ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот миг из Промежутка в какой-то паре пальцев над гребнем вынырнул голубой дракончик с учеником на спине. Голубой захлопал крыльями, гася скорость, и ловко приземлился. Орлита заворчала, и дракон как-то сразу весь съежился, чувствую ее недовольство. Выражение удовольствия на лице его всадника сменилось настороженностью.

— Не пытайся кого-то удивить, Т'регел! Будь осторожен! — рявкнула Морита. — Ты запросто мог бы вынырнуть не над гребнем, а прямо в нем! Ты же никогда раньше здесь не бывал. Разве Ф'нелдрил не объяснял тебе, как это важно — иметь запас высоты при посадке?!

Покраснев, юный всадник принялся неловко отстегивать привезенный им запасной бак огнемета.

— Осторожность нравится мне куда больше неразумной ловкости, — продолжала распекать его Морита. Она почти вырвала бак у него из рук. — А ну-ка, слезай. В наказание за свою беспечность ты останешься здесь, пока камни не остынут. Проверь, нет ли где тут не замеченной мною Нити. Вон там внизу, видишь, растет мох. В него могло что-нибудь попасть. Ты умеешь пользоваться огнеметом? Хорошо. Того, что осталось у меня в баке, тебе должно хватить. И если хоть что-то здесь шевельнется — не геройствуй, пусть твой дракон немедленно зовет на помощь! Что бы это ни было! Понятно? Просидеть часок-другой на ветру, на медленно остывающем гребне — это должно несколько охладить пыл юного наездника к рискованным посадкам. Сколько Наставник ни предупреждал учеников, сколько с ними не разговаривал сам Предводитель Вейра, все равно порой ученики исчезали без следа, и драконы грустили о своих исчезнувших товарищах. И все — следствие шалости и небрежности. Глупые потери. Глупое разбазаривание и без того не слишком больших ресурсов Вейра.

Морита вновь уселась на спине Орлиты, краем глаза заметив, что ученик с несчастным выражением лица принялся за осмотр, стараясь при этом держаться поближе к своему не менее несчастному дракону.

— Кадит зовет, — сообщила Орлита.

— Значит, приближается конец Падения! — Морита пристегнула ремни вот смеху-то будет, если она после столь страстного призыва к осторожности свалится со спины своей королевы при взлете!

— Б'лерион! — Орлита всегда отличалась хорошим зрением.

Улыбнувшись, Морита дала команду на взлет. Потом велела уйти в Промежуток, чтобы как можно быстрее соединиться с остальными крыльями. В бесконечном холоде и черноте она думала о том, как сложились отношения Б'лериона и Оклины.

И вот они над западными склонами хребта Набол, где густым дождем сыплется с небес Нити. Последнее усилие! Еще немного…

— Падение закончилось, — объявила Орлита.

Морита устало откинулась, дуло огнемета — непомерная тяжесть для ее утомленных рук. Какое это облегчение — сидеть и ни о чем не думать. И не надо смотреть во все стороны сразу, не надо постоянно оценивать расстояние, угол падения и дальность огня.

— Пострадавшие?

— Тридцать три, в основном легкие ранения. Два сильно порванных крыла. Четверо всадников с поломанными ребрами и трое с вывихнутыми лопатками.

— Ребра и лопатки! Это небрежность в полете! — и все равно Морита испытывала облегчение.

Вот только два крыла… Она буквально ненавидела чинить крылья…

Зато возможности попрактиковаться у нее было сколько угодно. Увы…

— Б'лерион нас приветствует. Бронзовый Набет летал отлично.

Бронзовый дракон из Вейра Плоскогорье поравнялся с Орлитой, и королева кокетливо изогнула длинную шею. Б'лерион приветственно помахал Морите рукой.

— Спроси, как ему понравилось на Собрании, — попросила Морита. Все, что угодно лучше мыслей о лечении порванных крыльев. — Говорит, что очень понравилось, — сообщила Орлита, и добавила: — Кадит передает, что нам надо скорее возвращаться в Вейр.

— Спроси сперва у Б'лериона, что он слышал об эпидемии?

— Только то, что она началась… Кадит говорит, что Дилент здорово пострадал.

Морита помахала на прощание Б'лериону в глубине души сожалея, что Ш'гал и Кадит считают Б'лериона и Набета своими соперниками. Впрочем, может они имели на то основания. Орлита всегда была неравнодушна к Набету, а Морита полагала, что провести время после Прохождения с Б'лерионом — куда более веселое занятие, чем, например, с Ш'галом.

— Возвращаемся в Вейр.

Всего один миг пробирающего до мозга костей холода, и они уже над Чашей. Жалобные крики раненых драконов эхом отдавались в огромном амфитеатре.

— Покажи-ка мне Дилента, — попросила Морита, когда Орлита уже готовилась к посадке.

— У него ожог главной перепонки, — сочувственно сообщила королева. Я постараюсь его успокоить! — и она заложила крутой вираж над самой головой корчащегося от боли Дилента.

Несколько всадников пытались помазать поврежденное крыло мазью из обезболивающей травы, но им никак не удавалось это сделать. Дракон и правда был ужасно изранен. Ведущий край его крыла, от локтя до пальцевого сустава, принял на себя основной удар Нитей. Похоже, пострадала и мембрана, идущая от сустава к туловищу. Пятна ожогов красовались и на заднем крае крыла, но кости, похоже, остались целы. Это вселяло надежду — не часто дракону со сломанным крылом удавалось вновь подняться в воздух. И тем не менее ранение Дилента было очень и очень опасным: на заживающей мембране могли образоваться рубцы, из-за которых элерон крыла станет не таким чувствительным и подвижным. А значит, дракону труднее станет удерживать равновесие в полете. Но прежде, чем беспокоиться о рубцах, следовало выяснить, достаточно ли осталось неповрежденной ткани мембраны, чтобы вообще сохранить крыло. Дилент был еще молод, он наверняка сумеет регенерировать поврежденные ткани, но поднимется в воздух он еще очень и очень не скоро. Если вообще поднимется.

— Орлита, успокой его, — велела она королеве, как только они приземлились.

Действительно, прежде всего Дилента следовало успокоить — а то сейчас его наездник Ф'дерил тщетно пытался удержать голубого на месте. Орлита встретилась взглядом с наполненными болью глазами раненого дракона, и его крики и стоны внезапно смолкли.

— Добрая половина шума — из-за шока, — пояснила она Ф'дерилу, — сейчас поглядим, что можно сделать…

— Крыло очень сильно повреждено, — пробормотала у нее над ухом Нессо, — от мембраны остались одни клочья. Вряд ли он когда-нибудь сможет летать…

— Да не каркай ты! — раздраженно бросила Морита — и чего Нессо вечно лезет с подобными комментариями… особенно когда ты сама боишься именно этого. — Принеси-ка мне лучше мягкой ткани и самые тонкие стебли тростника, какие только найдешь. Где Деклан и Майлон?

— Деклан с Л'раешем. У Сорта обожжен конец крыла. Майлон тоже занят.

У нас даже нет лекаря для раненых всадников. И надо же было Берчару заболеть именно сейчас!

— Ничего не поделаешь. Скоро вернется Хаура, она и окажет наездникам первую помощь — усилием воли Морита взяла себя в руки. Что толку раздражаться? — Ты только принеси мне тростник и ткань. Да, и еще пусть установят мой стол вот тут, под крыльцом. И не забудь прислать масло, мою корзинку с иглами и катушку прокипяченных ниток.

Нессо бегом отправилась выполнять поручения, а Морита вернулась к осмотру поврежденного крыла. Да уж, от мембраны между локтевым суставом и пальцевыми костями поистине остались одни клочья. Но каждый кусочек может пойти в дело. Стенания Дилента несколько поутихли, но теперь им на смену пришли причитания его наездника.

— Мне с самого начала казалось, что тут что-то не так! Мне сразу стало не по себе! Я думал, что мы летим не достаточно точно! — Ф'дерил винил во всем самого себя. — Мне следовало оставаться в Промежутке еще дольше! Ну хоть чуть-чуть! Ты же не мог ничего поделать! Я не оставил тебе ни малейшей возможности увернуться. Ты не виноват, Дилент! Это моя ошибка!..

— Ф'дерил! — резко повернулась к нему Морита. — Возьми себя в руки!

Твои причитания беспокоят Дилента ничуть не меньше, чем… — Морита замолчала на полуслове, увидев на теле наездника ожоги — следы прикосновения Нитей. — Тебе что, до сих пор никто не оказал первой помощи? — Я заставил его выпить немного вина, — ответил А'дан, сосед Ф'дерила по вейру. — Я приготовил повязки с болеутоляющей травой.

34
{"b":"18771","o":1}