ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Брачная игра
История матери
Невеста Черного Ворона
Женщина справа
Профиль без фото
Без боя не сдамся
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Чужая война
Девочка, которая любила читать книги

Она зевнула и потянулась. Обе постели рядом с ней были пустыми. Откуда-то снаружи доносились голоса. Акорна встала и неохотно натянула на себя вечернее платье. Ей больше нравился полетный костюм. Передняя дверь открылась, и в павильон вошла грандама. В руках Надины было несколько букетов полевых цветов, пучки съедобных трав и горсть записок.

– Позвольте, я вам помогу, – сказала Акорна, желая облегчить ношу старой женщины.

– Это все тебе. Мужчины и, тем более, юноши давно уже не оставляют мне таких подарков.

– Вы хотите сказать, что это подарки? Для меня? От кого?

– Званный вечер в твою честь был прерван, и некоторые гости не успели представиться. Я думаю, что таким образом они выражают свое сожаление или приглашают тебя в гости. Возможно, некоторые из них улетят сегодня в длительный полет и больше не увидят тебя до своего возвращения.

Она немного помолчала.

– Кроме того, в отличие от Лирили Предки дали тебе высокую оценку. Их мнение имеет для нашего народа большое значение.

Акорна скептически покачала головой и разложила съедобные подарки – в том числе и полевые цветы – на столике, стоявшем у стены. В павильоне не было ни кухни, ни туалета. Линьяри обычно паслись на лужайках, поедая траву и свежие овощи, поэтому приготовлением пищи здесь никто не занимался. Что касается испражнений, то они производились во внутренних двориках на землю – или на грунт в гидропонных садах, как это делали на «Балакире» спутники Акорны. В таком оправлении естественных нужд не было никаких табу. Линьяри умели выращивать пищу и превращать отходы в прекрасные удобрения. Человеческое воспитание заставляло Акорну удивляться отсутствию щепетильности в подобном вопросе. Но она слышала, что люди в долгих полетах часто очищали мочу и использовали ее, как воду – то есть, в обоих случаях угадывалась некоторое сходство.

– Я рада, что Предки похвалили меня, – сказала она. – Сказать по правде, я не надеялась на это.

– Так всегда бывает. Только грумы могут разбираться в логике Предков. Ты нахмурилась! Почему? Что тебя встревожило?

– Я вела себя вчера ужасно глупо. Затем возникла чрезвычайной ситуации, и сегодня, когда все встревожены и готовятся к отлету флота, мне подарили множество подарков. За этими красивыми букетами я чувствую вину или испуг. И мне не нравится такое отношение. Я хотела бы завести здесь друзей… или хотя бы понять свой народ.

– Ты очень чувствительная девушка, и твои благородные слова делают тебе честь. Однако вчера вечером многие линьяри, включая нашу визар , были грубы с тобой. Возможно, часть подарков – это жест раскаяния. Я думаю, что чрезвычайная ситуация помогла некоторым из них осознать свою предвзятость в отношении тебя. Переживая кризис, они поняли твои чувства и решили извиниться. Прежде это было бы обычным делом, но после эвакуации линьяри сильно изменились.

Ее голос стал печальным, и она замолчала. Затем, переводя разговор в другую плоскость, грандама попросила:

– Расскажи мне еще о своих приключениях.

Акорна была удивлена. Прошлым вечером она говорила о себе непривычно много и долго. Впрочем, общение с Надиной отличалось особой легкостью. Девушка знала, что грандама не просто слушала слова, но и видела ее воспоминания. Эта женщина чувствовала и смаковала события, записанные в памяти Акорны. С ней можно было не тревожиться о мыслях и произнесенных фразах. Грандама понимала все, о чем она хотела рассказать, и ее искренний интерес к описываемым событиям подталкивал Акорну к еще большей откровенности. Почти то же самое происходило в беседах с Невой и Кхари, но у них всегда оставались свои мысли и суждения о правильности и приемлемости действий с позиции линьяри.

Когда Акорна сделала небольшую паузу, грандама улыбнулась и кивнула ей.

– Похоже, тебе уже надоело делиться со мной воспоминаниями. Я получаю огромное удовольствие, слушая твои рассказы. Они отличаются от всего, что можно услышишь на этой планете. И знаешь, девочка, не бойся, что линьяри сочтут тебя недостойной их общества. Наши сородичи еще не поняли, какое ты сокровище. Но вскоре обязательно поймут.

Акорна вздохнула и выпрямила спину.

– Для этого мне надо сблизиться с ним. При данных обстоятельствах я не в силах помочь сородичам, которые улетают в космос для решения кризиса. Однако я могу подружиться с теми, кто остается на планете. Эти подарки дают хороший повод для знакомства. Я собираюсь навестить сородичей, пославших мне букеты, и, не показывая зубы, поблагодарить их за внимание.

Она улыбнулась, стараясь держать губы сомкнутыми.

– Еще я должна встретиться со швеями и обувщиками, которые по-дружески предложили мне свои изделия. Мне следует заплатить за два использованных платья.

– А вот это необязательно. Нева велела, чтобы их стоимость была занесена на ее счет.

– Боюсь, что они обиделись на меня из-за моих переделок. Вчера, присмотревшись к нарядам гостей, я поняла намерения дизайнеров. Мне хотелось бы извиниться перед ними.

– Это было бы любезно с твоей стороны, дорогая. Хотя современная мода ужасно глупая и упрощенная.

Акорна решила не обсуждать тему моды.

– Честно говоря, я мечтаю однажды вернуться на Кездет и Маганос к моим человеческим друзьям – вернуться, как посланница линьяри. Сейчас я к этому еще не готова. Сначала мне нужно понять свой народ и изучить его наследие, а затем, практикуя навыки посла, ознакомить вас с культурой, в которой меня воспитали. Мне хотелось бы создать у сородичей положительное впечатление о людях.

– Браво! – сказала грандама. – Могу добавить, что мне нравится твой подход к делу. Надеюсь, что ты, с твоим большим опытом инопланетной жизни, уменьшить наши страхи о родных и близких, улетевших в космос.

Акорна кивнула, благодаря Надину за ее одобрение. Внезапно она вспомнила еще одно мероприятие, которое хотела провести в ближайшие дни.

– Кроме того, я мечтаю встретиться с технодизайнерами, о которых рассказывала Мати – с теми специалистами, которые преобразуют и приспосабливают технологию и устройства с других планет под вкусы линьяри.

– Они живут своей общиной. Их поселение располагается неподалеку отсюда, но дорога туда проходит через очень скудные пастбища. Технодизайнеры тебе понравятся. Многие из них обучались на других планетах – постигали основы своих ремесел и знакомились с новейшими достижениями техники. Некоторые долго летали на космических кораблях.

– То есть, они провели большую часть жизни в космосе? Это интересно. В том секторе галактики, где я была, никто не видел существ, похожих на меня – во всяком случае, до тех пор, пока не прилетел «Балакире».

– А что тут такого? Наши корабли посещали разные планеты. Если они были мирные, мы вступали с ними в торговые и дипломатические отношения. Если они переставали быть мирными, мы переставали появляться там.

Ее тон стал мрачным, и это заставило Акорну понять – с некоторым запоздалым удивлением – что слова передавались телепатически. Она увидела мыслеобразы, в которых несколько технодизайнеров торопливо покидали планету, где началась междоусобная война.

– Они не будут смеяться, если я нанесу им визит в таком наряде? – спросила Акорна, указав на свое вечернее платье.

– Ты можешь одеваться как угодно. Никто тебе и слова не скажет – ходи хоть голая. Мы носим одежду не ради благопристойности, а из-за прихотей погоды. Но все-таки позволь мне одолжить тебе пару вещей. Кстати, крайности моды используются только для официальных нарядов. В повседневной жизни мы предпочитаем более практичные вещи.

Грандама подошла к одному из столов и подняла крышку. Внутри, как в сундуке, хранилась одежда. Она передала Акорне тунику, с длинными широкими рукавами и низким вырезом на спине, предназначенным для гривы. Девушка надела ее через голову.

– Вполне удобно, – сказала она.

– Да, но ее нужно украсить. И она широка для тебя. Я думаю, вот это подойдет.

Грандама вручила ей пояс – самый красивый из всех, что Акорна когда-либо видела. Его края были обшиты тесьмой и переплетены очень крепким и гибким материалом. Сам пояс по всей длине украшали граненые самоцветы, составлявшие узор, на котором были птицы и вода, цветы, далекие горы и звонкие ручьи. Полюбовавшись, Акорна застегнула его на талии. На пряжке, продолжая узор, изображались горы и два светила – заходящее солнце на одной половинке и восходящее на другой.

21
{"b":"18772","o":1}