ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что? — переспросил Райдис, затем, поняв, покачал головой. — Слишком быстрая и неглубокая, Крен.

— Но у первых порогов есть запруда, довольно большая, если мне не изменяет память. Ну-ка, Джейд, скачи туда, проверь, далеко ли до нее. Чаллер, подстегни своих одров, и марш за Джейдом, да побыстрее! Райдис, выпрягай животных из той вон повозки! Лес нам не спасти, а быки еще пригодятся. Ну, давайте! Быстрее!

Джейд стукнул каблуками по мохнатым бокам Файрекс, Как им не повезло! Попались тут, посреди лесной дороги, вдали от скал, которые могли бы защитить караван! Он помнил запруду, о которой говорил отец; хорошее рыбное место и, наверно, глубокое — туда впадали ручьи, текущие с гор. Но удастся ли им спастись в воде? Как и любой подросток на Перне, Джейд знал из учебных баллад, что лишь каменные стены и железные двери являлись надежной защитой во время Падения… Тут Файрекс выскочила на бугор, по которому пролегала дорога, и он увидел внизу глубокий водоем, огражденный грядой камней; воды его сверкали солнечными бликами. Нить проедала мясо до кости. Как глубоко нужно нырнуть, чтобы оказаться в безопасности?

Джейд пустил свою кобылку галопом, в такт с ее скачками считая удары сердца, чтобы засечь время. Он глядел на берега и дорогу, надеясь отыскать спасительный каменный козырек или хотя бы нору — они могли бы затолкать туда детей… Сколько минут — или часов — длится Падение? Джейд был так потрясен, что ни одна из обязательных учебных баллад не приходила ему на ум.

Основательный пруд, подумал он, когда Файрекс выскочила на прибрежный откос. И недалеко — в четверти часа для самого тяжелого фургона. Цепочка валунов образовывала естественную дамбу, и Джейд видел, как поток плавно струится через край. Он погнал кобылу в воду, чтобы проверить глубину. Храбрая маленькая мохнатка почти сразу же поплыла; Джейд нырнул с ее спины, вздрогнув от холода, и пошел вниз, пока его вытянутые руки не коснулись дна. Да, здесь было достаточно глубоко, а в караване Лилкамп все, кроме маленьких детей, умели плавать. Джейд нашарил поводья, и Файрекс покорно развернулась в сторону берега. Заметив, что она уже ступает по дну, мальчик вскочил в седло и помчался обратно к каравану.

Вскоре он услышал привычные звуки, разносившиеся по долине — грохот копыт, стук колес в выбоинах, крики возниц. Джейд вознес благодарность небесам Перна, что все фургоны были тщательно осмотрены н проверены перед отъездом из Киммиджа; сейчас соскочившее колесо или треснувшая ось могли погубить их. Теперь до него долетел свист кнутов — погонщики торопили животных, заставляя сменить на рысь их обычный размеренный шаг. Джейд поднял глаза на серовато-серебристое облако. Что за брызги пламени вспыхивали перед его краем? Они походили на сотни светлячков, ночных созданий, которых он с приятелями пытался изловить в джунглях Нерата. Наконец, он сообразил. Драконы! Всадники Вейра Бенден бились с Нитями — как и положено всадникам! Сейчас, как и раньше, крылья драконов прикрывали Перн от страшного всепожирающего ливня. Джейд почувствовал облегчение, которое тут же сменилось замешательством. Если всадники жгли Нити в небесах, то, возможно, ему с родичами не стоит лезть в эту запруду?

Он снова поглядел на страшную тучу. «Там, где решает взмах крыла, жить миру — иль сгореть дотла», — всплыли в памяти строки баллады, но это были не те слова, которые он хотел бы сейчас услышать; больше подошли бы другие строфы: «Холда властитель, заботы твои три вещи могут измерить: толстые стены, чистые камни и железные двери». Но у клана Лилкамп не было своего холда.

Внезапно на дороге появился отец; он мчался галопом, фургон Чаллера летел вслед за ним.

— Запруда за этим бугром… — начал Джейд.

— Я уже сам вижу. Передай остальным! — Кренден махнул рукой, посылая мальчика в хвост каравана.

Повозки растянулись, холщовые тенты над ними раскачивались и тряслись, из одной начали вываливаться какие-то узлы. Джейд послал Файрекс на обочину; он не мог видеть, как пропадает добро.

— Не останавливайся! — крикнул отец.

Привычка боролась с приказом; путь клана Лилкамп никогда не был усеян выброшенными вещами. Скрепя сердце, Джейд повернул назад, к следующей повозке; придержав кобылку, он предупредил о запруде тетушку Темму. Тетушка была умелым возничим и ухитрилась заставить своих быков мчаться неуклюжим галопом. Затем им с Файрекс пришлось нырнуть в лес, спасаясь от табуна брошенных на произвол судьбы скакунов; тюки с товарами хлопали их по бокам. Джейд увидел застывший на дороге воз с бревнами, его колеса были подперты камнями; сзади громыхали, приближаясь, новые фургоны, груженные доверху. Его двоюродные братья и сестры, дети старшего дяди, Бореля, бежали рядом, подгоняя животных. Быки ревели и брыкались под ударами хворостин, повозки виляли, едва продвигаясь вперед. Наконец, двое взрослых погонщиков подскочили к упряжкам, и в их руках засвистели тяжелые кнуты.

Джейд с криком промчался вдоль колонны, мимо фургонов Бореля и тетушки Ник; они с мужем ехали верхом на массивных тяжеловозах и тащили остальных животных в поводу. Последняя телега была запряжена бегунами и быстро нагоняла остальные. Обогнув ее, Джейд придержал Файрекс и поправил корзины, едва не вылетевшие за борт. Несколько раз он свешивался с седла, подбирал упавшие тюки и забрасывал их в ближайший фургон; он старался также заметить, где вывалились товары и прочий багаж, чтобы найти их, когда кончится это светопреставление. Караванщики были памятливы на такие вещи, и Джейд, хотя бы раз проехав по незнакомой дороге, всегда мог вернуться назад.

Когда серая туча надвинулась совсем близко, все люди клана Лилкамп уже были в воде. Пруд наводняли плавающие фургоны; их затащили в самую глубокую часть водоема. Кренден и дядья успокаивали животных; быки в панике ревели, скакуны ржали и пытались вылезти на противоположный берег. Джейд спустился к запруде со стороны каменной гряды и послал Файрекс в воду. Глаза кобылки были широко раскрыты от ужаса, ноздри раздувались. Мальчик соскочил с седла на камни и, крепко ухватившись за повод, потащил животное за собой. Он прыгал по скользким валунам, изо всех сил натягивая узду, чтобы Файрекс не захлебнулась, и отчаянно балансировал свободной рукой.

Он навсегда запомнит картину, открывшуюся его взгляду: люди, судорожно барахтавшиеся в воде; их вопли, не менее ужасные, чем рев животных; тюки, корзины и узлы, прибитые течением к камням; матери, прижимавшие к себе детей; их посиневшие пальцы на бортах повозок. И в этом содоме метался Кренден, его отец, снова и снова повторяя, что они могут спастись только под водой; время от времени он подкреплял свои приказы плетью. Пройдут Обороты, но Джейд никогда не забудет этот миг: люди, охваченные ужасом, неумолимо приближающиеся Нити и парящие над серым облаком огнедышащие драконы.

Затем Джейд, не желавший верить своим глазам, получил первое представление о Нитях. Три длинных серых отростка шлепнулись среди высоких деревьев на правом берегу; их стволы внезапно вспыхнули и начали таять. То же происходило с кустарником на другой стороне реки. Джейд не успел моргнуть, как там было уже пустое обугленное пространство, в котором бились, извивались какие-то отвратительные жгуты; и с каждым мгновением их становилось все больше, а кусты и деревья вокруг валились как подкошенные. Вдруг фонтан огня обдал серую кучу, и мальчик увидел, как она обуглилась и почернела; над чистым ярким пламенем поднялся желтый дым. Увлеченный зрелищем, Джейд едва не пропустил дракона; огромный, золотистый, тот навис над обгорелым пятном — видимо, хотел убедиться, что с Нитями покончено. Затем снова мелькнул огонь, выше по склону, и зверь взмыл в небо. Дальше по течению парил еще один золотой, там тоже мелькало пламя. Два золотых?

Но, кажется, это цвет королев, а в Вейре Бенден была только одна королева! И, как кто-то говорил Джейду, золотые не летают; ведь они должны высиживать яйца!

Не успел он поразмыслить над этим поразительным фактом, как раздалось шипение, словно в воду свалился кусок раскаленного железа. Файрекс дернулась, пронзительно заржав, и Джейд увидел, как еще одна Нить падает почти прямо на них. Спрыгнув с камней, он потянул Файрекс вниз, в воду, одновременно яростно работая руками, словно желая оттолкнуть подальше смертоносный жгут.

10
{"b":"18773","o":1}