ЛитМир - Электронная Библиотека

– Например, следы кораблей кхлеви? – спросила она. – Честно сказать, не знаю. В пространстве Федерации мы сталкивались с ними только единожды, и та встреча была довольно короткой. Впрочем, я посмотрю, нет ли здесь каких-нибудь странных следов.

Она немного поколдовала над панелью управления – цветные огни освещали ее лицо, – а затем сказала:

– Есть.

– Что?

– Здесь было много других кораблей. Все следы похожи друг на друга. Я составляю новую программу, чтобы мы могли проследить за их перемещениями, но все следы перепутаны.

– Думаешь, это кхлеви?

– А кто же еще? Не мы, это уж точно.

– Проследи за этим следом, – сказал Беккер.

– Что?

– Милая, тебе надо бы повнимательнее посмотреть на мою коллекцию старых записей, – сказал он.

Первым кораблем, который Акорна и Ари оборудовали новыми снарядами, стал «Кондор». Они создали образец, который можно было демонстрировать другим. После нескольких ошибок, которые «Кондор» простил им со своим обычным великодушием, были произведены все необходимые изменения, и корабль был объявлен полностью готовым к сражению с кхлеви.

Акорна решила, что самым эффективным способом убедить всех прочих торговцев принять разработанный план будет объявить общий сбор и продемонстрировать на нем видеозаписи.

По окончании просмотра в зале стояла полная тишина. Даже когда зажгли свет.

Затем заговорила Холланд Барбер, юрист транспортной компании «Каскад», которая занималась всеми грузоперевозками для Мечты.

– Мисс Ли Харакамян, – сказала эта блондинка с тонкими чертами лица. – Ваше утверждение касательно того, что мы должны внести настолько существенные изменения в конструкцию наших кораблей с целью борьбы с расой, которая, как следует из вашей же видеозаписи, почти целиком уничтожена с помощью этой липкой штуки, представляется нам необоснованным. Вы слишком горячитесь, и это выглядит смешно. В отсутствие мистера Харакамяна нет оснований полагать, что Мечта вообще продолжит свое существование. Для чего же, скажите, нам менять конструкцию наших кораблей настолько бессмысленным образом? Из-за вашей недальновидности и неспособности создать подходящие условия для бизнеса мы запросто можем заявить, что больше не связаны условиями контракта, и вернуться в пространство Федерации.

– Разумеется, вам решать, мисс Барбер, – сладким голоском проговорила Акорна. – Но хотелось бы вам напомнить, что «Акадецки» пропал, пытаясь сделать то же самое, то есть вернуться в пространство Федерации.

Костлявая блондинка смерила Акорну надменным взглядом и сказала:

– Мисс Акорна, это был один-единственный маленький кораблик. Мы же управляем огромным флотом. Не думаю, что эти тараканы сочтут нас легкой добычей.

– Это уж как будет угодно вам и вашему клиенту, мисс Барбер, – сказала Акорна.

В этот момент в зал ворвались Ари и Мак:

– Простите нас, Кхорнья. Мак только что перехватил передачу, которая, как мы думаем, повлияет на исход этой встречи.

– Да? – Холланд Барбер, которая уже села на свое место, вела себя так, словно бы кто-то назначил ее председателем собрания.

Мак добросовестно повторил все щелкающие звуки, которые услышал, и Ари перевел их для собравшихся:

– Кхлеви предпринимают массированную атаку на нархи-Вилиньяр.

– А что это такое? – спросила Холланд Барбер.

– Родина линьяри, – сказал Ари. – Наша родина.

– Не понимаю, что общего имеет ваша родина с моим клиентом, как бы дорога вам она ни была, – сказала юристка.

– Совершенно ничего, – сказала Акорна. – За исключением того, что нархи-Вилиньяр – первая планета, с которой Хафиз надеялся установить торговые отношения при основании Мечты.

– Короче говоря, Холланд, – сказала Микаэла Глен из «Межпланетного агентства недвижимости Хадсона», – это покупатели. Если вы собираетесь сидеть и отворачиваться от нововведений, предложенных Домом Харакамянов, учитывая то, что они будут полностью оплачены, из-за того, что боитесь за целостность и сохранность драгоценной задницы своего клиента; если вы готовы спокойно смотреть, как эти тараканы пожирают самых перспективных потенциальных торговых партнеров за всю историю существования Федерации – что ж, вы вольны поступить подобным образом. Но «Хадсон» пойдет по стопам основателей. Мы не только оснастим наши корабли оружием, но и будем готовы сражаться за то, что имеем.

Остальные торговцы дружно зааплодировали.

Когда прозвучал сигнал вызова и на экране появилось лицо Акорны, Беккер и Надари с трудом шли по ионному следу.

– Капитан, Мак засек сигнал флота кхлеви. Они обнаружили нархи-Вилиньяр.

– Мы в пути, принцесса, – сказал Беккер. – Ваши дядюшки уже заняты начинкой торпед?

– Да, капитан. Весь свободный персонал собирает и разбавляет сок, а Гилл говорит, что инженеры уже сделали несколько рабочих торпед и начали оснащать ими корабли. «Кондор» готов к отбытию. Вам удалось напасть на след «Акадецки»?

Беккер посмотрел на Надари. Он не хотел сообщать Акорне имеющиеся новости.

– Нет, Акорна, мы не нашли следа, – отчетливо проговорила Надари. – Но обнаружили следы, похожие на следы кораблей кхлеви. Мы готовы пойти по ним, но после того, что ты сказала, этого и не потребуется: уже ясно, где стоит их искать.

– Да, – сказала Акорна. – Правда, довольно странно, что вы нашли следы так далеко от нархи-Вилиньяра.

– Что ж, следовательно, эти жуки – прыткие твари, – сказал Беккер.

Глава 20

Космопорт нархи-Вилиньяра принял на себя первый ракетный удар кхлеви. Третья волна уничтожила большую часть поселка технодизайнеров, включая огромные эвакуационные суда, на которых линьяри прибыли в этот мир со своей старой родины.

Благодаря способности линьяри лечить немощь точно так же, как раны и болезни, даже самые старые из них не были слабыми, и те, кто бежал к пещерам в холмах, где жили Предки, двигались без задержек и затруднений.

Дежурный офицер связи едва успела спастись сама и спасти свое оборудование со взорванной станции.

Деревья на нархи-Вилиньяре были редкостью, зато трава за границей пастбищ вымахала выше человеческого роста и служила превосходным укрытием. Члены Совета указывали беглецам верный путь и вели их по нему. Служители Предков встречали их в заранее оговоренных местах, чтобы проводить к пещерам.

С самого начала, уйдя из городов и крупных поселений, беглецы избежали опасности, которую могла повлечь за собой бомбардировка.

Они спокойно добрались до пещер. Единственными звуками, возникающими время от времени, помимо топота ног и шороха травы, были плач младенцев и кашель стариков. Всеми владели простые мысли: «Спокойствие. Мир. Идти быстро, но бесшумно. Помогать идущим рядом, если они падают». Голос, внушавший всем эти мысли, принадлежал той, кого они любили больше всего и кому доверяли всей душой – Прародительнице Надине.

Бомбардировка неожиданно переместилась с города на равнину. Загорелась трава, сквозь которую все еще шли сотни линьяри. Они побежали, крича и падая. Нескольких в панике затоптали.

Кружа над планетой, кхлеви вкушали долгожданный сладкий ужас, волнами поднимающийся с поверхности. Молодняку его транслировали, чтобы успокоить его, пока корабли приземлятся и начнут погрузку пленников.

Корабли Дома Харакамянов сплотились под командованием Надари. Большинству кораблей охраны для того, чтобы вступить в бой, требовалось всего-навсего загрузить торпеды в бомболюки. Юриста транспортной компании «Каскад» уволили, хотя и выделили корабль, чтобы отправить ее и нескольких других работников назад в штаб-квартиру фирмы. Рафик сказал Акорне: мисс Барбер не сообразила, что ее компания является всего лишь представителем более крупной фирмы, которой управляет двоюродный брат Хафиза, чьи капиталовложения очень сильно зависят от поддержки дома Харакамянов.

Акорна и остальные линьяри тем временем занимались растениями Мира Лозы. Похоже, море сока, в котором они находились, шло им только на пользу, они вымахивали до невиданных размеров и наполняли воздух удивительно приятным запахом, так что вся планета стала похожа на один большой букет.

56
{"b":"18770","o":1}