ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дашик начал храпеть, и Телла пнула его каблуком. Что-то проворчав, великан повернулся на бок.

С того памятного дня на айгенской Встрече она решила, что больше никогда не попадет в число жертв; лучше быть охотником, чем дичью. Они с Дашиком вернулись к палаточному городку, и Телла тут же принялась строить планы. Множество повозок и груженых вьюками скакунов вскоре покинут Айген, и если все пойдет хорошо — а почему бы и не так? — не все они доберутся до своих холдов и мастерских. Она захватит все, в чем нуждается ее горный холд, а вина ляжет на эту бездомную шваль, что шарит жадными глазами по прилавкам торговцев. Достигнутые с тех пор успехи в десятках набегов на восточные холды принесли Телле глубокое удовлетворение. Если братец Ларад и догадывался, кто общипывает пирог на его столе и на столах соседей, он держал эти подозрения при себе и не делился ими ни с лордами Лемоса и Битры, ни с повелителями более далеких Айгена и Керуна. Что касается Телгара, то здесь Телла грабила с особым удовольствием. Но не слишком часто — как и в других местах.

Взятками и угрозами она раздобыла подробные карты территорий восточных холдов — не хуже телгарских планов, похищенных из кабинета брата. Она становилась все более опытной в своем ремесле, добывая информацию из самых невероятных источников, разыскивая полезных людей — вроде Райдиса и Гирона.

Четыре Оборота назад ей удалось раздобыть копию манускрипта арфистов, в коем описывались жизнь и деяния лорда Фэкса из Плоскогорья. Воистину, то был человек, чья проницательность, жестокость и хватка вызывали восхищение! Жаль, что он так рано погиб, не исполнив предначертанного… Но кое-что он все же успел — хитростью и коварством захватил семь холдов! Телла несколько раз использовала разработанную им тактику, проникая внутрь поселений через окна, с вершин скал, на самом рассвете, когда ночное зрение стражей порога оказывалось бесполезным.

Но что же случилось с Фэксом? Кажется, хитреца перехитрили, втянув в поединок, который он не мог выиграть. Или здравый смысл покинул его… Кто же бросает вызов всаднику! Драконы обладали таинственной мощью и не мирились с тем, что их всадникам могут нанести вред… Телла надеялась, что вскоре узнает об этом больше. Что еще умели драконы, кроме путешествий в Промежуток и испепеления Нитей? Гирон не хотел об этом говорить — пока. Что ж, придется ему помочь…

Самой же гнетущей частью в записях арфистов был распад державы Фэкса. У него не оказалось достойного наследника, способного удержать захваченное. Руат отдали младенцу, Мерон сумел отспорить только Набол, а остальные пять холдов возвратили уцелевшим наследникам тех, кого уничтожил Фэкс. Потом Мерон, который мог бы пойти по стопам Фэкса, закрутил роман с Киларой, сводной сестрой Теллы. И чем все кончилось? Килара лишилась своей королевы и власти над Вейром, а Мерон… Мерон теперь мертв. Дашик испустил заливистый храп и Телла дважды стукнула его сапогом. Постоянно размышляя над тем, как сделать свои набеги более эффективными и безопасными, Телла одно время подумывала о приобретении пары-другой яиц огненных ящериц. Говорили, что эти крохотные создания слышат драконов. Дозоры всадников постоянно угрожали ее планам; трудно сказать, что произошло бы, заметь они людей и груженых скакунов на редко посещаемых тропах. Вот если бы она знала об их приближении… тогда отряд успел бы скрыться в лесу или в пещере… Итак, Телла заинтересовалась файрами, но, разглядев их поближе на одной из Встреч, сочла слишком капризными и шумными. Ее же подвиги свершались в тишине. Телла гордилась тем, что знала территорию и дела подопечных холдов лучше их владетелей. Исключая, возможно, Асгенара. До нее доходили слухи, что Повелитель Лемоса начал все более серьезно относиться к грабежам, на первый взгляд не связанным между собой; теперь любая попытка просочиться в его удел грозила опасностью. Лорд Сайфер из Битры не отличался такой же бдительностью, и Телла подослала к одному из его управляющих Кейту. Та обосновалась в Битре, вместе с новым любовником, но сохранила преданность своей настоящей хозяйке.

Дашик опять начал храпеть, но прежде, чем Телла дотянулась до него, великана пихнули с другого бока. Наконец, она заснула.

Райдис поднял их еще до рассвета; солнечный диск скрывался за вершинами гор и лишь первые золотистые лучи начинали играть на небосводе. Они поели, размочив сухие хлебцы в воде ближайшего ручья. Улучив момент, Телла шепнула Дашику, чтобы он не спускал с Феллека глаз. Этот тип не вызывал у нее доверия. Здоровый, как бык, он ныл всю дорогу и жаловался на боль в ногах.

Оглядывая своих людей, Телла невольно задержала взгляд на рослом Гироне; стоявший рядом Пешар был всаднику по грудь. Она все еще не понимала, почему потерявший дракона вызвался в набег. За последние месяцы его лицо стало как будто более осмысленным и настороженным. Райдис нашел бывшего всадника в естественных пещерах Айгена, где прятались во время Падений бездомные, и забрал с собой, полагая, что тот может оказаться полезным Телле. Пешар, который умел зашивать раны и вправлять кости, предположил, что разум Гирона помрачился из-за сильного удара — на голове у него была глубокая рана. Когда он попал в высокогорный холд, даже у Теллы не хватило жестокости выставить его вон. Несомненно, он поправлялся, хотя и очень медленно. Иногда лицо его оживлялось, глаза сверкали отблеском прежнего разума и Гирон казался почти привлекательным. Но говорил он редко. Остальные головорезы Теллы испытывали к человеку, потерявшему дракона, какое-то инстинктивное уважение и жалость. Сначала это ей не нравилось; потом она решила, что бывший всадник может оказаться полезным.

Первым признаком смертоносной тучи был сумрак; неяркий утренний свет словно угас. Люди беспокойно задвигались, а Райдис, вооружившись своим огнеметом, встал у входа в пещеру. Потерявший дракона, равнодушно и без страха, присел на корточки рядом с торговцем. Задний фронт Падения миновал ущелье, и хотя все видели это, Телле пришлось плетью выгонять наружу Феллека и еще троих оробевших. Райдис с Гироном уже ушли вперед; на склоне торговец оглянулся и махнул рукой, показывая, что путь чист. Телла яростно погоняла остальных — успех дела зависел от того, успеют ли они добраться к холду раньше, чем его покинут наземные команды.

Наконец, вся банда закончила спуск, укрывшись за гребнями скал над холдом. С высоты Телла видела ворота холда, загоны для животных и дорогу, что вела вниз, в долину. Если она не ошиблась, то скоро холдеры отправятся по ней проверять леса и свои посевы.

Но почему они так копаются? Нити ушли далеко вперед — серебристое облако, опоясанное вспышками пламени. Наконец, раздался скрежет металла, тяжелая дверь холда распахнулась, и Телла не смогла сдержать возбужденного вздоха. Веки ее затрепетали, ударившая в голову кровь румянцем окрасила щеки, пальцы стиснули рукоять кинжала. Пытаясь обуздать радостное волнение, она пересчитывала женщин и мужчин, покидавших нерушимую твердыню своего холда. Итак, глупцы отправились выполнять свой долг, оставив позади древнего дядюшку и двух старых тетушек, чтобы присматривать за детишками.

Когда наземная команда скрылась за дальним поворотом горной дороги, Телла дала сигнал спускаться к загонам. Из донесений соглядатаев она знала, что обитатели Кадросса обычно кормили своих животных до Падения. Вероятно, никто не сунется в хлева и кладовые, пока люди не проверят леса и пашни и не вернутся поздно вечером домой. Она поглядела на своих; пригибаясь за камнями, налетчики быстро преодолевали склон.

Дашик и Феллек первыми достигли массивной, обшитой металлом двери и осторожно приоткрыли ее — ровно настолько, чтобы проскользнуть внутрь. Через миг следующая группа — пятеро мужчин во главе с Гироном — перебежали двор и скрылись за тяжелой створкой. Телла пошла с арьергардом; все без помех оказались в холде и повернули к кладовым.

— Вы только поглядите! — Феллек пропустил меж пальцев пригоршню золотистого зерна. Струйки с шуршанием потекли обратно в закрома, и Телла поняла, что качество злака отменное — ни пыли, ни шелухи. Гирон ткнул Феллека в бок — чтобы зря не болтал. Тот насупился, но взял ведро, которое протягивал бывший всадник и начал быстро наполнять мешок; Гирон держал его открытым. Остальные трудились в полной тишине. Зерно Кадросса, исчезавшее в бездонных мешках грабителей, позволит прокормить всю банду — и людей, и скакунов. У Теллы было уже немало народа из числа самых отпетых среди бездомных бродяг. Все хотели есть, всем требовалось жилье на зиму и укрытие от Нитей; хозяйство разрасталось — как и аппетиты. Но Телла правила твердой рукой. Каждый бездельник может стянуть кусок хлеба или мех с вином, но кто сумеет взять то, что нужно, и тогда, когда нужно? Телла, Повелительница Бездомных, умела.

23
{"b":"18773","o":1}