ЛитМир - Электронная Библиотека

РК не стал голосовать за предложение капитана, а прыгнул на шею дроида и начал царапать когтями пластиковую кожу.

– Ты хочешь сказать, что именно оттуда приходит сигнал? – спросил Йонас. – Ладно, если ты передвинешь свою тушку, я посмотрю, насколько верна твоя гипотеза. Вполне вероятно, что мы сможем отключить «жучок» и перепрограммировать этого дылду.

Убедившись, что партнер его понял, кот утихомирился, и Беккер снова занялся андроидом. Он настолько увлекся работой, что перестал замечать пространство и время. В какой-то момент, почувствовав голод, Йонас схватил горсть кошачьего корма, но после того, как ему пришлось выуживать комочки пищи из электронных внутренностей КЕНа, он отказался от такого торопливого обеда.

Беккер настроил бортовой компьютер «Кондора» на голосовой многофункциональный контроль. Для этой задачи он выбрал голос Бака Роджерса. Одно время он экспериментировал с синтезированным женским контральто, но обнаружил, что быстро теряет работоспособность. Ему постоянно хотелось завернуть в какой-нибудь космопорт и найти дом удовольствий. Поэтому Йонас остановился на голосе героического космического путешественника. Бак помогал ему гордиться своей профессией и наслаждаться полетами среди звезд.

Возложив обязанности пилота на надежного Роджерса, Беккер приступил к изъятию «жучка» и восстановлению андроида. Найти маячок было плевым делом, но оказалось, что эта чертова штука крепилась к центральной нервной системе КЕНа и к его артериям. Удалять соединения приходилось полностью, и он старался делать это с минимальным ущербом для дроида.

Беккер был мастером в таких делах – особенно, под настроение. Сейчас же его талант усиливался интенсивной концентрацией внимания. К сожалению, автопилот не мог совершать всех маневров. Йонасу приходилось отвлекаться от работы над андроидом и заниматься другими проблемами. К примеру, бортовой компьютер сообщал ему о червоточинах и «черной воде», пространственных складках и изгибах, а он, соответственно, принимал управление на себя, облетая или пролетая через космические формации. Тем не менее, лучшая часть его мозга по-прежнему была сфокусирована на теле, лежащем на палубе. Он действительно не осознавал течения времени, пока «Кондор» не подлетел к планете, на которой они с Размазней нашли рога.

Когда ему удалось отсоединить последний проводник «жучка», компьютер вежливо спросил:

– Капитан Беккер, мы будем совершать посадку или нет? Похоже, ты решил дождаться момента, когда корабль останется без горючего и сойдет с орбиты? Неужели ты хочешь разбиться, упав на поверхность, как какой-то космический булыжник?

Беккер поднял голову. Изъятие радиомаяка прошла успешно. Сигнал затих, хотя его эхо все еще звучало в черепе Йонаса. Голос бортового компьютера разбудил заснувшего РК. Кот лениво открыл один глаз.

– Ты считаешь, что мы можем разбиться? – спросил Беккер. – Ты шутишь, Бак?

– Никаких забав, капитан. Ты запрограммировал меня на чувство юмора, но я не нахожу эту ситуацию смешной. Если ты скажешь «нет», мне придется перейти на более высокую орбиту.

– Если бы ты не был запрограммирован на чувство юмора, я давно бы сдал тебя в лом. Кот почти не смеется над моими шутками.

– Капитан, я могу болтать с тобой сколько угодно. Но планета ждать не будет. Она продолжает воздействовать на меня силой притяжения.

– Ладно. Садись на ту полянку, где мы в прошлый раз нашли рога. У тебя ведь есть координаты, верно?

– Сейчас поищу… Упс! Капитан, кажется, я их стер. Может, выберем для посадки жерло этого вулкана?

– Ты, что, спятил? Конечно же, нет!

– Уж и пошутить нельзя. Между прочим, я нашел координаты за одну наносекунду.

– Вот почему я обычно управляю кораблем самостоятельно, – проворчал Беккер. – И разговариваю только с котом.

Для восстановления дроида требовалось много времени. Он решил заняться ремонтом после посадки. Деактивированный радиомаяк мог полежать в свинцовой коробочке. Его нужно было выбросить где-нибудь в космосе. Йонас не хотел, чтобы Кисла Манъяри узнала об этой планете. Сев за пульт, он спросил у компьютера:

– Как у нас дела, Бак Роджерс?

– Оки-доки, капитан. Но есть одна мелочь, о которой ты, наверное, захочешь узнать.

– О чем ты говоришь?

– Я заметил во внешней атмосфере инверсионный след космического корабля. Судя по всему, он собирается сесть рядом с нами.

– Может быть, нам выполнить уклоняющий маневр?

– Ты снова шутишь? А где взять место для этого? Между нами и грунтом остались последние сантиметры. Прости капитан, но мы садимся. Наверное, то судно пряталось за маскирующими полями.

– Может, и нам сделать то же самое?

– Вряд ли удастся, – ответил компьютер. – Эти парни уже знают, где мы находимся.

– Дай мне канал связи.

Глядя на пустой экран, Йонас возмущенно произнес:

– Эй, на корабле! Вы оставили инверсионный след, так что назовитесь! С вами говорит Йонас Беккер. Я капитан «Кондора» – флагманского крейсера ООО «Межзвездный утиль Беккера». Моя компания уже застолбила эту планету и получила права на сбор лома.

Не получив ответа, он продолжил:

– Может, ты бесхозный кораблик и нуждаешься в буксировке?

На экране появилось лицо Кислы Манъяри. Взглянув на ее злобную усмешку, Беккер разочарованно добавил:

– Да, похоже, я ошибся. Что за дела, принцесса? Забыли взять накладные?

– Нет, капитан Беккер. Просто вы летаете по жутко интересным местам и находите классные штучки. Мне захотелось составить вам компанию. Я послала дроидов узнать ваш дальнейший маршрут, но вы их убили, а одного забрали себе. Мы проследили по его сигналу ваш курс.

– Вот РК! – сказал Беккер, обращаясь к коту. – Что я говорил! Ты втянул меня в очередную неприятность!

– Эта красивая кисочка с вами? – спросила Кисла. – Я скоро позабавлюсь с ней. Мне давно хотелось сделать чучело. Я знаю один замечательный способ, которым можно снимать шкуры прямо с живых животных!

«Мидас» отключил маскирующие поля, и Беккер увидел в багровом небе блестящую точку.

– Знаете, кто вы? – угрюмо спросил он. – Прогорклый пирожок.

– Благодарю за комплимент.

Йонас быстро открыл кошачью заслонку на аварийном люке. Естественно, от корпуса до грунта было слишком высоко, поэтому он активировал роболифт, который использовался ими для спусков и подъемов. Беккер соорудил заслонку для экстренных случаев. До этих пор они не возникали, но Йонас обладал богатой фантазией и достаточным количеством паранойи. Отключив видеофон, он схватил Размазню, прежде чем тот успел увернуться, сунул его в желоб, ведущий к заслонке, и через пару секунд нажал на кнопку дистанционного пульта. Один из экранов наружного наблюдения подтвердил, что кот шлепнулся на траву, облизал себя, и затем, когда другое судно совершило посадку, помчался к ближайшим скалам. РК имел достаточно мозгов, чтобы избегать Манъяри – особенно, при таком просторе для действий.

Беккер надеялся перехитрить противную девчонку. Главное, что Размазня не находился теперь в ловушке на борту корабля. Йонас знал, как покинуть «Кондор» и спасти свое судно от возможной атаки. Кисла хотела получить рога? Пожалуйста! Он нашел их на этой поляне. Пусть забирает, сколько хочет. Если злючка не найдет его и РК, то она перероет лужайку, соберет рога и улетит, чтобы заняться бизнесом. Пусть комплектует флот по высшему разряду из купленных подержанных частей.

На этот раз он не стал надевать скафандр. Это только бы замедлило его. Беккер уже знал, что атмосфера здесь годилась для дыхания. Он натянул антигравитационные ботинки, которые носил на планетах, где сила тяжести была больше, чем на Кездете. Ему не хотелось тратить время на подъем и спуск роболифта. Вместо этого он открыл люк и спрыгнул на грунт. При контакте с почвой антигравы подбросили его на пару метров, и Беккер поскакал от корабля, как Джек на семимильных сапогах. Он узнал об этом парне из одной старой сказки, которую Папочка читал Йонасу между уроками по физике и химии. Старик хотел подарить ему частичку детства, украденного в бараках трудовой фермы.

42
{"b":"18772","o":1}