ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Есть ли среди них убийцы, Санетер? — спросил Торик; подхватив арфиста под руку, он повел его подальше от буйного веселья праздника. — Только один… и он утверждает, что всего лишь оборонялся… — в последнем арфист не был уверен; этот мрачный тип, которого явно сторонились остальные переселенцы, выглядел весьма подозрительно. — Пятнадцать юношей были учениками в разных цехах, а двое — подмастерьями, почти мастерами… их выгнали за кражи.

Торик мрачно кивнул. Он отчаянно нуждался в опытных людях, сведущих в управлении хозяйством и в ремеслах, а вместо них был вынужден принимать всякое отребье. Но их руки тоже будут не лишними; работы по расчистке земли требовали гигантских усилий. Он знал, что пока действует запрет на любые связи с южным материком, который наложили вожди Бенден Вейра, ему не получить хороших работников. Слухи о том, что он принимает всех, кто сумеет тайно добраться до южных берегов, циркулировали в портовых холдах, и бродяги со всего северного континента мечтали о райском юге. Случалось, что попав под тяжелую руку Торика, они испытывали некоторое разочарование; и холдер Южного прекрасно понимал, что если недовольных скопится слишком много, его власть станет эфемерной.

— Еще двое воровали скакунов, — продолжал Санетер свой невеселый отчет. — Однако, — он поспешил сообщить и хорошие вести, — есть и честные люди. Четыре пары, все — отличные ремесленники, и еще девять одиночек с неплохими рекомендациями… — арфист сглотнул и искоса поглядел на хозяина Южного. — Торик, мне придется сообщить об этих кораблях мастеру Робинтону…

— А он тут же доложит в Бенден… — фыркнул в ответ собеседник.

— Если ты обратишься к Ф'лару вместе с мастером Робинтоном, он первый поможет тебе… Бенден Вейр хочет исследовать южные земли, — Санетер широко развел руки, словно обнимая необъятные просторы нового континента.

Торик, раздумывая, опустил голову. Перед ним лежал целый материк — словно гигантский пирог, от которого он откусил самый краешек… Очень хотелось проглотить его полностью, но угощение могло застрять в глотке… даже столь широкой, как у Торика. А главное, никто не представлял истинных размеров этого пирога… Хватит ли его на всех?

— Ты можешь не упоминать о своих открытиях, — осторожно сказал Санетер. — Об этом я не писал Робинтону, клянусь тебе. Однако новые рудники не скроешь — особенно, если ты собираешься торговать рудой. Хэмиан, наверно, говорил тебе, что Главному мастеру кузнецов нужно все больше и больше металла… он скупает все — железо и никель, свинец и цинк… все, что может достать. И разработка шахт на севере идет полным ходом.

— Ты слишком хорошо информирован для арфиста, посланного на юг для поправки здоровья, — холдер смерил Санетера долгим тяжелым взглядом.

— Да, я арфист, — Санетер отплатил Торику той же монетой, и его взгляд был не менее долгим и пристальным, — а это означает не только распевание учебных баллад детишкам.

Торик первым опустил глаза.

— Ладно, — буркнул он, — посмотрим, как повернется дело с шахтами. Но мы будем копать руду и будем ее продавать, что бы не решили там, на севере… Завтра соберем всю эту шваль, — он кивнул в сторону пирующих, маленько подучим — и в горы. Умный запомнит, глупый — забудет, и тогда… тогда пусть пеняет на себя. Суд в Южном скорый и справедливый.

Рука у Торика была тяжелой, и его бессердечие не раз огорчало Санетера. Однако он прожил на юге достаточно, чтобы в равной мере оценить и его преимущества. Южный континент был странной землей, часто — жестокой и бескомпромиссной, но те, кто был достоин его щедрости, кто мог выжить среди опасностей и тягот, ни за что не покинули бы новую родину.

— Бенден обещал исследовать весь континент, — продолжал Торик, и благополучно забыл о своих намерениях, подсунув нам Древних. Я занимаюсь этим сам. И ни пожары, ни землетрясения, ни тучи Нитей меня не остановят. Я узнаю, насколько же обширна эта земля!

Он сделал паузу и вдруг с болью в голосе произнес:

— Столько дел, столько работы! Даже дракон может рассчитывать лишь на свои крылья, когда летит в новое место… Каково же нам прорубиться сквозь джунгли? Почему Ф'лар отозвал своих всадников — надежных, честных людей? Где Ф'нор, который клялся пересечь, материк из конца в конец?

В голосе его чувствовалось безмерное утомление, усталость, что накапливалась Оборот за Оборотом, и Санетер на миг пожалел этого великана, казавшегося столь неутомимым. Он взвалил на свои плечи чудовищный груз.

* * *

После страшного удара при посадке Г'рон был словно пьяный. Шатаясь, он брел через каменистые пустоши к торговому тракту; ночью он заметил костры, что жгли возчики на биваке, и рухнул на землю у первом же фургона. Никто не заметил его; пробудившись утром, Г'рон напился воды из ближайшего ручья, потом стащил что-то съестное у людей, сворачивавших лагерь. Он словно позабыл о том, что в поясе лежит достаточно марок, которых хватило бы и на пропитание, и на проезд. Смутные мысли о чем-то утраченном навсегда бродили у него в голове; Г'рон не мог вспомнить, что же он потерял, где и когда, но был твердо уверен, что эта пропажа невозместима. Он забрался в повозку с грузом соленой рыбы и уснул среди бочек.

Только на следующий день возчик обнаружил его. Опознав в этом человеке с пустым взглядом всадника, потерявшего дракона, он вычистил его одежду, накормил и, когда Г'рон потребовал вина, дал целый бурдюк. Удивляясь, он глядел, как всадник глотает жгучий напиток, не обращая внимания на струйки, сбегавшие за ворот туники. Потом возчик уложил Г'рона — точнее, половинку бывшего Г'рона, что звалась отныне Гирон, — в свой фургон; он был воспитан в духе почитания традиции и считал своим долгом охранять всадника. По дорогам шаталось слишком много проходимцев, и любой из них ограбил бы даже родную мать. Весь долгий путь до дверей Цеха дубильщиков возчик ухаживал за своим молчаливым пассажиром, как за ребенком. Из мастерской по приказу Белесдена, Главного мастера, тут же связались с помощью барабанов с Айгеном — и с Вейром, и с холдом. Лорд Лоуди сообщил, что высылает охрану с запасным бегуном.

— Мы доставим его в холд — сказал старший экскорта Белесдену. — Похоже, он повредился в уме и ничего не помнит… Наш лорд предложил всадникам отправить парня в Южный — все-таки, целебный климат и смена обстановки… Может, он еще придет в себя.

На половине дороги в Айген Гирон увидел мчавшихся в поднебесье драконов. И вот что докладывал потом старший стражник своему лорду:

— Он словно с цепи сорвался… Заорал и начал так нахлестывать скакуна, что мы не сумели за ним угнаться… Последний раз его видели в реке — он переплыл на другой берег и помчался за всадниками… догнать их хотел, что ли…

— Передайте во все холды — пусть ищут этого Гирона, — повелел айгенский лорд. — И если кто-нибудь причинит ему вред, он будет отвечать передо мной — и перед всеми Вейрами Перна!

* * *

Просьба Брекки насчет целебных корешков была для Шарры удобным предлогом, чтобы отправиться в лес. Она представила на рассмотрение Торику два проекта — либо отлучка будет недолгой и, доставив собранное в холд, она тут и приготовит лекарство; либо выварит корешки прямо в лесу. В последнем случае поход займет лишнее время, но и мази она принесет больше.

Торик рассердился, и Шарра едва не отступила. Среди вновь прибывших были хорошие парни, и брат хотел, чтобы она уделяла им внимание; вдруг кто-то тронет ее сердце. Шарра опасалась того же — она вовсе не жаждала влюбиться и обзавестись семьей.

— Пожалуй, я помогу Шарре на этот раз, — неожиданно произнесла Рамала.

Поймав пристальный взгляд жены, Торик уступил, зная по опыту, что сопротивляться бесполезно — у него не будет ни мира, ни покоя.

— Будь осторожна, Шарра, — сказал он, качая пальцем у ее носа, будь очень осторожна.

Шарра поймала его за палец и лукаво усмехнулась:

— Братец, ты можешь считать, что я — выгнанный из Цеха ученик… Таких ты отправляешь в лес без проволочек.

20
{"b":"18773","o":1}