ЛитМир - Электронная Библиотека

– А если они не согласятся?

– Мне придется прийти к вам. И тогда ты узнаешь, что я могу убивать не только детей.

Сказав это, она повернулась к нему спиной и направилась в сторону дороги. Сын Ирбиса так и не рискнул метнуть кинжал в ее уязвимую спину. Спустя четверть минки Проклятая скрылась за деревьями, и он остался наедине с мертвецом.

Где-то в ветвях закричал ворон.

Глава 7

Шагах в пятидесяти от укрепления Га-нора окликнули. Он послушно остановился, поднял руки, покрутился, чтобы его рассмотрели, и лишь после того, как получил разрешение, двинулся дальше и без труда перемахнул через плетень.

– На мертвяка вроде не похож, – сказал лучник.

Два его товарища с сомнением осмотрели следопыта и неохотно кивнули.

– Ты везунчик, северянин. Все считали, что не вернешься.

– Или вернешься, – хмыкнул бородач. – Но мертвым.

Га-нор нахмурился, пожал плечами. Сейчас ему было не до шуток.

– Как там? – жадно спросил лучник.

– Не сахар, – ответил разведчик, не вдаваясь в подробности. И, чтобы избежать дальнейших расспросов, поинтересовался: – Где искать вашего командира?

– Милорда Рандо? В трактире или возле колокольни. Или у западного укрепления. Поспрошай ребят. Они укажут.

Солдаты, которых он повстречал на пути, провожали сына Ирбиса взглядами. Кто-то окликнул и поинтересовался, есть ли у них шансы. Приходилось односложно отвечать. Лука он нашел возле колокольни. Стражник резался в кости с самим собой.

– Бездельничаешь?

– Я жутко рад тебя видеть, лопни твоя жаба! – улыбнулся тот.

– Ты ставил на мое возвращение, – догадался Га-нор. – И сколько монет съел твой бездонный карман?

Лук сделал вид, что обиделся, сгреб с доски кости, убрал в потертый кожаный мешочек.

– По-твоему, я не могу радоваться возвращению живого друга, что ли?

– Ну отчего же? – усмехнулся в густые усы следопыт. – Я тоже рад тебя видеть.

– Ставки! Как ты мог так подумать обо мне?! – не унимался Лук, надувшись, точно индюк. – Какие в Бездну ставки, когда денег ни у кого почти нет, лопни твоя жаба! Пяток медяков и одна серебряная монета – это разве выигрыш?!

Сын Ирбиса сочувственно цокнул языком. Лук в ответ протянул товарищу меч:

– Держи свою железку. Никто на нее не позарился. На самом деле грех было не поставить. Я-то знал, что для тебя такая прогулка – плевое дело. Какие новости? Жить будем или надо просить Отора о заупокойной, пока у него нет очереди?

– Отора?

– Полковой жрец. По мне, так еще тот жук. Говорит складно, а глаза хитрющие. Так что?

– Ничего хорошего. Дорога перекрыта. В лагере полно набаторцев.

– И еще колдун, забери его говы, – зло сплюнул солдат себе под ноги.

– Белый мертв.

– Ну ты и силен, братец! – уважительно и несколько недоверчиво протянул Лук. – Как тебе удалось…

– Не мне. – Га-нор с озабоченным видом покосился на снижающееся солнце. Оно уже задевало нижним краем верхушки деревьев на дальнем конце поля. – Проклятой.

Стражник булькнул и округлил глаза:

– К-к-о-о-му?!! Прок…

– Тихо! Пошли. Найдем рыцарей. Время уходит.

Его слушали в гробовом молчании. Водер задумчиво поглаживал бороду, то и дело многозначительно поглядывая на племянника. Рандо, еще более уставший и осунувшийся, чем прежде, сидел прямо на полу, положив меч поперек колен. Рыцаря вновь знобило, а глаза жгло так, словно неведомые создания кололи их изнутри добела раскаленными иглами.

Юргон с каждым словом Га-нора становился все угрюмее, а его левое веко начало предательски дергаться. Он постарался справиться с этим, но получилось неважно. Было видно, что маг раздавлен новостью.

– Если все, что мы услышали, правда, северянин, то неприятности серьезней некуда. – Голос у Водера был зловещим. – Клянусь честью, очень не хочется тебе верить. Не могло быть ошибки?

– Он верно ее описал. Во всяком случае, в канонических текстах Башни и на портре… – Юргон откашлялся. – В общем, выглядит эта… женщина примерно так, как он говорит.

– Я уверен, что это Убийца детей. – Га-нор, не спрашивая разрешения, взял со стола кружку с водой. Напился, вытер рукавом намокшие усы. – И она считает, что солдаты выдадут вас.

– Она заблуждается! – горячо возразил Рандо.

– Я бы поостерегся зарекаться, милорд, – возразил Юргон. – Люди – странные существа. Особенно когда их жизнь висит на волоске. История знает много примеров, когда верность оборачивалась предательством.

– Убийца детей лишь говорит о том, что соблюдает договоры. Но она падшая. Ее душа темна. Ей не стоит верить.

– Золотые слова, северянин, – медленно произнес Водер. – Раз ты так мудр, возможно, расскажешь нам, глупцам, что делать дальше?

– Бежать, – невозмутимо ответил Га-нор.

– Если вы не собираетесь дожидаться прихода смерти, то делать здесь нечего, лопни твоя жаба! – вмешался Лук. – Мы с Га-нором хотим уйти, как только станет темно.

– Думаю, мы поступим так же, – не глядя на дядю, произнес милорд Рандо. – Как я понял, ты хороший следопыт, северянин. Я отправлю два разведывательных отряда. Один пойдет к холмам, другой – к лесу. Предлагаю тебе стать командиром в одном из них.

Водер, услышав такое предложение, нахмурился, но промолчал.

– Спасибо за доверие, милорд, – с достоинством склонил голову Га-нор.

– Вы проверите холмы. Я дам тебе людей.

– А вот на это я не согласен, – возразил северянин. – Мы пойдем вдвоем. Я и Лук. Я не знаю ваших людей и их опыта. Они будут только мешать. Двух человек вполне достаточно. Мы должны оставаться незаметными, а чем больше отряд, тем больше сложностей. Если хотите, чтобы это делал я, вам придется прислушаться к моей просьбе.

Рандо несколько ун помолчал и принял решение:

– Будем считать, что ты меня убедил, сын Ирбиса. Разбираешься в картах?

– Да.

– Смотри. Пойдете по полю вот до этой рощи, – рыцарь провел пальцем линию. – Затем, если дорога свободна, двигайтесь к холмам. И ждите нас здесь. Мы выступим через нар после вас. Все понятно?

– Угу, лопни твоя жаба! – шмыгнул носом Лук.

– Превосходно. Выходите, как только стемнеет. Юргон, предупреди патрули, чтобы их пропустили.

Когда северянин, Лук и Огонек вышли, Рандо потер гудящие виски.

– Проклятая охотится за тобой. – Водер повернулся к племяннику.

– Зачем я ей? – с сомнением произнес молодой человек.

– Не спрашивай ерунду. В тебе течет древняя и благородная кровь.

– В тебе этой жидкости не меньше, чем во мне.

– Сейчас я говорю о семье твоего отца. Рей Валлионы. Ты в дальнем родстве с императорской семьей. Двадцатый в очереди на трон, а у Императора нет наследников.

– Вот именно что двадцатый, дядя. Не первый и даже не пятый.

– Ты забываешь, что во время войн подобные очереди сокращаются крайне быстро. Если вспомнить историю, иногда и более дальние родичи становились правителями. Кроме того, насколько я помню, ты – единственный из оставшихся на юге, в ком течет кровь Сокола. Как вижу, легенды, которые тебе рассказывала в детстве моя сестра, ты пропустил мимо ушей. А в них, между прочим, была история, как во время Войны Некромантов один из тех, у кого была такая же кровь, как у тебя, попал в руки Оспы.

– И что? До Корунна она так и не добралась.

– В тот раз Проклятым не повезло. Сейчас все может измениться.

– Ты думаешь? – Рандо с удивлением посмотрел на дядю. – Раньше не замечал в тебе подобных настроений.

– Я не дурак. Да и ты тоже. Юга у нас, считай, что нет. С Лестницей Висельника вопрос пока открыт. Даже если зима пройдет тихо, к весне гости заглянут на север. Так что битва может докатиться до стен столицы. И тогда твоя кровь окажется очень кстати.

– Если только это не пустая легенда.

– Набаторцы, судя по всему, в нее верят. Помнишь их странное поведение в сражении под Альсом? Они дрались как бешеные. Нас прижали к городским стенам. Им ничего не стоило добить отряд.

19
{"b":"187690","o":1}