ЛитМир - Электронная Библиотека

Линьяри подошли к «шаттлу» и внимательно осмотрели его.

– Эта раскраска зарегистрирована для… корабля, который Карлье и Мири взяли, отправившись на поиски сыновей? – спросила Нева.

Лирили неохотно кивнула.

– Ты уверена?

Глаза Лирили покраснели и слегка запали; она сильно переменилась внешне со времени ее отстранения от должности. Она не была приятным товарищем в полете. Никакого количества рогов линьяри не хватило бы, чтобы очистить атмосферу, создаваемую ее энергетическим полем; атмосфера эта была настолько не сходной с привычной для корабля, что вносила диссонанс в гармонию даже такой спаянной компании, как команда «Балакире».

– Я знаю точно, – глухо сказала она. – Я несколько раз просматривала ту передачу и сверялась с информацией, которую Таринье собрал из файлов. Мне тоже было не так легко принять решение, как ты полагаешь. Я поступила так, как поступала всегда, – думая лишь о благе нашего народа; и это…

– Да, да, конечно, – прервала ее Кхари. – Корабль Таринье и Мати разбит вдребезги, и мы нашли следы, указывающие на то, что неподалеку от «Кондора» с Ари и Кхорньей на борту находился вооруженный корабль кхлеви, который и уничтожил «Никаври». Тут повсюду дерьмо кхлеви, и тут же находится спасательная капсула, принадлежавшая Карлье и Мири. Но ситуация в целом все равно упирается в то, насколько неправильно мы поняли тебя.

Лирили мрачно посмотрела на нее и чихнула.

– Однако… Если все, кого ты тут поминала, за исключением кхлеви, который оставил эти следы, несомненно, мертвы, может быть, нам стоит завершить эту бесполезную миссию и вернуться домой?

– Я удивлена, – заметила Нева. – На твоем месте я бы старалась придумать для себя миссию подлиннее, ту, которая увела бы тебя на край самой далекой галактики, которую только можно себе представить. И желательно такой, где о тебе никто ничего не слышал бы.

– Это в твоем стиле, – ответила Лирили. – Не в моем. Я не принадлежу к космическим путешественникам.

– Теперь уже принадлежишь, – поправила ее Мелиренья. – Но я не могу поверить, что ты смотришь на все то, что мы увидели тут, без малейшего чувства сожаления, грусти… может быть, даже раскаяния по отношению к Мати и Таринье.

– Если ты думаешь, что решение Совета, принятое под влиянием козней моих врагов, заставит меня чувствовать себя виноватой, ты сильно ошибаешься. Я сделала то, что считала наилучшим для планеты. Если из-за моего решения кто-либо пострадает, то виноваты в этом будут кхлеви, а не я.

Кхари залез в спасательную капсулу и вернулся с маленьким кристаллом, содержавшим запись полета.

«Шаттл» линьяри сделал круг по низкой орбите, почти в атмосфере планеты – однако хотя они и смотрели очень внимательно, но не нашли ни одного двуногого существа на поверхности планеты: ни живого, ни мертвого.

Вернувшись снова в космос, линьяри принялись обсуждать свои дальнейшие действия.

– Мы должны предупредить наших союзников о надвигающейся угрозе кхлеви, – сказала Нева.

– Так же, как они предупредили нас о фальшивых войсках Федерации? – поинтересовалась Кхари, очевидно было, что горечь предательства оставила след в ее душе.

– Те враги были всего лишь людьми, – парировала Нева. – Плохими парнями, признаю, но всего лишь людьми. И они обманули наших союзников. В результате, конечно, ничего хорошего с нашими людьми не случилось. Но дать кхлеви без предупреждения завоевать любую цивилизацию – это… ка-линьяри.

– Да уж, это точно. Начать передачу?

– Нет! – остановила его Лирили. – Ты приведешь их прямо к нам, а от нас – на нархи-Вилиньяр!

Нева вздохнула:

– Боюсь, на этот раз я вынуждена согласиться с тобой, Лирили. Нет, радиомолчание необходимо, пока мы настолько близко от места, где успели побывать кхлеви. Я думаю, мы должны доставить как минимум первое наше предупреждение лично.

Они вернулись на корабль, пришвартовали «шаттл» и принялись прокладывать курс, который должен был привести их к ближайшим от родного мира обитаемым планетам.

«Кондор» передал сообщения на всех каналах всем мирам и космическим кораблям об угрозе нападения кхлеви. Реакция линьяри и их союзников оказалась абсолютно предсказуемой – ни одного ответа не пришло ни с одной планеты. Но через три дня и два гиперпрыжка от синего мира Акорна с испугом и радостью увидела на экране коммуникатора лицо Калума Бэрда и услышала:

– Это «Акадецки», «Кондор». Слышу вас ясно и отчетливо. Акорна, во имя Космоса, куда теперь ты направляешься на этой куче мусора, по недоразумению называющейся кораблем? Неужели мы не научили тебя ничему лучше, чем игры с кхлеви? Они – не лучшие партнеры!

– Принято, Калум, – ответила Акорна, широко улыбнувшись при виде своего любимого приемного отца, который ответил ей такой же радостной улыбкой. Однако прежде, чем они успели сказать друг другу что-либо еще, лицо Калума исчезло, сменившись другими лицами: «Кондор» принимал все новые и новые сигналы.

Услышав непривычные голоса, Беккер немедленно прибежал на мостик. За ним появился Ари, затем – их гости-линьяри и Мак.

– Проклятье, мы что, уже вернулись в Федерацию? – прогремел Беккер. – Мы, должно быть, не туда повернули во время последнего гиперпыжка. Я ж говорил, что нам налево, Ари.

Ари, привыкший к шуткам Беккера и сам перенявший некоторые из них, ответил:

– Прошу прощения, Йо. Я ошибся, пытаясь понять, какой поворотник включить.

Мати, широко раскрыв глаза, смотрела на лица на экране. Карлье и Мири выглядели настороженными, и Таринье, с которого слетела былая помпезность, начал переводить им.

Таринье несколько изменил свои позиции с тех пор, как побывал в плену у кхлеви. Сначала, как только он был освобожден, он ушел в себя, стал непривычно робким и замкнутым. Ни попытки расшевелить его, предпринимаемые Мати, ни ругань Беккера, ни доброта Акорны не помогали. Но Ари был ласков с ним, направляя и поддерживая его бессловесной эмпатией, исходившей от первого и до сих пор единственного линьяри, освобожденного из плена кхлеви, ко второму. Теперь Таринье на собственном опыте знал, на что способны кхлеви, и не мог не представлять себе, что пришлось испытать Ари. Эта связь, несомненно, была исцеляющей для обоих молодых линьяри.

Ари постепенно начал говорить со своими родителями и Мати о тех временах, когда он остался на Вилиньяре один на один с кхлеви. Кое-что из того, что он описывал, было внове для Акорны и даже для Беккера. Теперь, когда они сами встретились с кхлеви – «лицом к лицу», по выражению Беккера, все гораздо лучше понимали, что пришлось пережить Ари. Конечно, его рассказы приводили их в ужас, однако их реакция выражалась скорее в мрачном понимании: ни шока, ни желания отгородиться.

Ари смотрел на сменявшие друг друга лица на экране коммуникатора, ощущая новую для него уверенность в себе и удивительное спокойствие, которого никогда прежде в нем не было.

Поздоровавшись со всеми, вышедшими на связь, Акорна снова переключилась на Калума.

– Хотя я и рада видеть тебя не меньше, чем ты меня, дядюшка Калум, не мог бы ты мне сказать, что делают здесь все эти корабли? – поинтересовалась она.

– Мы движемся на соединение с Хафизом и его караваном на принадлежащей Дому Харакамянов планете, которую романтичный шейх назвал Мечтой, – ответил Калум: последнее слово он произнес, явно пародируя армянский акцент. – Это та самая планета, на которой ты проводила операции по освобождению пленников Гануша и Иквасквана.

Беккер усмехнулся. Безудержная предприимчивость Хафиза напомнила ему его собственное отношение к «трофеям».

– Он мог бы выбрать времечко и получше, – заметил Беккер, обращаясь к Калуму. – Если верить нашему, э-э, осведомителю, весь этот сектор скоро будет кишеть кхлеви. С другой стороны, если старый пройдоха подождал бы подольше, возможно, ему просто не с кем стало бы торговать. Так что, я полагаю, нам просто придется принять ситуацию такой, какая она есть. Кстати, я думаю, ты не против того, чтобы еще раз спасти галактику?

34
{"b":"18770","o":1}