ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ари, – сказала она, глядя не в его лицо, а немного выше.

Другие линьяри, включая его родителей, которые только что прибежали, тяжело дыша и держа в руках емкости для сбора сока, проследили за ее взглядом.

– Ари, что это у тебя? Вот тут, где шрам? – спросила она. У нее перехватило дыхание: в душе вспыхнула безумная надежда, но она все еще пыталась размышлять трезво, уже протягивая руку ко лбу молодого линьяри. Нет, не может быть: скорее всего, это просто тычинка какого-нибудь цветка прилипла чуть выше бровей…

Их руки одновременно коснулись маленького белого бугорка посереди его лба.

– Это рог! – сказал он. – Мой рог регенерирует. Трансплантат наконец прижился.

«Спорим, я знаю почему», – смеясь, мысленно шепнул Таринье.

Акорна и Ари покраснели, а Мати, которая тоже услышала шепот, наступила Таринье на ногу.

Акорна обняла Ари и его родителей, а Мати быстрым движением коснулась брата.

Прибыла Карина.

– Я думаю, нам нужно начать с того, чтобы все встали в круг, – сказала она радостно.

– Почему? – спросили все почти хором.

– Чтобы объединиться, естественно, – ответила Карина.

– Возможно, это так для нашего или вашего вида, – мягко сказала Акорна. – Но мне кажется, что с этими существами нам нужно использовать другие методы. Что нам, кажется, обязательно нужно сделать – отойти от основной части лагеря. Запах, который источают растения, наиболее подавляющий и нездоровый именно рядом с кораблями.

Акорна увела их в заросли, которые почти вежливо расступались перед ней и остальными. Они отошли на полкилометра от кораблей, прежде чем Акорна остановилась и глубоко вдохнула.

– Что вы чувствуете?

– Здесь приятно, – сказала Мати. – Значит ли это, что растения здесь не так… расстроены, как те, которые рядом с кораблями?

– Я точно не знаю, – сказала Акорна. – Я просто подумала, что мы могли бы попробовать.

– По мне, это звучит по-идиотски, – нарушила молчание Лирили: до этого она была непривычно тиха. – Как только вам пришло в голову, что кто-то может общаться при помощи запаха?

Мири рассмеялась:

– А что ты думаешь, мы делаем, когда собираемся спариваться, Лирили? А другие виды? Это тоже своего рода общение – при помощи феромонов!

– Нет ничего необычного в том, что иные биологические виды общаются не только с помощью звука, – сказала Нева. – Многие разговаривают при помощи зрения, прикосновений или, как мы сами, только мыслями. Если бы ты, Лирили, проводила больше времени, изучая вселенную вокруг тебя, ты бы знала об этом.

Акорна сказала:

– Я вспомнила. Муравьи! Маленькие муравьи общаются при помощи феромонов – довольно сложного набора запахов, – чтобы передавать друг другу сигналы, указывать направление и все в таком роде.

– Да, – протянула Лирили с выражением, близким к благодушию. – Конечно. Пахантийиры тоже оставляют пахучие метки на своей территории: ограждают ее или показывают, что готовы к спариванию. Я просто никогда раньше не думала, что это тоже способ общения.

– Ну да, век живи, век учись, – сказала Нева как можно дипломатичнее, стараясь ничем не оттолкнуть Лирили: сейчас был тот редкий момент, когда эта женщина прислушивалась к словам других и готова была признать, что кто-то знает то, чего не знает она. – Проблема в том, как нам расшифровать эти запахи.

– Возможно, это не будет слишком сложно, – предположила Акорна. – Удалось же нам войти в контакт с самими растениями. Но я подумала, если запахи символизируют их мысли, возможно, мы сумеем найти общий язык, чтобы рассказать им о нас?

– Зачем? – спросил Таринье.

– Есть много причин, по которым стоит искать дружбы с новыми существами, Таринье, – ответила Нева. – Но в данном случае, я подозреваю, Кхорнья хочет попросить растения отступить и позволить кхлеви увидеть голограммы.

– Для начала мы должны найти общие образы, общий словарь, – возразила Кхари. – Что мы знаем об этих растениях? Как мы можем объяснить им, на что мы похожи?

– Ну, – задумчиво протянула Мати, – если мы хотим, чтобы они расступились, возможно, нужно показать им, чего именно мы хотим. Они ведь умеют собираться вместе и расступаться в стороны – что, если и мы попробуем сделать то же самое? Изобразим то, чего хотим от них?

– Но они не используют зрение для общения, – сказала Лирили. Это было разумно; может быть, Лирили и была несколько нетерпелива, но ей было трудно скрыть, что она была так же озадачена, как и все остальные. – Они общаются посредством запахов.

– Но они воспринимают мысль – или что-то вроде мысли, – возразила Мати.

Акорна подумала, что девочка значительно выросла с тех пор, как перестала быть посланницей Лирили. Теперь она была гораздо увереннее. Таринье, поймав мысль Акорны, неодобрительно что-то проворчал про себя, но Ари так угрожающе взглянул на него, словно тоже прочел его мысли, и Таринье отвел глаза, как будто он был здесь ни при чем.

– Да, – согласилась Акорна с Мати. – Это – форма мысли, как бы они ни выражали ее. И кто знает, может, с точки зрения этих растений, мы тоже выделяем запах, когда думаем? Только мы для них гораздо непонятнее, чем они для нас. Давайте попробуем упростить наши мысли для них. Все разойдутся в стороны и сконцентрируются на том, что мы делаем.

– Обособленность наших личностей, – нараспев произнесла Карина.

– «Двигайтесь мягко, расходитесь в стороны», – мысленно шептала Акорна.

– Карина, думай. Двигайтесь мягко, расходитесь в стороны, – повторила она вслух для своей тетушки.

– Это звучит как мантра! Как мне это нравится! – восторженно воскликнула Карина. – Двигайтесь мягко, расходитесь в стороны…

– Осторожней, – сказала Акорна. – Не надо говорить, лучше думай это.

Карина озадаченно кивнула и умолкла – только ее губы беззвучно шевелились в такт мысленно произносимым словам.

Мысленный шепот вскоре подхватили и остальные; теперь их мысли звучали в унисон.

– «Двигайтесь мягко, расходитесь в стороны…»

Они растянулись в цепочку так, что уже не смогли бы коснуться рук друг друга. В самом начале их движения растения лишь немного расступились, чтобы дать каждому пройти, но люди продолжали «шептать», и растения мягко расступились, пока вокруг линьяри и Карины не образовалось широкое прямоугольное пространство.

Когда эта мысль была воспринята, Акорна мягко сказала – вслух для Карины, стоящей от нее справа, и мысленным шепотом – для всех остальных:

– «Сближайтесь, собирайтесь вместе, соприкасайтесь, сплетайтесь».

Все остальные подхватили эту мантру и медленно начали сходиться – ближе, еще ближе, соединяя руки, становясь друг к другу как можно плотнее, еще плотнее, – и зеленые заросли сомкнулись вокруг них, сжимая кольцо. Затем Акорна снова прошептала: «Двигайтесь мягко, расходитесь в стороны», – и все остальные подхватили эту мысль. Растениям понадобилось всего одно мгновение, на которое у Акорны перехватило дыхание, чтобы понять, что теперь следует снова расступиться; но затем запах растений стал гораздо слабее душного аромата, каким он был, пока зеленая стена смыкалась вокруг линьяри, и они расступились еще раз.

– Эти растения определенно разумны, – одобрительно сказала Нева. – И определенно ароматны.

Растения плавно, мягко закачались, кивнули, словно радуясь чему-то; вокруг распространился легкий сладкий аромат.

– Хорошо, – сказала Акорна. – Потому что сейчас нам надо рассказать им о кхлеви.

– Зачем? – спросил Таринье.

– И как? – добавила Мати.

– Потому что мы приведем сюда народ кхлеви на смерть, – сказал Ари. – Но и кхлеви могут убить многих из народа Лозы. Когда мы думали, что они не обладают интеллектом, нам не казалось зазорным позволить кхлеви попасть сюда, в мир, где самый сок растений смертоносен для них. Но теперь, когда мы знаем, что обитатели этого мира разумны, и тем не менее собираемся привести сюда это зло, самое меньшее, что мы можем сделать, это предупредить местных жителей.

– И что же они сделают, если будут против нашего плана? – язвительно спросила Лирили.

48
{"b":"18770","o":1}