ЛитМир - Электронная Библиотека

С'перен кивнул. Он как-то об этом не подумал. Теперь беспокойство С'лигара о здоровье Мориты предстало перед ним несколько в другом свете.

— Не волнуйся, С'перен. Морита поправится, вот увидишь. Орлита не отходит от нее ни на шаг. Более сострадательную королеву трудно даже и сыскать. Впрочем, это общеизвестно.

— Я как-то полагал, что это относится только к раненым драконам.

— Что? И ни капли сочувствия своей собственной наезднице? Ну разумеется, Орлита помогает Морите всем, чем только возможно. Другие Вейры могли бы кое-чему поучиться у нашей старшей королевы. Между прочим, меня ничуть не удивит, если после того, как Морита поправится, у нас в Вейре произойдут некоторые весьма значительные перемены… — Лери широко улыбнулась. — А уж когда Орлита вновь поднимется в брачный полет… Порой девушка должна выказать свои желания своей королеве.

С'перен лишь с огромным трудом сдержался и не проявил своего удивления. Конечно, они с Лери друзья, и старая наездница всегда чувствовала себя легко в его обществе. Но на что это она намекает? Ему нравилась Морита. В прошлый Оборот они с Орлитой славно поработали, залечивая большой ожог Нити на боку его Клиота. А потом его бронзовый поднялся в брачный полет. По правде сказать, С'перен был тогда даже доволен, что его дракон проиграл. С'перену хотелось стать Предводителем Вейра далеко не так сильно, как Клиоту спариться с Орлитой.

— К'лон?! — спросила Лери, нарушая плавное течение его мыслей.

Клиот тут же подтвердил прилет Рогета и сообщил, что уже подвинулся, голубой всадник сможет приземлиться на площадке перед вейром Лери.

— Ему давным-давно пора было вернуться, — проворчала Лери. — Должен же в конце концов найтись еще один всадник, способный взять на себя часть обязанностей К'лона! А то он так долго не протянет. У него, видите ли, чувство вины… Скорее, пользуется случаем вылететь из Вейра и повидать этого своего друга в Айгене.

То, что голубой наездник устал, не вызывало ни малейших сомнений. Он едва волочил ноги.

— Пять капель из голубого флакона, — прошептала Лери С'перену и громко продолжила: — С'перен, дай-ка К'лону чашу моего специального кла. А ты, — продолжала она, обращаясь к голубому наезднику, — садись, пока не упал.

— Пей до дна, — сказала она, когда К'лон уже сидел в кресле с чашей горячего кла в руках. — По крайней мере согреешь свою кровь до нормальной температуры. Она у тебя небось замерзла после всех этих бесчисленных Промежутков. Ты почти такой же синий, как и твой Рогет… Ну, а теперь рассказывай, какие новости?

— Новости превосходные, — радостно объявил К'лон. — Мастер Капайм и впрямь находится на пути к полному выздоровлению. Я разговаривал с Десдрой. Он все еще очень слаб, но ругается уже на всю мастерскую. Она говорит, что скоро им придется его связать, чтобы он не вставал с постели. А Капайм требует подать ему Летописи… Но самое лучшее в том, — добрые вести, похоже, вернули К'лону утраченные силы, — что он утверждает, будто сама по себе болезнь не убивает. Смертельными оказываются вторичные инфекции типа пневмонии или бронхита. Если их удается избежать, то все хорошо. Вся беда в том, — лицо К'лона приняло печальное выражение, — что в холдах это просто невозможно. Слишком много народу согнано в слишком маленькие помещения. Не хватает места… особенно теперь, когда так резко похолодало. Где я только не был… Даже в холдах, где ничего не знают об эпидемии и полагают, что беда пришла лишь к ним одним…

— А'мурри? — тихо спросила Лери.

— У него пневмония, — не в силах больше сдерживать своего горя, заговорил К'лон со слезами на глазах. — Одна из ухаживавших за ним женщин простудилась и вот… Фортин дал мне для него лечебный эликсир и согревающую мазь. Я заставил А'мурри принять привезенное мною лекарство, и он перестал кашлять. А потом я как следует его растер. Он растерянно глядел на Лери и С'перена, которые явно не знали, чего от него можно еще ожидать.

— Я должен был повидать А'мурри, — оправдывался К'лон. — Я должен встречаться с ним. И буду встречаться при удобном случае! Я не могу заразить его тем, чем уже сам переболел! И не говорите мне, что вполне достаточно, что Рогет и Гранта могут связываться друг с другом. Это я и сам прекрасно понимаю, но мне тоже надо видеть А'мурри, — слезы покатились у него из глаз, и он поспешил скрыться за чашей кла. — Весьма вкусно, — сказал он осушив чашу до дна. — Что еще я могу вам рассказать…

Он замолк, заморгал, сглотнул… его голова начала клониться набок. Лери, пристально наблюдавшая за наездником подозвала С'перена.

— Отлично сработало, — сказала она, когда С'перен ловко подхватил сползавшего с кресла на пол К'лона. — Заверни его вот в это, — она скинула с плеч теплую шкуру, — он проспит минимум двенадцать часов. Холта, будь умницей, скажи Рогету, чтобы он переночевал в своем собственном вейре. Пусть тоже отдохнет.

— А что, если он вдруг понадобится? — спросил С'перен, показывая на неподвижное тело спавшего непробудным сном К'лона. — Вдруг он срочно потребуется какой-нибудь мастерской, или холду, или даже А'мурри?

— Ну, А'мурри, разумеется, имеет предпочтение перед какими-то там мастерскими и холдами, — задумчиво сказала Лери. — Я не могу делать вид, будто ничего не произошло. К'лон нарушил карантин. Более того, он нарушил прямой приказ. Я подберу ему потом подходящую меру наказания. А пока вот что… Место К'лона могут ведь занять и другие, не так ли? Особенно учитывая, что большей частью он перевозил медикаменты и лекарей. С этим могут справиться и ученики! Они будут чувствовать себя смелыми, но при этом им будет достаточно страшно, и они не станут попусту рисковать. Пакеты можно сбрасывать, ни с кем не вступая в контакт, а ответные сообщения подбирать на достаточном удалении от источников инфекции. Пусть-ка попрактикуются приземляться около флажков, а не на гребнях, как они, похоже, привыкли. Пойдет им только на пользу… Сейчас, однако, надо позаботиться о том, чтобы все узнали привезенные К'лоном радостные новости, и особенно то, что эпидемия сама по себе не убивает. Мы должны еще тщательнее следить за нашими выздоравливающими. Те, у кого есть хоть малейшие признаки простуды, пусть даже близко не подходят к больным!.. В общем, так, мой друг, иди-ка ты в Нижние Пещеры и расскажи всем о сообщении из мастерской лекарей, — Лери аккуратно свернула списки и положила их на полочку, — а потом объяви, какие именно крылья завтра вылетают на Падение.

* * *

Свет множества ламп, окружавших постель Капайма, падал на выцветшие страницы старых Летописей на столе мастера лекаря. Рядом на стуле сидел Тирон, главный мастер арфист Перна. Тирон хмурился, глядя на Капайма — весьма непривычное выражение лица для человека, известного своим добродушием и оптимизмом. Эпидемия, нет, точнее сказать, пандемия, наложила свой отпечаток на всех и каждого — даже на тех, кого она вроде бы не затронула.

Тирону везло. Безумно, сказочно везло. Из-за спора о шахтах на границе между Тиллеком и Плоскогорьем арфист не смог вовремя приехать ни на одно из проводившихся Собраний. А когда барабаны возвестили о введении карантина, он, меняя скакунов, ухитрился добраться до мастерской, каким-то чудом минуя холды, охваченные болезнью. Он здорово поругался с Толокампом, не желавшим пускать его в холд, но в конце концов красноречие арфиста и факт, что он не проехал ни через одно пораженное инфекцией место, одержали победу. А может, один из стражников рассказал украдкой мастеру арфисту, каким образом самому Толокампу удалось вернуться из Руата?

Тирон даже ухитрился уговорить Десдру позволить ему посетить больного Капайма.

— Если я не узнаю подробностей от тебя, Капайм, то мне придется полагаться на слухи, а это не самый лучший источник информации для главного мастера арфиста Перна.

— Слушай, Тирон, я пока что не собираюсь умирать. Я целиком и полностью поддерживаю твое стремление составить максимально полное и подробное описание всего, что произошло, у меня сейчас есть более важные дела! — Капайм потряс толстенным томом. — Сам я поправился, но теперь я должен найти способ остановить эту проклятую болезнь, пока она не унесла в могилы новые миллионы жертв!

42
{"b":"18771","o":1}