ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты опасна для них, леди Телла.

Хороший момент выбрал этот безногий для напоминания о том, что знает ее имя. Телла как раз набрала полный рот обжигающей ухи и не могла ответить. За последние два-три Оборота Брейр разнюхал кто она и откуда, и Телла представляла, сколько ей придется выложить, чтобы он об этом забыл. Или лучше послать Дашика? Но безногий осторожен…

— Не волнуйся, госпожа, — Брейр усмехнулся, — никто не узнает наш маленький секрет. Я люблю секреты. Можно сказать, я их коллекционирую. Вот тут! — он похлопал по объемистому кошельку на поясе.

Телла поверила ему. Райдис подтверждал, что старый моряк не склонен к предательству. И, к тому же, она платила хорошо. Старик путешествовал только из своего закутка к залитой солнцем площадке у входа в пещеру, но, казалось, знал все, что происходит на побережье, в самом Айгене и в других восточных холдах. Он был источником ценнейших сведений.

Запустив в пояс два пальца, Телла вытащила несколько серебряных марок. Глаза безногого сверкнули, и добыча с непостижимой быстротой исчезла в его кошеле. Затем Брейр поклонился.

— Хорошая цена за миску ухи, моя госпожа, — его губы растянулись в улыбке, вокруг глаз пролегли лучики морщинок.

— Я плачу не только за уху, Брейр, — резко ответила Телла. — Что ты знаешь об этой девчонке, которая умеет подслушивать драконов?

Глаза старика расширились, он пристально посмотрел на хозяйку.

— Да, рано или поздно ты бы узнала… Кто тебе рассказывал?

— Глухой.

Брейр кивнул.

— Суетливый парень. Очень хотел тебя видеть. Я советовал ему не торопиться. Слишком многие ищут тебя, и он мог привести ищеек прямо к твоим дверям.

— Он был осторожен и получил щедрую награду — небольшой благоустроенный холд в горах. — Брейр вежливо кивнул в ответ на эту ложь, и Телла опять вернулась к тому, что интересовало ее сейчас более всего. — Ну, так что же ты знаешь о девчонке?

— Это из-за нее ты привела с собой бывшего всадника?

Телла удивленно приподняла брови. Ну и старик! Воистину, он имел уши во всех стенах и глаза у каждой двери!

— Да, из-за нее. С тех пор, как ты сдал его Райдису, он почти поправился. Ну, ближе к делу! — Она не собиралась сидеть в этой вонючей пещере весь день, болтая со стариком. Хотя уха у него была хороша!

— Тут без обмана, госпожа. Наша Арамина, дочка Доуэла и Барлы, в самом деле слышит драконов. Охотники всегда берут ее с собой, чтобы вовремя удрать от Падения.

— Где она живет? Не хотелось бы шарить в ваших норах наугад.

— Мудрая мысль. Иди по этому коридору, — безногий показал пальцем, — через два прохода поверни направо. Попадешь в центральный тоннель — там есть свет — и отсчитай четыре пересечения с боковыми переходами. Там их пещера… над входом торчат роговые сосульки, — старик имел ввиду сталактиты. Он пошарил рядом и протянул Телле палку: — Вот, видишь… ее отец вырезал мне костыль.

Телла с первого взгляда оценила сложную резьбу, покрывавшую изогнутую рукоятку. Да, это мастер! И он будет ей полезен не меньше дочери.

— Видишь, он умеет обрабатывать небесное дерево, — добавил с гордостью Брейр. — Самая твердая древесина… говорят, даже Нить ее не берет! Доуэл резал ее всю зиму… Ну, я заплатил ему что положено… — сухие пальцы старика гладили темное полированное дерево.

— Прекрасная работа!

— Крепкий костыль! Как железо — но легче. Такой не сломается… — внезапно с каким-то горьким ожесточением он выхватил палку у Теллы из рук н швырнул за спину. — Ну, что еще? Ты получила свою уху — я получил за нее плату. Теперь уходи! Если тебя тут заметят, я потеряю лучшую каюту, какую имел в жизни.

Телла ушла; безногий был прав. Пробираясь полуосвещенными переходами, она думала о том, почему мастер, искусно обрабатывающий дерево, вынужден жить среди бездомных Айгена. Наверняка, ой мог бы найти место получше в любом из Великих холдов…

Не в первый раз Телла задумалась о том, почему этот гигантский пещерный комплекс в Айгене так и не обрел хозяина. Тут было великое множество залов и камер — пусть не столь высоких, как в главном айгенском холде, зато более многочисленных. Правда, иногда случались наводнения, и бурные воды затопляли главный зал… Сам холд Айген стоял напротив, на высоком речном берегу, что гарантировало от последствий весенних паводков и бурь, нагонявших воду из залива в реку.

Лабиринт плохо проветривался; чем дальше уходила Телла, тем более сырым и вонючим становился воздух. Кое-где в трещинах стен торчали факелы или масляные светильники; без этих путеводных огоньков любой из чужих заблудился бы тут через полчаса.

Камера, над входом в которую торчали розоватые сталактиты, выглядела опрятной. Вдоль одной из стен тянулись сундуки; на их крышках лежали набитые соломой матрасы, сейчас закатанные. Стол, несколько прочных табуретов, — вырубленная в стене полка с кухонной утварью… Телла стояла посреди безлюдной комнаты, пытаясь понять ее обитателей. Чем можно прельстить Доуэла и Барлу, чтобы их дочь пошла с ней добровольно?

Эхо голосов в коридоре спугнуло ее. Повернувшись, она покинула обитель столяра и, по темным, редко посещаемым переходам заторопилась в свое убежище. Там, отдыхая и стараясь придумать какой-нибудь план, Телла провела около часа — до возвращения Гирона. Он тихо окликнул хозяйку. Умный человек, подумала она, сунув кинжал обратно в ножны. Всадник принес каравай хлеба и большую глиняную миску, над которой поднимался пар.

— Тут хватит на двоих — буркнул Гирон, разломив хлеб пополам. Камеру наполнил соблазнительный аромат тушенных моллюсков. — Зарой потом раковины, — сказала Телла, вновь вытащив нож. Она подцепила кусочек аппетитного упругого мяса. — Ну, что ты слышал? Видел ли ее? Мой соглядатай утверждает, что у этой девчонки настоящий талант.

Потерявший дракона что-то проворчал, прикусив ломоть хлеба; его лицо было непроницаемым. Телла не задавала больше вопросов, пока миска не очистилась. Гирон вытер губы и медленно произнес:

— Она слышит их, это правда… — Лицо его застыло, и только блуждающий взгляд выдавал возбуждение. — Девочка на самом деле слышит драконов. Странный тон бывшего всадника заставил Теллу внимательней приглядеться к нему; казалось, душа потерявшего дракона исходит горькой мучительной завистью, едва ли не черной злобой. Видимо, он вполне выздоровел, и воспоминания о днях триумфа, о свободном полете в поднебесье мучили Гирона все сильней и сильней. Зачем же он пошел сюда, в пещеры Айгена, зная, с чем столкнется?

— Тогда она может оказаться нам полезной, — заметила Телла, разбив мрачное молчание. — Спрячь миску и проверь скакунов. Ты видел стражей из Айгена? Говорят, они стали здесь частыми гостями.

Гирон сгреб раковины в миску и пожал плечами.

— Меня никто не беспокоил.

Это не удивило Теллу. Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы отпугнуть любопытных — даже айгенских охранников. Она завернулась в одеяла. устроившись у стены подальше от входа. Гирон вышел и вскоре вернулся. Он знал, что хозяйка еще не спит, но, располагаясь на ночлег, старался не шуметь.

Утром Телла натянула камзол цветов Керуна с ярким бантом на плече и вязаную шапочку, скрывавшую косы. Уверенно направившись к жилищу Доуэла, она переступила порог и приветствовала хозяев. — Ты мастер Доуэл? У меня есть заказ, достойный искусного резчика по дереву.

Доуэл поднялся и, столкнув с табурета одного из своих мальчишек, жестом пригласил гостью сесть. Арамина, чисто вымытая, в свободной тунике, потянулась за кувшином с кла и щедро наполнила кружку. Ее мать, статная женщина с добрым лицом, поднесла напиток Телле.

— Садись, госпожа моя, — повторила она приглашение мужа, смущенная, что может предложить гостье лишь табурет.

Телла взяла кружку, подумав, что эта женщина, до сих пор сохранившая красоту, могла бы привлечь внимание самого Фэкса. Сынишка столяра таращил глаза на раннего визитера, еще один ребенок, совсем маленький, спал на сундуке.

— У меня нет хорошей древесины, госпожа, — сказал, словно оправдываясь, Доуэл.

28
{"b":"18773","o":1}