ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не об этом речь, – сказала Нева. – Сейчас, когда мы знаем, что они разумны, что они могли бы пострадать от кхлеви так же, как страдали мы, мы можем продолжить осуществление плана капитана Беккера только вместе с ними. С народом Мира Лозы.

– О чем мы сможем с ними договориться и каким образом? – все с той же язвительностью поинтересовалась Лирили.

– Моя сумка с коллекцией! – неожиданно сказала Мири. – Где она?

– Там, среди лиан, – ответил Карлье. – Моя тоже там. Они открыты. Как ты думаешь, растения будут возражать, если мы возьмем немного соку?

– Скорее они будут удивлены. Они не поймут, что мы собираемся с ним делать, – предположила Акорна. – В конце концов они знают, для чего им нужен этот сок, но им может быть тяжело понять, зачем он понадобился нам.

– Мама, отец, – заговорил Ари. – Я знаю запах, очень сильный, благодаря которому мы сможем им все точно объяснить. У нас нет ничего, что пахло бы так же, как кхлеви?

– Нет, – сказала Мири. – Мы очень тщательно мылись после работы в лаборатории.

– Спорим, у Мак-Кенза есть, – сказала Акорна. – Корабль до сих пор полон вони кхлеви – с того времени, когда вы погрузили их на борт. Неважно, сколько раз с тех пор очищали воздух: вонь остается. Похоже, запах впитался в стены корабля. Ну, и, разумеется, у нас есть «шаттл», пропитанный вонью кхлеви.

– Пойду спрошу Мака, – сказала Мати.

Она вернулась очень быстро, держа в затянутой в перчатку руке некий предмет, в то время как другой рукой зажимала себе нос.

– Я полагаю, я еще слишком маленькая, чтобы убрать этот запах, – сказала она.

– Хорошо. Пусть пока никто не пытается уничтожить этот запах: сперва мы должны объяснить растениям, что он значит, – сказала Акорна. – Положи это на землю, Мати, и давайте попытаемся вести себя, как мы вели бы себя, увидев кхлеви. Страх, отвращение, ужас, гнев… Постарайтесь воспроизвести эти чувства как можно ярче и передать их растениям. Старайтесь изо всех сил.

Все поступили так, как предложила Акорна. Ари был весь в поту, от него исходил запах страха, настолько острый, что даже Акорна ощущала его, хотя обычно от линьяри всегда пахло приятно.

Растения вздрогнули и задрожали, а потом неожиданно ветки проползли мимо людей и, приблизившись к предмету из «шаттла» кхлеви, начали выплескивать на него сок, словно бы выстреливая флюиды ярости из стеблей и цветов. В конце концов, предмет с запахом кхлеви оказался совершенно залит резко пахнущим соком.

– Они поняли! – закричал Таринье. – Они все поняли!

– Либо они все поняли, либо ведут себя так из инстинкта самосохранения, – предположила Лирили.

– Может, нам стоит сделать голограмму кхлеви, чтобы показать им? – предложила Мати.

– Если они общаются с помощью запахов, они узнают кхлеви, когда почувствуют их; мы все убедились, что растения уже знают, что с ними делать, – ответила Мелиренья.

– Нам нужно вернуть наши сумки, – заметил Карлье.

Акорна нахмурилась:

– Может, теперь они поймут. Попытайся забрать их.

Они знают, что мы боимся кхлеви, и, возможно, заметили, что мы не умеем выделять сок, как они. Может, они поняли, что мы боимся чего-то, от чего у них есть защита, а у нас нет.

Карлье добрался до сумки, не встретив никакого сопротивления на своем пути, а потом и до сумки Мири, которая была полностью обвита лозами.

– Возвращаясь к вопросу о голограммах: я предлагаю просто подойти к разным голограммам и попросить растения расступиться там, где они находятся. Нам надо объяснить, что они должны оставаться в таком виде, пока кхлеви не окажутся среди них.

Нева покачала головой:

– Эта проблема сейчас не самая главная. Мы не имеем права жертвовать разумными существами, будь то растения, нириане или мы сами, чтобы избавиться от кхлеви.

– Давайте покажем им пийи, – сказал Таринье.

– Если они не смогут увидеть это, как они смогут что-то решить?

– А смогут они это почувствовать? – спросил Ари. – Беккер жаловался на запах пийи. У нас до сих пор есть капсула, в которой мы его нашли. Может быть, запах донесет ту информацию, которую мы не можем понять.

– По крайней мере, можно попытаться, – сказала Акорна. – Остается только надеяться, что они правильно поймут запахи.

Таринье и Ари направились на «Кондор» и вскоре появились с пийи. За ними следовал РК, который проигнорировал «ароматный» пийи, зато внимательно понюхал растения, после чего повернулся хвостом к ближайшей лиане и выпустил струю, которая немедленно перебила запах цветов.

Лиана пригнулась к земле, и на какой-то момент Акорна испугалась, что растения могут напасть на РК; однако вместо этого выпрямившаяся лиана словно бы кивнула коту.

– Посмотрите! – закричала Мати. – Они узнали его запах! Они знают, что это священный храмовый кот! Словно он их благословил!

Нева сморщила нос:

– Если это благословение храмового кота, как же пахнет его проклятье?!

Пийи присоединили к портативному сканеру и включили для растений. Но растения никак не реагировали на передаваемую пийи информацию, пока на экране не появился кхлеви. К общему изумлению, растения немедленно выстрелили в пийи соком.

– Они отлично распознают кхлеви, – подытожила Акорна. – Даже когда капитан Беккер грубо повел себя с ними, они не стреляли соком, а сейчас простая картинка с кхлеви вызывает у них желание атаковать.

Ари кивнул:

– Наверно, потому, что кхлеви похожи на огромных насекомых, которых можно уничтожить этим соком. Когда мы были здесь впервые, я видел насекомых, убитых соком. Они напомнили мне кхлеви.

Нева нахмурилась:

– Если растения считают кхлеви естественным врагом и просто инстинктивно защищаются, то план сработает. Что ж, это хорошо. А сейчас нам надо уговорить их отползти от голограмм.

После того как они нашли общий язык с растениями, это не составило большого труда. Даже Беккер согласился на сотрудничество с растениями Мира Лозы: похоже, это спонтанно возникшее название так и закрепилось за зеленой планетой. Когда последние аппараты были установлены, экипаж «Кондора» осмотрел небольшое поселение, созданное линьяри среди цветущих растений.

– Этого будет достаточно, чтобы обмануть кхлеви, – заметил Беккер и повернулся к Маку. – Ты готов передать сигнал из «шаттла»?

– Да, капитан, – ответил Мак.

– Тогда приготовься. Как только район очистится, ты можешь пригласить наших друзей на вечеринку в саду, – сказал Беккер и, ощетинив усы, расплылся в улыбке, которая, по мнению Акорны, совершенно не была дружественной.

– Дядя, я полагал, мы решили, что дети будут эвакуированы с Мечты немедленно, – напомнил Рафик Надежда Хафизу.

– Но это было до того, как непревзойденный Беккер предложил свой план. А также посол Нева и знаменитые ученые-линьяри, Карлье и Мири заверили меня в удачном исходе операции, как и наша обожаемая Акорна. Тогда зачем отсылать деток домой? А может, и нас заодно эвакуировать? Только вот если мы отсюда исчезнем, с нами исчезнут и все мои вклады в это предприятие.

Видя округлившиеся глаза племянника и его изумленно открытый рот, Хафиз горько добавил:

– Я знаю, мой мальчик, конечно, человеческую жизнь и жизнь линьяри нельзя сравнивать с денежной выгодой. Но разве не правда, что эти существа, народ Акорны, пришли сюда за защитой, вернее за поддержкой? И если мы сейчас будем отсылать наших детей, не будет ли это означать, что для нас наши дети важнее, чем их? Это вряд ли можно назвать хорошим тоном.

– Да пошел он к черту! – взвился Рафик. – Эти дети уже не раз были в аду, и мы обещали им нашу защиту. Линьяри дома, точно так же, как и их дети. Наши дети должны вернуться на Маганос и остаться там, пока опасность со стороны кхлеви не перестанет существовать. И «Прибежище» тоже уберется отсюда.

– «Прибежище» может отправляться туда, куда пожелает. Хотя Звездные Странники решили остаться с нами.

– Ты не можешь им это позволить, дядя Хафиз. Это слишком опасно.

– Дорогой племянник, послушай меня. Жизнь – опасная штука. А бизнес – успешный бизнес! – опасен вдвойне. Мы первопроходцы. Если нам предстоит прийти на землю, куда еще не ступала нога человека, риск неизбежен.

49
{"b":"18770","o":1}