ЛитМир - Электронная Библиотека

– Где она, РК? – спросил он.

РК пробежал еще несколько футов и снова обернулся назад, мяуканьем прося Ари следовать за ним. Кот словно бы излучал тревогу и нетерпение; это волновало Ари. Сквозь высокие травы, вышагивая между папоротникообразными деревьями, Ари следовал за котом. Кхорнья. Кот вел его к Кхорнье. Она была в опасности, возможно, ранена – или, может быть, она нашла Мати и Таринье, а они ранены, и она послала кота обратно за помощью…

Ари учуял след кхлеви до того, как вышел к нему и увидел его своими глазами. Остывший давний слизистый след затвердел, превратившись в мерзко сверкающую дорогу. Кхлеви. Кхлеви схватили Кхорнью.

Его вырвало тем немногим, что он съел в тот день в подлеске. Что же делать? Вернуться за Беккером? Нет, невозможно: на это нет времени. Каждый миг был на счету. Ари вспомнил, что кхлеви делали с ним самим: кровь застыла у него в жилах, когда он подумал о том, что каждое потерянное мгновение может означать для Кхорньи, оказавшейся в лапах кхлеви. Если он вернется на корабль за помощью, то потеряет бесценное время; и, если Кхорнья действительно попалась кхлеви, за это она заплатит невообразимой болью. Каким-то образом Ари должен был сам найти, освободить, защитить Кхорнью; правда, он и сам еще не знал, как это сделать. Но одно было ясно: больше никто не должен пройти то, что прошел он. Тем более не Кхорнья – прекрасная, грациозная, нежная Кхорнья. Такая добрая. Такая заботливая. Такая практичная и умная, такая сильная – но никто не сумеет выдержать пыток кхлеви. Страшно было даже подумать о том, что эти жукообразные твари могут проделать с Кхорньей то же, что проделали с ним.

Возможно, он и не был еще способен на те чувства, которые, как он видел, были бы приятны Кхорнье: он до сих пор чувствовал внутри пустоту, цепенящую и холодную, в те моменты, когда он не был исполнен боли и ярости. Он не мог дать ничего таким, как Кхорнья. Но он был обязан сделать все, чтобы она осталась жива. Чтобы однажды кто-то посмотрел на девушку так, как она того хочет.

По следу кхлеви Ари поднялся на холм, затем спустился вниз и снова вошел в лес, за которым его ожидал подъем на следующий холм. Он не заметил, как кот снова исчез.

Он двигался ровной рысью. Но когда впереди послышались крики, молодой линьяри сорвался в галоп.

Глава 10

Насколько Акорна понимала, проблема была не в том, чтобы найти кхлеви. Тварь не была невидимкой. След ее экскрементов вел прямо к ней. Проблемой было перехитрить тварь и взять верх над ней раньше, чем она сможет навредить Таринье.

Сначала они нашли Таринье – в конце следа, оставленного кхлеви, вернее сказать, буквально на нем – запеленутым в отвердевшую слизь, как в кокон, и повешенным на стволе дерева. В прохладном ночном воздухе его дыхание вырывалось из ноздрей облачками пара, так что Акорна и Мати сразу поняли – Таринье жив. Но ни одна из них не могла прочитать ни одной его мысли, ни даже осколка сна.

Кхлеви стоял на холме, чуть выше Таринье; его причудливая тень падала на них, сливаясь с тенями деревьев. Жучьи глаза кхлеви были подняты к лунам, голова раскачивалась из стороны в сторону. Две его лапы управляли чем-то похожим на электронный прибор неизвестного типа. Между ним и машиной периодически проскакивали искры, еще две ноги жукообразного существа жгли кусочек экскрементов – с вполне предсказуемым тошнотворным результатом. После того как каждая пара ног прошла через ритуал, клешни выдали несколько серий щелчков, очень похожих на код Морзе, который Акорна выучила на рудодобывающем корабле.

– «Он вызывает корабль-матку. Мы должны остановить его», – одновременно подумали Мати и Акорна.

– «Но сначала – освободить Таринье». Это была их следующая синхронная мысль. Мати разглядела в темноте белозубый оскал Акорны, одновременно враждебный и насмешливый.

– «Осторожно пройди за деревом, Мати. Посмотри, сможешь ли ты освободить его от этой гадости? На, возьми мой лазерный нож. А я попробую устроить диверсию».

– «Ладно. И будь осторожна, Кхорнья».

Они разделились. Акорна сделала широкий крюк по лесу и по склону холма, чтобы сбоку незаметно подобраться к кхлеви, сидевшему на небольшой полянке. Вглядываясь в существо сквозь деревья, она ясно видела, что кхлеви занят работой. Акорна предполагала, что кхлеви пока еще не ведет передачу, а только настраивает прибор; задерживается, чтобы проверить, насколько отлажен передатчик, а не затем, чтобы слушать сообщения соплеменников. Надо было остановить кхлеви прежде, чем он призовет остальных. Прежде, чем эти насекомые-переростки обрушатся на планету, подобно стае прожорливой саранчи.

Акорне необходимо было отвлечь кхлеви, увести его как можно дальше – как от передатчика, так и от Таринье и Мати. Ей нужно было также придумать, как самой избежать опасности, если, конечно, это будет возможно, когда она и ее жукообразный преследователь окажутся на безопасном расстоянии от друзей Акорны. Девушка подумала еще секунду, глубоко вздохнула и двинулась вперед.

Подняв палку, Акорна запустила ею в тварь на холме и поскакала вниз, удаляясь по диагонали от того места, где находился «кокон» Таринье.

– Не догонишь, не поймаешь! Не догонишь! – закричала она кхлеви и галопом припустила с холма: так кричали, играя, дети на лунной базе Маганоса. Девушка оглянулась всего на миг, чтобы узнать, удалось ли ей привлечь внимание гигантского насекомого.

Тварь сделала всего два прыжка – и едва не догнала ее.

Акорна снова рванулась вперед, задыхаясь и крича, она летела с холма. Кхлеви скакал за ней, покрывая два-три ярда за прыжок.

– «Кхорнья, беги! – закричал в мозгу девушки голос Мати. – Я не могу взломать эту оболочку без помощи Таринье. И я не могу пробудить его».

– «Постарайся! Используй рог, если понадобится».

– «А если я задену Таринье?»

– «Все лучше, чем то, что может сделать с ним кхлеви».

Думать и бежать одновременно было непросто. Акорна споткнулась об упавшее дерево и неуклюже упала среди ветвей. Два коротких прыжка – и кхлеви оказался почти вплотную к ней. Акорна нырнула под ветки и поползла к стволу, затем подпрыгнула и попыталась снова бежать – но тут обнаружила, что нога не слушается ее. Острая боль пронзила тело девушки.

Жар, вонь и клацанье кхлеви, казалось, окружали ее со всех сторон; и все-таки девушка попыталась коснуться рогом больной ноги.

Огромный жук, как в кошмаре, пробрался сквозь темные ветви, прыгнул – и приземлился на ее раненую ногу.

Акорна не хотела звать на помощь – ни голосом, ни ментально, поскольку она не хотела, чтобы Мати прибежала ей на выручку: драться с кхлеви было смертельно опасно, в особенности для маленькой девочки. Но внезапная боль была столь сильна, что она не удержала пронзительный крик.

– Эй ты! Большой старый жук! – запела Мати, за которой с криками бежал Таринье. – Я здесь, склизкая развалина для производства навоза!

Кхлеви неуверенно отступил – но только на мгновенье. Затем – Акорна могла бы поклясться в этом – он разинул огромную пасть, обнажив «зубы» в злобной ухмылке, и попытался снова наступить на ногу девушки. Суставчатая нога опустилась на землю рядом с Акорной: по счастью, в последний момент девушке удалось подтянуть к себе больную ногу.

– Мати, глупая девчонка, беги! – закричала Акорна.

– Не смей ее трогать, ты, говножрущая куча… куча навоза! – закричала Мати. Акорна уже могла слышать топот ее быстрых ног – почти совсем рядом.

– Мати, нет! – снова крикнула Акорна. Словно в ответ ей раздался пронзительный крик Мати. Акорна не видела, что произошло: она услышала только хруст и вскрик, а затем странный звук – такой, словно из надутого резинового мяча выпустили воздух.

– Ты нападаешь на маленьких девочек, мешок дерьма! – выкрикнул Таринье. – Почему бы тебе снова не попытаться запеленать меня в свою мерзкую слизь?!

Он поступил по примеру Мати – его голос и хруст ломающихся под ногами веток зазвучали слабее, удаляясь от того места, где лежала Акорна.

29
{"b":"18770","o":1}