ЛитМир - Электронная Библиотека

– Послушайте, что я вам скажу, – многозначительно произнес Беккер. – Я не собирался показывать вам этот предмет, но вы такая изумительная леди, и у вас необычайно утонченный вкус. Если вы согласитесь на ту цену, которую я назвал в начале торга, то вам достанется это сокровище – причем, совершенно бесплатно!

Он сунул руку в карман и вытащил спиральный камень, который РК разрешил ему оставить у себя.

– Представьте, что вы отдадите его своему ювелиру, и он придаст ему форму сказочной драгоценности…

Увидев камень, девушка отступила на шаг. Затем ее глаза расширились, и она выхватила камень из руки Беккера. С ее уст сорвался радостный смех – не очень-то красивый.

– Где вы его взяли?

– Нашел, – пожав плечами, ответил Йонас.

– Нашли?

Она снова засмеялась.

– На ком? Я хотела спросить, где?

– Зачем нам лишние слова? – резонно заметил Беккер. – Главное, что камень достался вам, а не кому-то другому. Это редкая находка, принцесса.

Поначалу, увидев восторг клиентки, он хотел показать ей остальные «опалы». Но для этого пришлось бы поссориться с РК, а, честно говоря, кот нравился ему гораздо больше, чем девушка. И он уже начал жалеть, что отдал ей образец практически ни за что – да-да, ни за что, не считая увеличения цены на каких-то пятьдесят процентов.

– Действительно редкая штучка, – согласилась девушка. – Как жаль, что у вас больше нет таких камешков. Я планировала предложить вам прекрасную сделку.

Она прижалась к нему костлявой грудью.

– Мы могли бы даже стать партнерами.

– О, судьба! – воскликнул Беккер. – Как же мне не повезло! Но вы знаете, как это бывает. Иногда случайно натыкаешься на хорошую вещь, а другой такой уже не найти.

Он не хотел расставаться с остальными спиральными камнями. Сначала нужно было выяснить, что заставило девушку так заинтересоваться предметом, который он ей отдал. Возможно, вещь стоила дороже всего, что она могла ему предложить.

– Жаль, – сказала покупательница.

Ее глаза стали холодными и узкими, как у РК. Похоже, она сомневалась в его правдивости. Вот и хорошо. Это уравнивало их позиции.

Она передала ему пачку кредиток, выписанных на имя Кислы Манъяри. Йонас сосчитал их и сунул в карман.

– Отлично. Договорились.

– Если вы отойдете в сторону, – предложила она, – моя команда займется разгрузкой вашего ангара и транспортировкой товара на склад.

– Не возражаю.

Он схватил мешочек с образцами, на котором сидел Размазня, и сказал коту:

– Пойдем, РК.

Кот еще раз зашипел на женщину.

– Вы меня не поняли, – рявкнула Кисла. – Я купила у вас весь товар, включая этого паршивого зверька. Его можно продать в лабораторию, в которой проводятся опыты над животными.

– Извините, леди, – ответил Йонас. – Вы купили товар по списку, который зачитал ваш андроид. Кота в нем не было. Кроме того, я не могу продать его, потому что это запрещено законом Федерации. РК не зверек. Он мой партнер. Разумное существо. Мозги в другой упаковке.

– Я все равно хочу забрать его, – сказала девушка и поманила пальцем своих людей.

Размазня вырвался из рук Беккера и, оставив царапины на его запястьях, быстро юркнул в проход между ангарами. Йонас зашипел от боли и едва не выронил мешочек. К счастью, он сообразил потянуть за завязки и закрыть зев мешка, прежде чем Кисла увидела камни. Все случилось так неожиданно, что Беккер не заметил, как один из артефактов выпал на землю и закатился за проржавевший очиститель воздуха.

– Я же говорил, что он разумный, – с усмешкой сказал Йонас, пытаясь отвлечь внимание девушки от предмета, который он держал в руках. – А теперь прошу простить меня за преждевременный уход. Я помог бы вам с разгрузкой, но мне нужно найти партнера.

Он беззаботно сунул мешочек за пояс и, стараясь не греметь камнями, отправился на поиски кота.

3

При виде зеленого поля Акорне захотелось попастись и пробежаться по траве. Она, конечно, промолчала о своем желании, но ее мысли были приняты всеми сородичами.

– Попастись? – ответил ближайший сановник, словно она говорила с ним вслух. – Отличная идея!

Акорну уже представили этому чиновнику, но она не запомнила его имя и должность. Кажется, он был кем-то важным.

– Да, немного жвачки и хорошая пробежка, – согласился Таринье. – Замечательное предложение!

Он тоже говорил вслух. Линьяри в толпе одобрили его слова кивками и радостными улыбками. Однако никто из них не уловил ее мыслеобраза, в котором она бежала по полю одна – навстречу ветру, бьющему в лицо. Акорна отбросила эту мысль, как слишком эгоистическую. Ей не хотелось, чтобы ее заподозрили в замкнутости – особенно сейчас, когда она должна была создать о себе хорошее впечатление.

Она кивала, улыбалась и уклонялась от столкновений, боясь быть раздавленной толпой, которая хлынула из космопорта на равнину. На широком поле, отделявшем посадочные терминалы от города, росли сочные и красивые травы – незнакомые на вид, но изумительно пахшие лимоном и чем-то перечным, с намеком на корицу.

Народ, который встречал команду «Балакире» и радостно праздновал возвращение космических путешественников, теперь прогуливался с места на место и пасся в душистой растительности. Ее сородичи дергали и жевали траву, болтали, смеялись и окликали друг друга по именам. Акорна с изумлением посмотрела на мужчину, который прошел мимо нее. Его темно-красная кожа оттенялась черной гривой. Он не был белым, как экипаж «Балакире». Многие линьяри имели черный, коричневый и золотистый окрас. У некоторых на темном фоне проступали светлые круглые пятна. Гривы тоже были разных цветов, а не только белые и серебристые.

Прочитав ее мысли, Нева улыбнулась.

– Ты не знала, что бывают разные масти?

Несколько сородичей с недоумением взглянули на Акорну и вежливо отвернулись.

– Нам лучше говорить вслух, моя дорогая, – сказала тетя. – Или постарайся фокусировать внимание только на мне. Твоя трансляция мыслей так сильна, что, если ты не будешь сдерживать себя, о них узнает полпланеты.

– Извините. Мне потребуется время, чтобы научится такому контролю. Я не знаю, как уберечь свои мысли от прослушивания, и пока очень слабо осознаю их интенсивность.

– Из тебя получится сильный телепат, дорогая. Иногда кажется, что ты буквально «кричишь». Многие намеренно блокируют твою трансляцию мыслей, но тебе нужно научиться управлять настройкой передачи. На корабле благодаря долгому общению мы привыкли к твоему своеобразию. Однако на нархи-Вилиньяре народ, в основном, использует мысленную речь – особенно, среди родственников и друзей. Вслух говорят только на торжественных мероприятиях, а в личной жизни ценится приватность и защищенность от мыслей других сородичей. Некоторых линьяри смущает твоя телепатическая активность, потому что они не хотят подслушивать личные мысли или невысказанные замечания.

– Я буду внимательной, – тихо пообещала Акорна.

Она с восхищением смотрела на белых и разноцветных линьяри, которые лежали или сидели со скрещенными ногами, объедая растительность вокруг себя. Изредка группы меняли места, перебираясь к более душистым и лакомым травам. Казалось, никто из них не заботился о нарядной и праздничной одежде, которая могла помяться и испачкаться.

Акорна решила сменить тему.

– Никто не говорил мне, что линьяри рождаются с разной окраской. Признаюсь, я немного удивилась. Все сородичи, которых я встречала прежде, были белыми, поэтому мне казалось, что мы все имеем один и тот же цвет.

Нева недовольно поморщилась.

– Еще совсем недавно белая масть являлась предметом гордости для каждого космического странника. Этот цвет показывал наше место в обществе, и его называли звездным в честь серебристой белизны далеких светил. Мы жертвовали своим естественным окрасом с такой же готовностью, с какой дети, взрослея, отказываются от игрушек. По непонятным причинам шерсть и кожа линьяри обесцвечиваются во время полетов в космосе. Достаточно даже небольшого путешествия.

6
{"b":"18772","o":1}