ЛитМир - Электронная Библиотека

– О, дорогой племянник, неужели груз ответственности, который я возложил на твои плечи, сделал тебя таким нетерпеливым? Я вскоре коснусь этой темы, и тебе все станет ясно. Видишь ли, мои химики подвергли порошок анализу. В нем оказалось сильное снотворное и измельченный рог. Во время исследования порошок попал на рану одного из лаборантов, и порезанная рука мгновенно зажила.

Последняя фраза Хафиза повисла в воздухе и постепенно всосалась в ум его племянника, как капли дождя в пересохшую почву.

– Рог линьяри? Но как им завладела ваша бывшая жена?

– Увы! Ясмина не открыла мне этого. Впрочем, если бы она дождалась моего пробуждения, я нашел бы способ разговорить ее.

Рафик, чей обычный цвет кожи был таким же золотисто-коричневым, как у Хафиза, побледнел до серого оттенка.

– Неужели рог принадлежал Акорне?

Хафиз покачал головой. Он заметил в глазах племянника свирепый блеск ярости.

– Нам это не известно, Рафик. Вселенная большая. Рог могли привезти откуда угодно. Но на всякий случай Карина и я решили навестить сородичей Акорны. Для путешествия мы используем карту, составленную Калумом Бэрдом и моей подопечной. Как только я уверюсь, что у линьяри все хорошо, мы сразу вернемся обратно.

– А если не все хорошо? – спросил Рафик. – Я хочу полететь вместе с вами.

Хафиз поморщился и замахал руками.

– Нет-нет, племянник, заменивший мне сына. Ты мой наследник и глава солидной фирмы. А вдруг мы оба погибнем? Подумай о многих предприятиях, которые потерпят крах, о людях, потерявших работу, о радости наших врагов. Ты нужен мне здесь. В крайнем случае, я отправлю тебе сообщение и попрошу о помощи.

– Сообщение? Никто не получал вестей с родной планеты Акорны. Вполне возможно, что наши передатчики не могут проникать в тот регион вселенной, где находится мир линьяри.

Хафиз пожал плечами.

– Это действительно возможно. Но доверься мне, я что-нибудь придумаю. Мои полеты среди звезд проходили задолго до твоего рождения, пупсик. Кроме того, я человек предприимчивый и изобретательный.

– Кто бы спорил, – согласился Рафик. – Однако я…

– Сын мой, разве не написано в Трех Книгах, что человек, если цель его верна, а намерение твердо, может поднять с земли самый маленький и неприглядный камень и повергнуть им любого врага?

– И все же, дядя, я чувствовал бы себя спокойнее, если бы вы взяли с собой груду камней и хорошую армию.

– А если с Акорной и линьяри все в порядке? Ты думаешь, этот скромный народ обрадуется армии? Я не сомневаюсь, что они благодушно примут пожилого мужчину и его молодую жену. И экипаж их корабля. Но не целую армию. Они настолько миролюбивы, что даже не сражались с ужасными кхлеви. Разве я не прав?

Рафик улыбнулся и похлопал дядю по плечу.

– Однако мне вспомнилось, что один мой уважаемый родственник, увидев фильм о тех же кхлеви, не пожелал встречаться с ними без поддержки армии. Неужели, ваш характер с возрастом становится мягче?

Хафиз хмыкнул и почесал подбородок.

– Возможно. Или я просто решил не думать о кхлеви и их ужасных преступлениях. Если бы Ясмина получила размельченный рог от этих насекомых, ей пришлось бы отдать им взамен свою голову. Так что мы имеем дело не с кхлеви. Я убежден, что любая другая космическая раса может быть куплена. Моя дорогая Карина не ощущает эманаций беды от образа Акорны. Поэтому я совершаю путешествие лишь для того, чтобы успокоить себя и других приемных родственников, а заодно наладить с линьяри торговые отношения. Мне не хочется пугать их присутствием армии. Да и разве можно полагаться на верность каждого солдата? Нет, племянник, этот камень должен полететь один – как сказано в притче. И поскольку моя цель верна, как карта, нарисованная Акорной и твоей некрасивой старшей женой, а мои намерения чисты, хотя и более разнообразны, чем те, о которых говорят Три Книги, я убежден, что выбрал правильный курс действий. Наша отборная команда полетит без прикрытия. Конечно, мы будем соблюдать предельную осторожность, и если обнаружим опасность, то обязательно вернемся за помощью.

Рафик продолжал хмуриться. Хафиз с изумлением понял, что племянник тревожился не только об Акорне, но и о своем хитром дядюшке, который поставил его выше собственного сына. Да, Тафа был глуп и позволил себя убить, однако основной мотивацией для подобного назначения было то, что Рафик, единственный из всей его семьи, ни разу не попытался обмануть Хафиза. На глазах старика навернулись сентиментальные слезы. Он быстро заморгал, отвергая такую непродуктивную трату влаги. Возможно, он действительно становился мягче с возрастом. Или это были последствия вторичного брака и ухода от дел? Нет, сейчас нельзя расслабляться и омрачать разум чувствами.

Он похлопал Рафика по спине.

– Ну, что, мой мальчик? Пойдем, посмотрим, как твоя новая тетя читает судьбы местных фермеров.

К тому времени Карина получила бартером корзину полусгнивших фруктов, четырех чесоточных цыплят, и самодельный музыкальный инструмент, чья форма удивительно напоминала свинью, а звуки – поросячий визг. Кроме того, ей удалось заработать набор чайных полотенец, украшенных лычками различных рангов федеральной службы. Очевидно, они отмечали карьерный путь вышивальщика – дородного и высокого механика-тракториста, с волосами цвета дизельного масла и проницательными глазами, которые буравили Карину, как сверла.

– Пожалуйста, – устало сказала она капитану. – Меня начинает утомлять сила моих видений. Прошу вас, больше не впускайте никого. Ни одного человека.

– Мадам Харакамян, – взмолился юноша, стоявший в очереди, . – я заклинаю вас сделать исключение!

Он указал ей на сморщенную и немощную старуху, выглядевшую так, словно остатки ее волос никогда не знали шампуня.

– Моя бабуля давно хотела увидеться с вами, мадам. Она ожидала вас несколько месяцев. Я извиняюсь, что мы опоздали, но ей было трудно передвигаться.

– Ладно, входите! – раздраженно ответила Карина.

Она уже привыкла к безделью и роскоши, а эти местные заставили ее работать целый день – причем, за такие отбросы, которые ей было бы противно брать даже в самые бедные и голодные времена.

– Только как она могла ожидать меня месяцами? Мысль о путешествии пришла к нам с мужем внезапно. Мы начали сборы всего лишь несколько дней назад. И до этого момента довольно долго не покидали Лябу.

– Она ожидала вас, мадам, поверьте. У бабушки имеются свои экстрасенсорные способности. Именно поэтому она сидит теперь в очереди и надеется познакомься с настоящей леди.

Карина кивнула головой. Этот симпатичный юноша умел уговаривать женщин. Он был таким милым, галантным и вежливым. Она указала на стул, освободившийся от просветленного ею тракториста, и парень помог старухе усесться за круглый стол.

Карина проницательно догадывалась, что старая леди вряд ли хотела знать, при каких обстоятельствах к ней могла прийти ее первая и настоящая любовь. Поэтому она ограничилась скромным предложением:

– Итак, мадам, я чувствую, что вы намерены войти в контакт с какой-то развоплощенной душой. В чьем вечном счастье и покое вы хотите убедиться?

Старая женщина зафиксировала на ней один затуманенный глаз, прищурила другой, более светлый и зеленый, а затем насмешливо сказала:

– Нет, госпожа, не надо мне контактов с мертвяками. Я и сама могу такое, если мне моча ударит в голову.

Откуда только брались люди с подобными манерами? Поучились бы культурному общению, а потом бы появлялись здесь. Интересно, сколько этой мымре лет? Бедные поселенцы! С таким генофондом их ожидали одни неприятности!

Старуха захихикала, как будто прочитала ее мысли.

– Мне сто три года, госпожа. И никакие гены не могут спасти человека от старости. Хотя прежде, в отличие от некоторых мымр, они удерживали меня от ожирения. Однако я рада видеть тебя… и твоего супруга. Это хорошо, что он пришел. Пусть послушает, что я скажу.

Карина обернулась и увидела Хафиза. Его присутствие придало ей силы – особенно, когда он встал за креслом и взяв ее ладони в свои руки.

29
{"b":"18772","o":1}