ЛитМир - Электронная Библиотека

Доктор Фиске уселся рядом с Торкелем, Стив наклонился к нему и стал коротко пересказывать то, что успел выяснить. Его речь изобиловала такими словами, которых Банни совсем не поняла, даже когда смогла расслышать.

***

Яна встретилась взглядом с Клодах и сразу указала целительнице на обмотанного бинтами Джианкарло, который лежал без сознания здесь же, рядом с ней.

Клодах быстро осмотрела ужасные раны полковника и покачала головой — вылечить такое было не так-то просто.

— Я могу только немного облегчить его страдания, — сказала Клодах. — Может, врачи Интергала что-нибудь сделают...

Клодах достала из заплечного мешка бинты, шины, всевозможные мази и притирания и принялась за работу.

Яна никогда не думала, что ей будет жаль такого человека, как Джианкарло. Но сейчас она его пожалела. Полковник сильно страдал от ран, но не жаловался и даже ни разу не застонал.

Сама же Яна так обрадовалась, увидев Клодах и остальных из Килкула, что готова была кричать от счастья. Они с Торкелем добрались до пещеры всего несколько часов назад, и Яна испытала немалое облегчение, увидев тех, кто выжил после катастрофы с шаттлом. Но Торкель, как только убедился, что с его отцом все в порядке, принялся настраивать команду шаттла против Яны. Он обвинял ее в предательстве и говорил, что с нее надо не спускать глаз и ни единому ее слову нельзя верить: Правда, учитывая то обстоятельство, что Яна почти без помощи Торкеля притащила на себе тяжело раненного Джианкарло, да еще и поддерживала самого Торкеля, когда они забирались в пещеру, команда шаттла не придала особого значения его нападкам. И все равно атмосфера в пещере была очень напряженной. Казалось, даже сама пещера затаила дыхание, словно чего-то ожидала. Что это — затишье перед бурей? Яна не знала. Короткий период спокойствия, после которого гора снова извергнет потоки лавы и грязи? Это казалось Яне сомнительным, но она так устала, что не могла как следует оценивать свои ощущения — и от этого становилось еще тревожнее.

Закончив перевязывать бесчувственного Джианкарло, Клодах повернулась к Яне и захлопотала над ее израненной левой рукой, покрытой корками запекшейся крови. Оглядев Яну с головы до ног, Клодах спросила:

— Ты когда последний раз ела, девочка?

— Я съела полплитки рациона как раз перед тем, как мы добрались сюда, — сказала Яна.

— По твоему виду я бы сказала, что ты одна готова съесть целого лося, а потом целый месяц отсыпаться.

Ты была тощей, как скелет, когда приехала к нам в Килкул, но мы тебя хоть немножко откормили. А теперь ты опять выглядишь как хромая олениха после суровой зимы!

Яна отмахнулась:

— Что ты так обо мне печешься, Клодах! Посмотри, здесь еще много людей, которым нужна твоя помощь. А со мной все в порядке. — Она показала на раненых из команды шаттла, которые были перевязаны как попало и чем попало:

— Эти люди сидят здесь уже три дня, и им, раненным, приходилось самим о себе заботиться. У доктора Фиске сломана рука. Все, что они смогли сделать, — это промыть раны и наложить самодельные повязки.

— Так это про него рассказывал Стив? — спросила Клодах. Яна кивнула, и Клодах проворчала:

— Мне он нравится больше, чем этот Торкель.

К ним подошла взволнованная Шинид.

— Ты видела его? — спросила она у Яны. — Я думала, он с тобой.

— Нет — если ты о Шоне, — сказала Яна и загадочно улыбнулась. — Но я должна вам кое-что сказать. Мы нашли их не сами, — она показала на жертв катастрофы. — Нас сюда направили!

Глаза Шинид засветились надеждой.

— Направили именно в это место? — переспросила она.

Яна кивнула.

— И это еще не все. Они уверены, что и их тоже сюда направили! Я догадываюсь, что только один человек, которого сейчас здесь нет, мог устроить так, что мы все спаслись, однако я никак не могу понять, Шинид, как ему это удалось? — Яна пристально посмотрела Шинид в глаза. — Доктор Фиске говорил Торкелю, что на планете наверняка должна быть обширная сеть подземных рек. Из-за этого здесь так часто случались обвалы и осадка почвы, когда шахтные машины прорывали в земле тоннели. А если такая сеть речных потоков действительно есть, и одна река вливается в другую, а та — в следующую... Тогда тот, кто умеет там ориентироваться, может войти в одном конце и выйти совсем в другом — и его никто не заметит, разве нет?

Шинид посмотрела на Яну долгим взглядом, потом сказала:

— Если такая сеть действительно есть — то, по-моему, то, о чем ты говоришь, вполне возможно. Я не очень хорошо знаю, что там под землей. Мне больше по душе открытые просторы, — с этими словами Шинид скинула с плеча рюкзак и принялась в нем рыться, что-то разыскивая. — У меня есть запасная одежда, можешь переодеться. И вот еще кое-что — тебе, Клодах, пригодится.

— Никто не смотрел, что там дальше, за этой пещерой? — спокойно, но настойчиво спросила Клодах. Яна покачала головой.

— У нас было чем заняться помимо исследований.

— Вот и хорошо, — сказала явно успокоенная Клодах и довольно фыркнула, потом спросила у Яны, кому из раненых помощь требуется в первую очередь, и взялась за дело. Она промывала раны, зашивала их, намазывала целебными мазями, бинтовала и слушала — и постепенно узнала все подробности двух разных катастроф.

***

Когда началось извержение вулкана, шаттл как раз шел на посадку. Его захватило воздушной волной вулканического выброса и опрокинуло на бок. Девять пассажиров погибли сразу, когда шаттл ударился о землю. Но энергичный молодой командир корабля, капитан Грин, сумел быстро организовать остальных и вывести людей из корабля, пока воздушные шлюзы еще не затопило водой. Им удалось выбраться из опасной зоны, когда слой горячей грязи был всего в несколько сантиметров и еще не доходил и до щиколоток. Они задержались только для того, чтобы распределить захваченные из корабля вещи, перевязать обожженные, обваренные кипящей грязью раны и наложить шины на сломанные кости, а потом быстро пошли к западному краю долины, подальше от бушующего вулкана. Люди старались отойти как можно дальше — насколько хватило сил. Ветер дул с востока, и, таким образом, они выбрали наиболее безопасное направление — на запад. Правда, это произошло случайно — сам пилот думал, что ведет людей к зоне шахтных разработок, которая, как ему казалось, должна была находиться где-то в той стороне. Но когда шаттл ударился о землю, пилот был контужен и перепутал направление.

— Примечательно, что все мы так или иначе собрались в этом месте, — заметил Стив Марголис. — Похоже, здесь — один из входов в разветвленную систему подземных пустот. И две разные группы могли пройти сюда из довольно отдаленных друг от друга точек. Из этой пещеры есть другие выходы? — спросил он, оглядывая пещеру.

Капитан Грин пожал плечами:

— Может, и есть. Нам не было нужды исследовать всю пещеру — снаружи есть ручей, и мы решили остаться здесь, рядом с выходом.

— Мы вернемся сюда позже, с соответствующим оборудованием, и все как следует осмотрим, — твердым командирским тоном сказал доктор Фиске. — А сейчас надо сообщить наши координаты на космобазу и доставить раненых в госпиталь. Мне кажется, что это именно такое место, которое наши разведывательные партии искали все эти годы. Доктор Марголис, у вас, наверное, есть какое-нибудь средство связи с базой?

— Да-да, конечно, — кивнул Стив и вскочил на ноги. — Только надо выйти наружу и найти какое-нибудь возвышенное место, чтобы лучше было слышно сигналы... — Тут ему пришлось задержаться, потому что Торкель неловко поднялся, пошатнулся и, опираясь на плечо Стива, чтобы сохранить равновесие, потянулся к рации, висевшей у того на поясе.

— Я сам с ними поговорю, — отрывисто сказал Торкель. Потом, заметив, как помрачнел и нахмурился его отец, Торкель натянуто улыбнулся Стиву — это была бледная тень его прежней любезной улыбки. — То есть я бы предпочел сам связаться с базой, пока вы с моим отцом будете обсуждать положение.

77
{"b":"18769","o":1}