было очень тяжко смотреть в глаза бедному лейтенанту. Джианкарло вернулся в кабинет, а лейтенант Дементьев повернулся к Яне и, не стыдясь слез, наполнивших его глаза, попросил:

— Мадам, не могли бы вы с Банни подбросить меня к Клодах? Там мои вещи, и Клодах непременно позаботится о том, чтобы моя семья в Танана-Бэй узнала, что со мной случилось.

Яна смогла только молча кивнуть, а лейтенант сгреб со стола туго увязанный, сверток и сперва было протянул его Яне, а потом сам отнес к снегоходу.

Едва Яна и Дементьев вышли на улицу, Баника запустила мотор. Когда лейтенант открыл дверцу и сел рядом с ней, предоставив Яне устраиваться на заднем сиденье, Банни начала что-то говорить, но Дементьев оборвал ее, сказав:

— Отвези меня к Клодах, Банни, и как можно скорее. Они посылают меня на космический корабль, — от волнения речь лейтенанта Дементьева приобрела точно такой же четкий ирландский акцент, с которым говорили Банни и ее дядюшка Шимус.

"Великолепное начало, майор Мэддок!” — подумала Яна. Такое впечатление, что на этой проклятой планетке все местные жители состоят друг с другом в кровном родстве!

— Хорошо, Чарли, но мне придется высадить там тебя и Яну и отвести снегоход в гараж. Я брала его ненадолго, и время заканчивается через пятнадцать минут. Я возьму собак и отвезу тебя и Яну обратно на санях.

— Если успеешь. Джианкарло может реквизировать твой снегоход, чтобы отвезти нас с ним на космобазу, хотя сюда его привез Терс. Ты ведь позаботишься о моих собаках, правда, Банни? Они и так считают, что ты принадлежишь им, а я хочу, чтобы за ними хорошо присматривали. Они у меня еще с тех пор, как были щенками. — Дементьев сунул руку под меховую одежду, вытащил бумажник и передал Банике пачку денег. — Вот, возьми, это на еду для собак.

Девочка отняла одну руку от руля, взяла деньги и спрятала их в карман меховой парки.

— Не беспокойся, Чарли, я за ними присмотрю. Ты не знал про это новое назначение?

— Понятия не имел. Как снег на голову. Яна подалась вперед и сказала Дементьеву на ухо:

— Тебя направят на станцию “Андромеда” для регистрации и нового назначения. Когда попадешь туда, найдешь старшего сержанта, который занимается обустройством личного состава, его зовут Ахмед Триджилл — если только его еще не послали куда-нибудь в другое место. Скажешь ему, что Яна Мэддок шлет ему привет и напоминает о том случае, когда она предупредила его о рейде корабельной полиции. Он поймет, что я имею в виду. — Ахмед поймет, что она просит об одолжении — просит присмотреть за ее другом. Это не так уж много, учитывая, что она сама, по собственной небрежности, стала причиной этой неприятной ситуации. Но, по крайней мере, так шкура лейтенанта Дементьева останется более-менее целой.

— Хорошо, майор Мэддок. Спасибо вам, мадам. Яна слабо похлопала его по плечу и снова устроилась на заднем сиденье. Тем временем Банни подвела снегоход к домику, который был чуть побольше дома Яны. После треволнений сегодняшнего утра Яне было трудно дышать, она вся дрожала от усталости, но все равно не могла не обратить внимания на этот дом. Снег перед хижиной был собран во множество крупных глыб и комов какой-то странной формы, а на заледеневшей корке ровного наста вокруг этих глыб повсюду валялось нечто, с виду напоминавшее дерьмо. Вид раскиданного по снегу дерьма немного шокировал Яну — ведь практически вся ее жизнь прошла на космических кораблях. Над дверью висела пара крепких, сплетенных из лозы овальных решеток с ременными петлями. К стене дома были прислонены три пары того, что, несомненно, являлось лыжами. А с тыльной стороны дома доносились непонятные звуки, громкие и пронзительные, похожие на женский визг, вхлипывания и стоны.

— Если вы не против, майор, я заберу вас через пару минут, — сказала Банни, когда Яна выбралась из кабины снегохода. — Хотя, может быть, вы захотите встретиться с Клодах? Она как раз спрашивала о вас вчера за ужином.

Чарли Дементьев забрал из снегохода сверток с вещами, и Баника уехала.

Пронзительные причитания раздались снова, и Яна замерла на месте, напряженно прислушиваясь. Чарли, который уже пошел было к дому, повернулся — немного неуклюже из-за громоздкой меховой одежды — и, увидев, что Яна стоит и вслушивается, осторожно тронул ее за локоть.

— Это просто собаки, — сказал он. Теплый воздух, вырывавшийся из его рта, когда он говорил, превращался на морозе в пар, и казалось, что слова Чарли замерзают. — Когда этих собак только создали, наши предки назвали их собаками-баньши, из-за тех звуков, которые они издают. Но на самом деле они просто так здороваются с нами.

Яна кивнула, прислушиваясь теперь к своему дыханию, которое отдавалось в ее ушах такими же стонами, какие издавали здешние собаки. Она заставила себя успокоиться и расслабиться и пошла к дому следом за Чарли. На крыше домика, прямо над дверью, сидела кошка местной породы, кремового цвета в рыжую полоску. Кошка смотрела вниз, на приближающихся людей, с таким видом, словно собиралась прыгнуть им на головы. На противоположном углу крыши сидела еще одна такая же кошка. Эти кошки на крыше живо напомнили Яне картинки с изображением старинных домов на Земле, которые архитекторы украшали горгульями. В каждом окне по обеим сторонам от двери сидело еще по одной такой же кошке.

Едва Чарли подошел к дому, дверь перед ним распахнулась, и в проеме появилась самая огромная женщина из всех, каких Яне приходилось видеть. Конечно, людям, живущим на космических кораблях, приходится поддерживать свой вес в определенных рамках. Это объясняется условиями обитания — на кораблях довольно узкие коридоры и переходы, люки и дверные проемы небольшие, а рабочие и жилые помещения маленькие и тесные. Кроме того, любой человек в космосе должен суметь в случае необходимости влезть в стандартный скафандр или опять-таки в случае необходимости должен поместиться в криокапсулу. Благодаря суровым условиям корабельной жизни и невдохновляющему качеству питательного, но чаще всего почти безвкусного пайка практически все, кто служит на кораблях, без особых усилий со своей стороны поддерживают тело в должной форме.

7
{"b":"18769","o":1}