ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как любят некроманты
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Призрак
Демоническая академия Рейвана
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Прощай, немытая Европа
Предприниматели
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)

– Значит, это не генетическая особенность, как у людей? – спросила Акорна.

– Нет, белый окрас не определяется генами. После эвакуации многие линьяри потеряли свои природные цвета. Тоскуя по ним, они начали считать «звездную» масть едва ли не уродством. Наших ученых попросили изучить этот феномен. Как я слышала, они думают, что подобное изменение вызывается двумя основными факторами. Отсутствие естественного освещения во время космического полета приводит к разрушению фоточувствительных клеток кожи, образующих пигмент. Этому же способствует и нехватка определенных питательных веществ, которые содержались в растениях Вилиньяра. К сожалению, их нельзя воспроизвести в гидропонных садах. Имея запас семян, мы можем выращивать растения на других планетах, но во время полета нам приходится обходиться без них, и это влияет на пигментацию. В конечном счете, каждый из линьяри получает «звездный» окрас уже после первого космического путешествия.

Акорна посмотрела на свои руки, пытаясь вообразить их красными или черными, как у некоторых сородичей.

– Значит, если я буду находиться на солнце и правильно питаться, моя пигментация восстановится?

Акорна примерила в уме несколько цветовых сочетаний, которые ей понравились у линьяри, и остановилась на ярко-пурпурном окрасе с фиолетовой гривой. Вопреки тому, что говорила Нева, ближайшие соседи читали ее мысли. Рядом раздался приглушенный смех. Некоторые из сородичей хмурили брови, чтобы не сорваться на хохот. Акорна в отместку спроецировала свой образ, сиявший всеми цветами радуги. Беседы на поляне прекратились, и смех перешел в смущенный кашель. На лицах линьяри появились озадаченные выражения, и многие из них укоризненно и насмешливо закачали головами. Хм!

Нева засмеялась.

– Как видишь, Кхорнья, тебе необходимо научиться контролировать мыслеобразы и соизмерять их направленность. Некоторые из наших сородичей не имеют чувства юмора. Они теперь думают, что ты вообще принадлежишь к другому виду и действительно можешь менять цвета, словно та ящерица из видеофильма. Кстати, как ее зовут?

– Хамелеон, – покраснев, сказала Акорна. – Может быть, мне послать им свои извинения?

– Нет, лучше оставить все, как есть, – с улыбкой ответила Нева. – Иначе они заметят твой румянец, и подумают, что ты первоначально имела розовую масть. Но давай вернемся к прежней теме, дочь моей сестры. Итак, все, кто бывал в космосе, имеют «звездный» окрас. Эти многоцветные линьяри, которых ты видишь здесь, были рождены на нархи-Вилиньяре после массовой эвакуации. То есть, они моложе тебя.

Она со вздохом поднялась на ноги.

– С тех пор, как исчезли твои родители, я почти не жила на этой планете и не знаю, какие методы наши ученые нашли для «лечения» звездного окраса. Возможно, я снова могу стать серой в яблоках. Хотя у меня вряд ли появится такое желание. Мне нравится мой нынешний цвет.

Акорна задумчиво жевала пучок травы с ароматом корицы. Поймав пару раздраженных взглядов, она постаралась уменьшить интенсивность мыслей. Кто-то телепатически передал ей, что жевать и транслировать мыслеобразы некультурно.

О, бедная я, бедная, подумала она. Не успела прилететь на родную планету, а уже заслужила репутацию дикарки. Но как тут можно приспособиться, если ты не знаешь правил поведения?

Девушка придвинулась к тете и попыталась остановить проекцию образов. Она начала чувствовать себя подавленной. Во-первых, через смех и веселые голоса Акорна осознавала гул посторонних мыслей, хотя никто из окружающих не передавал ей телепатических сообщений. Во-вторых, ей стало тоскливо. Тетя говорила, что ее родители покинули Вилиньяр до эвакуации – они взяли с собой крохотную дочь и отправились в космический круиз. Она видела в грезах их планету – чудесную местность с холмистыми полями и кристально чистыми реками, стекавшими каскадами с гор, на которых сияли снежные шапки. Она видела ручьи и изумрудные озера, зеленые луга с полевыми цветами. Прекрасные и милые животные, с мягким мехом и кроткими глазами, пили воду под сенью деревьев. В ветвях и в воздухе мелькали птицы.

Здесь же холмы почти отсутствовали, гор не было, а равнина тянулась до самого горизонта. Казалось, что из всех форм жизни на планете обитали только линьяри. Красивый мир, но он не имел тех живописных пейзажей и восхитительного разнообразия фауны, которыми Акорна любовалась в своих снах. Впрочем, она не видела других частей планеты. Вряд ли остальные континенты во всем походили на этот. Вполне вероятно, что тут были интересные места.

К Акорне и Неве приблизился пожилой мужчина.

– Визедханье Нева, – склонив голову, произнес старик.

– Агрони Иртье! Вы оказали мне честь, заговорив со мной.

– Честь для меня, визедханье .

– Позвольте представить вам дочь моей сестры. Кхорнья, познакомься, это агрони Иртье, один из создателей нархи-Вилиньяра. Его команда нашла эту планету, и он лично руководил миссией по ее обустройству, чтобы наш народ мог жить и развиваться в благоприятных условиях. Он планировал и осуществлял программы, необходимые для создания новой мира линьяри.

– Пугающая ответственность, сэр, – сказала Акорна.

– Очень хорошо, что вы это понимаете, юная леди, – ответил Иртье. – Я невольно уловил ваши разочарованные мысли об отсутствии топографического и биологического разнообразия, которым мы наслаждались на старой планете.

– Ах, уважаемый сэр! Я искренне стараюсь не транслировать мыслеобразы, но мне пока не удается найти в своем уме необходимый регулятор громкости.

Она улыбнулась, надеясь, что старик поймет ее шутку. К сожалению, его чувство юмора оставляло желать лучшего.

– Я не осуждаю вас за искренние чувства, – сказал он, нахмурив брови. – Но вы должны понять, что на подготовку планеты отводилось мало времени. Черты старого мира порой были излишними и, я бы даже сказал, опасными. Учитывая спешку и критические обстоятельства, мы сочли, что плоская и однообразная поверхность будет более пригодна для обустройства планеты. Кроме того, она уже была такой. Что касается фауны, то мы оставили несколько местных видов: одноклеточные формы жизни, беспозвоночные и мелкие позвоночные из классов птиц и рептилий. В ходе обустройства мы планировали переселить и размножить более крупных позвоночных с Вилиньяра… Но внезапно оказалось, что эвакуация должна проводиться немедленно. Кхлеви напали и разрушили Кабай.

– Это третья планета нашей бывшей солнечной системы, – пояснила Нева.

– У нас не было времени на сомнения и раздумья. Вилиньяру грозило уничтожение. Нам требовалось переместить народ в безопасное место. Это стало делом первостепенной важности. Мы мобилизовали наш флот – те корабли, которые у нас остались…

Акорне не требовалась телепатия, чтобы понять выпад Иртье, нацеленный на ее родителей. Отец отвечал за проект по разработке нового оружия. Почти в самый критический момент он и его супруга улетели с Вилиньяра в космическое путешествие. Хотя каким образом ее родители могли знать о вторжении кхлеви, которое всех застигло врасплох? Акорна не думала, что они покинули бы планету, если бы предполагали грядущие события. Впрочем, она не стала высказывать свое мнение. В данном случае это было абсолютно бесполезно.

– Ожидая вторжение кхлеви, мы экстренно обеспечивали новый мир жильем, инфраструктурой и снаряжением. Был создан запас материалов и продовольствия, рассчитанный на первый год. Затем в сумасшедшей спешке мы разместили сородичей на колониальных кораблях и начали эвакуацию. Нам удалось спасти некоторых животных, но их популяция мала и плохо размножается – возможно, сказывается скудность генетического фонда. В настоящий момент наши эмиссары ищут сходные формы жизни на других планетах, чтобы пополнить местную фауну или заменить животных, которых мы потеряли из-за агрессии кхлеви.

– У меня не было намерения критиковать вас, сэр, – мягко сказала Акорна. – Вы несли ответственность за спасение народа и создание нового мира. Никто – и меньше всего я – не имеет права осуждать вас в чем-то. Я лишь вспоминала мир, который видела в своих снах.

7
{"b":"18772","o":1}