ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рамала принялась чистить корешки, и вскоре над берегом потянуло вонью выпарившегося в котелке бальзама. Горшок за горшком лечебная мазь перекочевывала в баркасы, заботливо укутанная в тряпье. Моряки вышли на одной лодке за внешний барьерный риф и вскоре возвратились с богатым уловом; фруктов в лесу тоже хватало — так что намечался отличный ужин.

Во время обратного пути Шарра не раз прислушивалась к разговорам Пьемура с моряками: все его вопросы — так или иначе — касались Древних. Что он хотел разузнать? И для чего?

Баркасы вошли в знакомую бухту, и она увидела небольшой кораблик с вымпелом арфистов на корме. Не в первый раз Менолли, арфистка, приходила в Южный из Форт холда, выполняя поручения и мастера Робинтона, и Главной мастерской целителей, которой Шарра исправно передавала десятину от сбора лекарственных трав. Но Менолли, хотя и была уроженкой морского холда, никогда не пускалась в такой долгий путь в одиночестве. Кто же с ней на этот раз? Сибел? Шарра заметила, что Торик, подбоченившись, стоит на пирсе. Придется сначала разгрузить лодки и дать ему полный отчет; до этого ей не увидеть Менолли и ее неизвестного спутника.

Транспортировка Дуралея с баркаса на берег обошлась без происшествий. Внимание Торика было приковано к жене — и к лучшему, решила Шарра. Пусть он сосчитает количество набитых мазью горшков и мешки с травами, и оценит их труды; Пьемура она представит потом в более подходящее время.

Шарра повела парня к пещерам, как следует нагрузив различным походным скарбом. Перед входом Пьемур остановился и снял с плеча большой сигнальный барабан; пальцы его осторожно погладили тугую кожу, глаза потемнели.

— Барабан! — задумчиво произнес он.

— Конечно, — с удивлением Шарра приподняла брови. — Кто же отправляется в поход без барабана?

Пьемур поднял голову; взгляд его был устремлен на северо-запад через необозримый морской простор. Внезапно — раньше, чем Шарра успела пошевелиться, — пальцы его дрогнули, и барабан загрохотал под опытной рукой; раскатив над Южным сложную дробь звуков. Затем Пьемур поднял на девушку виноватые глаза и вытянулся в ожидании новых приказов. Они едва достигли рабочего кабинетика Шарры, когда в широком коридоре холда послышался крик:

— Пьемур! Это сигналы Пьемура!

— Сибел? — удивление мелькнуло на лице парня, и в следующий миг он ринулся вон из комнаты. Шарра мчалась за ним по пятам. Что бы это все значило? Откуда ее лесной найденыш знает посланца мастера Робинтона? И какие сюрпризы ждут еще простодушных обитателей Южного?

Когда она добралась до главного зала холда, Пьемур уже очутился в объятиях Сибела и Менолли. Они говорили, перебивая друг друга, и только после того, как Торик велел всем замолчать и обратил вопрошающий взор на Пьемура, она услышала истинный рассказ о его приключениях.

Пьемур, ученик Сибела, был отправлен в холд Набол с целью установить источник весьма значительного числа яиц файров, поступающих откуда-то с юга. Как подозревал Робинтон, покойному лорду Мерону удалось установить взаимовыгодные контакты с Древними. Пьемур проник в холд и даже стащил одно яйцо, дозревавшее в теплом песке у очага. Однако его чуть не обнаружили, и предприимчивый юноша нырнул в мешок, предварительно выкинув оттуда несколько свертков с тканями. Он просидел в мешке больше часа, уснул, сморенный духотой и пробудился уже в Южном Вейре. Ловкач удрал и на этот раз, побеспокоив только файра Мардры, да еще обзавелся по дороге скакуном — тем самым Дуралеем, который сопутствовал ему в дальнейших странствиях.

— Значит, Мардра была права, — произнес Торик, меряя юношу грозным взглядом. — Это ты сидел в ее поганом мешке!

Пьемур поежился, но Рамала, обняв парня за плечи, миролюбиво заметила:

— Ладно, чего уж там… Уверяю тебя, она уже забыла про скандал. Лучше подумаем, что же делать с этим столь предприимчивым молодым человеком.

— Он — просто кладезь всевозможных достоинств, Торик, — добавила Шарра.

Глава 4

Лемос, Телгар и южный материк; двенадцатый Оборот

Телле и ее семнадцати налетчикам понадобилось семь дней, чтобы добраться до цели — холда Кадросс в лесистых горах Лемоса. Четыре дня ехали верхом; затем, оставив скакунов с охраной в хорошо укрытой пещере, еще три дня поднимались к теснине, на которой лежал Кадросс. После ужина, состоявшего из хлеба и холодного мяса — они не рисковали разводить огонь, который мог бы привлечь остроглазых лесничих лорда Асгенара — Телла еще раз продумала свой план. Кое-кто из ее людей склонялся к бунту. Что ж, когда они поймут, что такое хорошие мозги и хороший план, возражений больше не будет. Она отхватила ломтик копченого мяса кинжалом и, сунув в рот, стала вышагивать вдоль неровной стены приютившей их пещеры. Кинжал по-прежнему был в ее руке, и Телла многозначительно похлопывала лезвием по ладони. Никогда не вредно напомнить этой банде, с какой точностью она может метнуть нож; время от времени Телла демонстрировала свое искусство.

— Не пытайтесь взять больше, чем приказано, — она повернулась к своим людям, — не то вас ожидает небольшая прогулка с Дашиком, — Телла сделала паузу, давая всем возможность осознать угрозу. — Набеги, которые я планирую, позволяют нам жить в достатке, а также… — она уперлась взглядом в лицо Феллека, пока тот не задрожал от страха, — …появляться в большинстве холдов, мастерских и на Встречах.

Один из ее рекрутов, Райдис, был раньше связан с торговцами, и Телла с пользой применила его знания. Теперь ей было известно, где и какие караваны двигаются в промежутках между Падениями и какой у них груз. Это позволяло выбирать удобные места для засад; ее банда налетала, как удар молнии, хватая то, что нужно, и исчезала во тьме ночи. Еще одним ценным источником информации были сообщения, пересылаемые между холдами и Цехами — их реквизировали у курьеров, ночевавших в разбросанных вдоль трактов пещерах. Как каждый член семьи лорда, Телла была обучена различать барабанные коды и понимала большинство сообщений, метавшихся взад и вперед по горным долинам; скучные часы учения в Телгаре оказались ей полезными в новом ремесле.

Она снова хлопнула клинком по ладони, оглядывая своих людей.

— Все запомнили? Я полагаю, нам не придется действовать силой. Рано утром Нити окажутся над лесами лорда Асгенара. Как только задний фронт Падения минует эту пещеру, мы выступаем… — кто-то из мужчин заворчал, и Телла подняла глаза на Гирона, бывшего всадника, неожиданно вызвавшегося добровольцем в этот рейд. Хороший признак! Много месяцев Гирон пребывал в апатии, и она уже сомневалась, будет ли от него какая-то польза. — Мы заляжем за скалами и подождем, пока наземные команды Кадросса покинут холд. Они всегда собирают запасы перед Падением, так что кладовые там набиты до потолков. В холде останутся только старики и дети… — она сухо рассмеялась. — Лорд Асгенар даже не догадывается, сколько пользы мы извлечем из завтрашнего Падения!

Мужчины тоже расхохотались. Телле импонировало их пренебрежение к традициям; такие люди пойдут на все. Она повернулась, носком сапога задев резервуар огнемета, и с раздражением отодвинула его к стене. Впрочем, Райдис был слишком ценным членом группы, чтобы возражать против его навязчивой идеи. Она видела шрамы, оставленные Нитями на спине бывшего торговца, и разрешила ему взять с собой огнемет. Пожалуй, это было разумной предосторожностью — ведь им придется идти по пятам за смертоносным облаком.

— Теперь ложитесь. Нам надо хорошенько отдохнуть. Дашик, будешь спать здесь — тогда я смогу дотянуться и стукнуть тебя по спине, если ты опять начнешь храпеть… — В ответ раздались смешки. Дашик тоже улыбнулся и бросил на каменный пол свое одеяло. — Райдис, ты разбудишь нас на рассвете? — Торговец кивнул, устраиваясь ближе к выходу.

Она легла в боковом проходе, подальше от запаха распаренных после быстрого марша тел. Вскоре мужчины затихли, только тяжело дышал во сне Дашик. Телла же, несмотря на утомление, не могла заснуть. Мысли метались в голове; охваченная возбуждением, она снова и снова возвращалась к задуманному. Завтра ее опять ждал триумф — один из многих за последние Обороты. Видеть, как сработал твой замысел, вновь ловить восхищенные взгляды своих людей — что могло быть приятней этого? Только мечты о власти над собственным холдом, о том, как ее права признает Конклав… Сколь многое изменилось с тех пор, как она встретила Дашика! Она познала радость свершения и трепет удачи… Задумать, налететь, схватить… ровно столько, сколько ей надо, не больше и не меньше… Вдохновленная первыми успехами, она планировала все новые рейды, решала все более трудные головоломки… Да, это была жизнь!

22
{"b":"18773","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пять четвертинок апельсина
Я оставлю свет включенным
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Музыка ветра
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Я признаюсь