ЛитМир - Электронная Библиотека

РК замурлыкал.

Хафиз, который пытался не обращать внимания на Беккера, полностью сосредоточившись на линьяри, внезапно обернулся к нему. Несмотря на искусственный солнечный свет, он был очень бледен.

– Кхлеви? Вы столкнулись с кхлеви?!

– Да, у нас есть пара дохленьких жуков – вон там, – подтвердил Беккер, ткнув пальцем в сторону «Кондора».

Акорна тоже вернулась. Ее друзья и близкие окружили команду «Кондора», когда те, неторопливо выбравшись из роболифта, направились к роскошно оформленной стойке приема гостей.

– Дядя Хафиз, нам нужно организовать что-то вроде лаборатории, чтобы изучить мертвых кхлеви и провести тщательный анализ некоей субстанции, которую мы нашли в другом мире.

– Тебе ничего не надо организовывать, о цветок моего фамильного дерева, – ответил Хафиз. – Лучшие во вселенной лаборатории здесь, полностью в твоем распоряжении, укомплектованные самыми современными устройствами и оборудованием.

– А у нас в команде есть лучшие специалисты по органической химии среди линьяри, – сказала Акорна, кивнув в сторону двух новоприбывших. – Позволь мне представить Карлье и Мири, отца и мать Ари и Мати.

– Это большая честь для нас, – сказал Хафиз. – Разумеется, наши лаборатории полностью в вашем распоряжении. Как раз за садом, где растут тысячи видов сочных прекрасных трав и бьют ароматные фонтаны, вы сможете найти роскошные павильоны, созданные с учетом вкусов и требований линьяри.

Он хлопнул в ладоши; по его сигналу немедленно появились носильщики.

– Когда вы почувствуете себя достаточно отдохнувшими после путешествия, мы пообедаем вместе.

– На отдых нет времени, – резко возразил Карлье. – Мы должны проанализировать обнаруженную субстанцию немедленно. В тепле она разрастается крайне быстро.

Беккер остановил носильщиков около роболифта:

– Подождите минутку, парни. У нас не так уж много багажа; я думаю, что нам с командой лучше сперва выгрузить жижу и гм… пленников. Я не уверен, что вам понравится такая работенка. Они воняют. Жутко. И что касается РК, Мака и меня, то мы остаемся на борту «Кондора».

Надари подняла бровь и надула губы с деланным огорчением. РК прижал уши и собственнически обвил хвостом шею Надари.

– Если, конечно, у кота нет своих собственных идей на этот счет, – смущенно добавил Беккер.

Этим вечером им накрыли роскошный стол.

Под открытым навесом на длинном низком столе стояли серебряные тарелки с разными сортами мяса и сладостей в пышном обрамлении цветов и прекрасных трав. Сам стол был окружен набивными диванами со множеством мягких подушек из шелков и бархата. Все это великолепие было застлано толстыми мягкими коврами с изысканными узорами, цветом напоминавшими радугу драгоценных камней.

Беккер и его команда уселись вдоль стола, утопая в мягких подушках; вслед за Хафизом Беккер, Карина, доктор Хоа, не-линьярская семья Акорны и Надари Кандо начали поглощать соблазнительные блюда. Сама Акорна, а также Ари, Мати и их родители наслаждались изысканным вкусом специально подобранных трав и цветов, выполнявших на столе не только декоративную функцию. Беккер был несколько удивлен их поведением, пока не понял, что это и было истинным назначением того, что он изначально принял за обильное и роскошное украшение стола. Просто старина Хафиз позаботился о том, чтобы «блюда», поданные линьяри, были оформлены столь же искусно и красиво, как и те, которые ели люди.

– Дядя Хафиз, вы просто чудо! – восторженно проговорила Акорна. Беккеру было приятно видеть, что после всех тех тягот и опасностей, которые им пришлось перенести, после всей той тяжелой работы, которая легла на плечи его «девочки», она выглядела так же свежо, как и некоторые цветы, что она ела сейчас. Более того, Акорна просто сияла счастьем, оказавшись среди своих старых друзей.

– Кстати, а сколько времени вам понадобилось, чтобы возвести все это? – она оглядывала мягко освещенный сад с его фонтанами и возвышавшимися вдалеке горами, куполообразные и причудливо закрученные в спирали строения главной резиденции Хафиза, а также нескольких расположенных поблизости отелей и офисов. Над головами собравшихся мерцали звезды – не похожие на те, которые приходилось видеть Акорне, но чудесные искусственные звезды, складывавшиеся в причудливые узоры созвездий и звездных скоплений. Карина лично проследила за тем, чтобы расположение этих «звезд» сулило благополучие и радость – с точки зрения астрологии.

– Чуть дольше мгновения, дражайшее дитя. И, конечно, на это понадобилось много, много, много миллионов кредитов.

Беккера усадили на почетное место, Надари Кандо оказалась практически рядом с ним, хотя и на соседнем диване. Первый помощник капитана «Кондора» по-прежнему лежал, свернувшись вокруг ее шеи как живой пушистый воротник. По временам очередная порция икры или мяса так и не достигала рта Надари – мягкая лапа или кошачьи зубы перехватывали их в пути.

– Однако хватит болтать о моих маленьких развлечениях, – сказал Хафиз; Беккер не ответил – он был слишком занят созерцанием прекрасной формы подбородка и изящным изгибом шеи Надари. – Я сгораю от любопытства и жажду узнать, каким образом вам удалось заполучить двух мертвых кхлеви.

– Ну, они… – отрываясь от своего приятного занятия, начал Беккер, – им, словом, удалось выжить после того, как их корабль разбился. Я имею в виду, они пережили падение их корабля – а сбили этот корабль мы, после того как они сами сбили корабль детей.

– Под детьми ты имеешь в виду?..

– Мати и Таринье, – объяснила Акорна. – Они независимо от нас решили отправиться на поиски родителей Мати и Ари – практически одновременно с нами. Но и у кхлеви была такая же мысль; они как раз напали на «Никаври», когда появились мы.

– Расскажите мне об этом поподробнее, капитан: я заинтригована, – заговорила Надари. – Что за могучее оружие вы установили на этом вашем корабле для сборки утиля, если сумели с его помощью уничтожить корабль кхлеви?

– Да-да, – поддержал ее Хафиз. – Пожалуйста, расскажи нам, что это было. Если это оружие настолько эффективно, я закажу его в количестве, необходимом для охраны нашей планеты.

Беккер улыбнулся Надари, словно извиняясь за то, что ей придется немного подождать, и ответил сперва Хафизу:

– Да, сэр, верно, у меня на «Кондоре» есть множество видов самого смертоносного оружия. Некоторые его образцы даже должны работать – конечно, если я отлажу и установлю их. Но пока что я этого сделать не успел. Так что пусть Акорна сама расскажет о том, как мы использовали притягивающий луч.

Углы губ Надари приподнялись в улыбке. Пожалуй, эти губы – прекрасно очерченные, немного полные и нежные – были самой женственной деталью ее внешности, по крайней мере, пока они не сжимались в жесткую линию, выражая твердость и решимость. Беккеру невольно вспомнились моменты, когда она так сжимала губы; если бы при этом он хоть раз оказался бы не в ладах с Надари, если бы у него возникала хотя бы тень мысли о том, что это жесткое выражение лица было адресовано ему, душа его непременно ушла бы в гравитационные ботинки. Однако ссоры между ними не было никакой; к тому же РК кончиком хвоста нежно щекотал то ее ключицу, то щеку, то мочку уха. Было в движениях этого хвоста что-то от влекущего колыхания веера куртизанки.

– Но, капитан, ведь на этот раз у вас навряд ли было достаточно груза, чтобы использовать его наподобие пущенного из пращи камня и тем сразить врагов!

– О нет, мэм. На этот раз никакой пращи не понадобилось. Скорее можно сказать, что мы… как бы это выразиться… в определенном смысле запрыгнули прямо на них и разнесли их хлипкую скорлупу. Сработало неплохо, а, команда?

– Да, Йо. Сработало неплохо, – подтвердил Ари.

– За исключением того, что кхлеви выжили. Поначалу мы не знали, что выживших оказалось двое, – продолжил рассказ Беккер.

Он изложил всем собравшимся за столом историю с допросом раненого кхлеви, вплетя туда и историю Мати и Таринье; причем создавалось впечатление, что он понял каждое слово из их собственного рассказа о выпавших им на долю испытаниях или же лично был с ними на протяжении всего их полета. Конечно, кое в чем он приукрасил историю, а под конец скромно проговорил:

36
{"b":"18770","o":1}