ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы совершенно правы! — поддакнул Торкель, перекрикивая рокот вертолета. — Все, что здесь случилось, — неестественно! Когда будете на космобазе, доложите, что на Сурсе существует разветвленная конспиративная организация, и Мэддок перешла на сторону заговорщиков. Она работает сейчас на них. Если бы вы ее не разоружили, она бы сбежала, и один бог знает, каких еще неприятностей это бы нам стоило.

Вертолет медленно опустился на землю, на некотором расстоянии от кучки людей. Выжившие геологи поспешили к машине. Свен, отступая, держал на прицеле Торкеля, Джианкарло с Яной и громилу-охранника.

— Они спятили! — закричала Яна, обращаясь в основном к О'Нилу. — Вы же сами говорили — никто не может вызвать извержение вулкана!

О'Нил виновато посмотрел на Яну, переглянулся с Коннели... Но заикающаяся женщина из их команды испуганно схватила Свена за руку, и О'Нил только покачал головой.

— Нет! На сегодня мы и так достаточно рисковали своими задницами. Я не собираюсь больше рисковать собой ради человека, у которого проблемы с начальством. Раз уж вы влезли в это дерьмо, мадам, вам придется выбираться из него самой, никто вам не поможет. Вы уж, ребята, как-нибудь разберитесь между собой, ладно?

Когда геологи загрузились в вертолет, Торкель подошел к открытой двери, просунул голову внутрь и сказал пилоту:

— Передадите на космобазу: я считаю, что это вулканическое извержение — часть заговора, цель которого — помешать нашим исследованиям и убить члена совета директоров. И еще скажете, чтобы прислали сюда наземный транспорт, чем скорее, тем лучше. Пусть направят машины прямо к вулкану. Там и встретимся. Скажете, что там мой отец, доктор Фиске, и его надо спасти. Это жизненно важно! — Пилот начал поднимать машину в воздух, и Торкель отпрыгнул, но, перекрикивая шум винтов, повторил:

— Скажете им, мы пошли спасать моего отца! Пусть идут за нами!

Пилот показал большим пальцем вверх и махнул рукой, отгоняя Торкеля от взлетающего вертолета.

Все оставшиеся проследили взглядом, как винтокрылая машина поднялась ввысь и улетела, скрывшись в месиве дыма и пепла. Как только вертолет исчез из виду, Джианкарло резко отпустил руку Яны. От рывка она упала на колени. Поднявшись на ноги, Яна осторожно ощупала больное плечо — надо было убедиться, что Джианкарло в порыве энтузиазма не разорвал ей связки. Но, насколько она могла судить, ее тело по-прежнему действовало как надо и сохраняло вполне приличную физическую форму — по крайней мере, пока.

Бросив в сторону Яны мимолетный взгляд, Торкель сунул ей один из рюкзаков, в которые он сложил отобранные вещи, и приказал:

— Захвати оставшиеся плитки рационов, Мэддок!

Яна решила не обижаться на его тон. По крайней мере, у нее хоть будет чем подкрепиться. Она не винила выживших геологов, только надеялась, что они не поверили тем гадостям, которые наговорил про нее Торкель — “о сговоре с мятежниками”, которые “устроили все эти неестественные явления”. Правда, эти бедные парни сегодня столько пережили, что могли, наверное, поверить в любую чушь. Какая неблагодарность с их стороны — особенно после того, как О'Ши ясно дал им понять, что это она помогла ему посадить вертолет и забрать их раненых. И что же? Торкель сумел настроить их против нее и лишил ее единственного шанса вырваться на свободу. Яна тихонько усмехнулась — на свободе она, по их понятиям, устроила бы восстание на космобазе, при поддержке тех самых страшных мятежников, с которыми, если верить Торкелю, “вступила в сговор”.

Яна надеялась, что хоть в Килкуле все в порядке. Но тут Джианкарло оторвал ее от размышлений и грубо вернул к реальности, подтолкнув в сторону равнины, засыпанной вулканическим пеплом и пузырящейся полужидкой грязью. Торкель пошел первым, за ним — Яна, а позади нее шли Джианкарло и его мутноглазый дебил-охранник. Такая расстановка сил Яне никак не нравилась, но она была сейчас не в том положении, чтобы распоряжаться по своему разумению.

Там, где они сейчас шли, пока еще оставались относительно сухие и безопасные участки почвы, не превратившиеся в грязевую трясину. Но Яна не знала, как далеко им удастся зайти — ведь по мере приближения к вулкану в земле появлялись все новые и новые трещины, и в трещинах бурлили и исходили паром горячие источники — собственно, вулканические гейзеры. Если планете вздумается снова встряхнуть свой новый вулкан, то их маленькая спасательная экспедиция как раз попадет под извержение. Яне подумалось, что, вообще-то, планета так славно потрудилась, разобщив и наголову разбив “врага”, что сама Яна не сильно расстроится, если даже попадет вместе с другими “под горячую руку” Сурсу.

— С нами все будет в порядке. А вот с отцом — нет, если только мы побыстрее его не найдем, — сказал Торкель, шагавший впереди. Он ни к кому в особенности не обращался и говорил скорее сам для себя.

В его голосе все еще звучала тревога и озабоченность, но больше не было той жаркой сыновней преданности, которую он так подчеркивал, разговаривая с уцелевшими геологами. Яна думала — чего ради они на самом деле рискуют головами? Впрочем, ответ был очевиден. Торкель был для Интергала прекрасным шпионом и неплохим администратором, но, в отличие от отца, он не был ученым, и без Фиске-старшего вес и значение самого Торкеля в Компании сильно понизится. Естественно, он во что бы то ни стало хотел разыскать отца. Тем самым Торкель заботился и о собственных шкурных интересах.

Размышляя об этом, Яна все время внимательно смотрела, куда ставит ноги. Она старалась дышать неглубоко, чтобы не закашляться от пропитанного пеплом и сернистой вонью дыма. Она не для того выздоравливала, чтобы снова забивать легкие такой дрянью! Яна оторвала кусок рукава от рубашки и обмотала им лицо, прикрыв нос и рот. Остальные тоже прикрывали рты тканью, но тонкое полотно рубашек плохо защищало от сильно загрязненного пеплом и вулканическими испарениями воздуха. Тут, конечно, гораздо лучше подошли бы специальные маски-респираторы, которые Компания выдала бы для такой экспедиции — если бы у Компании была возможность заранее все предусмотреть.

Шли они очень медленно. Солнца совсем не было видно, и когда Яна захотела посмотреть, который час, ей пришлось оттирать с экрана часов налипший пепел. Но все равно из ее затеи ничего не вышло — наверное, пепел как-то проник в механизм часов, и они испортились, экранчик погас. Хорошо хоть у компаса корпус был лучше загерметизирован, так что компас пока работал. Они уже несколько часов пробирались по запутанному лабиринту узких сухих промежутков между грязевыми болотами, но вот сухое место обрывалось у очередного гейзера, и приходилось поворачивать обратно, снова петлять, выискивая другой путь — но он тоже упирался в жидкую грязь, и снова они поворачивали, и шли обратно, и искали новый путь. Время от времени из жерла вулкана вырывался сноп красно-оранжевых искр. По этому жутковатому ориентиру они и сверяли свой путь. Воздух стал еще плотнее от дыма, и горячее — идти стало еще труднее. Все дышали с трудом, мужчины оторвали рукава от рубашек и навертели их на головы.

Яна уже стала подумывать — а не была ли эта авария с шаттлом чьей-то выдумкой, из-за которой они пошли на верную смерть в долине гейзеров? Но тут Джианкарло закричал и показал на что-то рукой. Он указывал на целое море пузырящейся жидкой грязи, из которого торчал засыпанный серым пеплом дельтовидный кусок металла — несомненно, это было крыло затонувшего шаттла. Все бросились туда и остановились только у самого края грязевого болота.

Яна глянула на Торкеля. Его лицо застыло, губы сжались в тонкую полоску и болезненно изогнулись. Яна поняла — если бы Торкеля Фиске волновала только карьера, он не стал бы так страдать. И какими бы расчетами Торкель ни руководствовался, пускаясь в это предприятие, он действительно очень беспокоился о судьбе отца.

Они долго обшаривали местность вокруг затонувшего шаттла, выискивая следы тех, кто мог оттуда спастись. Торкель, как безумный, ходил кругами возле озера грязи, пытался найти проход к торчавшему над поверхностью куску крыла — но ничего не получалось. А если бы он и нашел способ туда добраться — Яна не понимала, какая могла им быть с этого польза? У них не было ни веревки, ни троса, чтобы закрепить на крыле шаттла и не дать ему затонуть совсем. И уж конечно, они вчетвером никак не смогли бы вытащить шаттл из болота. Потом Торкель наконец осознал всю бессмысленность своих потуг и принялся методично обследовать каждый сантиметр твердой земли, надеясь отыскать хоть какой-нибудь след, который могли оставить люди из шаттла, если им удалось выбраться наружу прежде, чем корабль так глубоко затянуло в грязь.

72
{"b":"18769","o":1}