ЛитМир - Электронная Библиотека

— Из Тиллека, — в голосе Петерпара явно звучало облегчение. — Слышал в Исте, что в Керуне померло множество скакунов. Это что, та же самая болезнь?

Морита молча кивнула.

— Слушай, как могла кошка с Южного Континента заразить нас всех — и людей и скакунов?

— Мастер Талпан доказал, что виновата во всем именно она. Судя по всему, ни у людей, ни у скакунов нет иммунитета против этой безвредной для нее болезни.

— Значит, тот скакун на скачках в Руате, он тоже…

— Вполне вероятно.

— Тиллек не покупает скакунов в Керуне. Оно и к лучшему. Но как только я допью свой кла, я все-таки проверю всех наших скакунов, — он спрятал нож в ножны. — А драконы не могут заразиться?

— Мастер Талпан утверждал, что не могут, — ответила Морита, вставая, — зато всадники — за милую душу.

— Ну, мы тут все крепкие парни, — гордо отозвался Петерпар, словно даже удивляясь, что Морита сама об этом не подумала. — Теперь мы станем поосторожнее. Ты еще увидишь. Из нас заболеют немногие. Об этом можешь не волноваться. Особенно учитывая, что завтра Падение.

«Никогда не угадаешь, кто и как тебя поддержит», — решила Морита. И однако, кое в чем Петерпар был прав: одна из причин выносливости наездников крылась в том, что они хорошо питались. Грамотно составленная диета может предотвратить или ослабить болезнь. Изменение рационов в зависимости от времени года всегда являлось одной из самых важных обязанностей Госпожи Вейра. Оглядевшись, Морита заметила стоящую у очага Нессо. «Надо с ней поговорить, — решила она, — а то будут обиды…»

— Нессо, мне бы хотелось, чтобы повара начали добавлять в пищу спирлик.

— Я уже сказала им об этом, — обиженно фыркнула Нессо, — а в утренних булочках был цитрон. Съешь и убедись сама. Лучше предотвратить болезнь, чем потом ее лечить.

— Значит, ты уже слышала об эпидемии?

— Когда тебя поднимают ни свет ни заря…

— Тебе что, Ш'гал рассказал?

— Он ничего мне не рассказывал. Он тут бродил вокруг очага, бормоча всякую всячину себе под нос и ничуть не заботясь о том, кто спит рядом. Морита отлично знала, почему Нессо всегда дежурит в ночи Собраний. Снедаемой неуемным любопытством женщине доставляло удовольствие следить, кто куда и когда отправляется.

— И кто еще в Вейре знает об эпидемии? — спросила Морита.

— Все, кому ты уже успела о ней рассказать, — обиженно ответила Нессо и косо поглядела на торопящегося к выходу из пещеры Петерпара.

— И что же ты услышала? — Морита отлично знала любовь Нессо к всевозможным слухам и сплетням, а также то, как часто переданная таким образом информация изменялась до неузнаваемости.

— Я слышала, что на Перне началась эпидемия, и что мы все умрем. — Нессо негодующе поглядела на Мориту. — Вздор чистой воды, если тебя интересует мое мнение.

— Но мастер Капайм объявил, что эпидемия и в самом деле началась.

— Ну, у нас-то ничего подобного нет и в помине! — возмутилась Нессо.

— К'лон чувствует себя преотлично — спит, как младенец, хотя его и подняли посреди ночи, чтобы он отвечал на всякие глупые вопросы. Это в холдах умирают от эпидемий, — Нессо с презрением относилась ко всем и каждому живущему не в Вейре. — Да и чего еще можно ожидать, если набить целую толпу народа в комнатенку, в которую я бы не посадила даже стража порога! — Нессо взглянула на Мориту, и слова возмущения умерли у нее на устах. — Ты это серьезно? Я-то думала Ш'гал просто немного перебрал. Ох ты! И все, практически все всадники побывали или в Исте, или в Руате.

Нессо, может, и любила посудачить, но глупой ее назвать было никак нельзя. Теперь она прекрасно понимала всю серьезность происходящего. Она покачала головой, и вытерев о передник половник, яростно помешала варящуюся на огне кашу, что чуть не выплеснула ее из котелка.

— И какие же симптомы болезни?

— Жар, головная боль и сухой кашель.

— Именно то, на что жаловался К'лон.

— Ты уверена?

— Ну, конечно! И если уж на то пошло, то К'лон и в самом деле чувствует себя хорошо. Мы тут в Вейре не отличаемся слабым здоровьем! — Нессо, похоже, гордилась этим фактом ничуть не меньше, чем Петерпар. — И не считая тебя, к нему заходил только Берчар… Между прочим, я бы не стала сейчас рассказывать о симптомах: утром после Собрания головы болят почти у всего Вейра. Но если это и эпидемия, то только тяжкого похмелья. — Еще раз решительно помешав кашу, она спросила: — Как скоро это заболевание проявляется в заразившемся человеке?

— Капайм говорил, что инкубационный период составляет от двух до четырех дней.

— Ну, тогда хоть о завтрашнем Падении можно не беспокоиться.

— Нельзя собираться большими группами, — сказала Морита. — А еще никто не должен ни покидать Вейр, ни входить в него. Я уже передала эти указания дежурному всаднику.

— Сегодня все равно вряд ли кто соберется нас навестить — все-таки два Собрания накануне, да и туман… Тебе надо поговорить с Берчаром. Он в вейра С'гора.

— Я так и думала. Проследи, чтобы Ш'гала сегодня не беспокоили.

— Вот как? — брови Нессо удивленно взлетели. — Он что, решил, что уже заболел? А о том, что завтра Падение, он не забыл? Что мне сказать если его будут спрашивать?

— Отсылай всех ко мне. Он не болен. Просто двое суток возил по холдам мастера Капайма и смертельно устал.

На том они и расстались. Выспавшись, Ш'гал наверняка оправиться от своего страха и с радостью отправится сражаться с Нитями.

Морита вышла из Нижней Пещеры. Снаружи по-прежнему клубился туман.

— Орлита, свяжись, пожалуйста с Малтой и попроси ее подбросить меня до ее вейра.

— Я тебя отвезу.

— Я знаю, что ты это можешь, любовь моя. Но тебе скоро откладывать яйца, а туман такой густой… кроме того, обратившись к ним с такой просьбой я заблаговременно предупреждаю их о моем прилете.

— Малта скоро прилетит.

Что-то в том, как Орлита это сказала, заставило Мориту подумать, что Малта не слишком-то охотно откликнулась на просьбу Госпожи Форт Вейра. Странно, Малта должна была бы знать, что Морита не стала бы беспокоить ее понапрасну…

— Малта это знает, — быстро сообщила Орлита, явно намекая, что все дело здесь в наезднике.

Не успела Орлита договорить, как туман рядом с Моритой забурлил, и буквально в двух шагах от нее появился зеленый дракон.

— Орлита, передай мою благодарность. И похвали точность полета.

— Уже сделано.

По услужливо подставленной ноге Морита вскарабкалась на спину Малты.

Она всегда чувствовала себя как-то странно, когда летала не на своей огромной королеве, а на других, более мелких драконах. Смешно думать, будто Малте может быть тяжело, но Морита ничего не могла с собой поделать. Выждав мгновение — пока всадница устроится поудобнее — Малта легко взмыла в воздух. Хоть и доверяя дракону целиком и полностью, Морита тем не менее нервничала, туман все-таки, ничего не видно…

— На мне ты бы не волновалась, — обиженно заметила Орлита. — И пусть мне скоро откладывать яйца, я еще не настолько неуклюжая…

— Я знаю, любовь моя.

Мягкий, едва заметный толчок возвестил об окончании пути. Они приземлились перед вейром.

— Спасибо, Малта! — громко сказала Морита — еще одно предупреждение тем, кто находится внутри вейра.

Спрыгнув с дракона, всадница быстрым шагом направилась к входу.

— Сюда нельзя! — плечистая фигура С'гора загородила Морите дорогу.

— Слушай, С'гор, я не собираюсь стоять на пороге, особенно в такую сырость. Вы же знали о моем прилете заранее.

«С'гор, — решила наездница, — выбрал не самое лучшее время стесняться.»

— Морита, дело в том, что Берчар заболел. Ему ужасно плохо, и он велел никого к нему не пускать.

— Все равно мне необходимо с ним поговорить, — решительно сказала Морита и, шагнув мимо отступившего в сторону С'гора, вошла в вейр.

Она подошла к спальне, но тут С'гор вновь ее остановил.

— Не надо, — попросил он. — Все равно ты ничего от него не узнаешь.

Он без сознания. И ко мне тоже не прикасайся… Я наверняка тоже заразился. — В наступившей тишине явственно раздавались тихие стоны Берчара.

22
{"b":"18771","o":1}