ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Брось ругаться из-за ерунды, капитан, — прервал его Торик. — Лучше скажи, привез ли ты стоящих кузнецов, готовых поработать в Южном?

— О, да! Можешь не волноваться. Но мне пришлось уйти из Исты и встать на якорь в укромной бухте. Прошел слух, что я плаваю в южные воды, и бездомные увальни со всего севера поперли ко мне целыми толпами… — Рамнези озабоченно нахмурился и единым духом осушил кружку с вином. Крякнув, он сообщил хозяину: — Ситуация выходит из-под контроля, Торик. Все, что мы можем сделать — завести тебе партию-другую товара да полсотни бездомных… А ведь надо учесть, что телгарцы во всю набирают людей для своих шахт, а лорд Асгенар — тот хватает любого, кто может взгромоздиться на спину скакуну. Асгенару нужны лесные объездчики и стрелки, чтобы поприжать мародеров, грабящих его холды.

Торик недовольно потер подбородок ладонью.

— Ты хочешь сказать, лорды прознали, что мы принимаем здесь людей с севера?

— Слухи не остановишь, — мастер Рамнези пожал плечами, потом махнул рукой, растопырив пальцы. — Конечно, я от всего отпираюсь! Я торгую с Истой, Нератом, Фортом и Айгеном, — он подмигнул Торику. — Время от времени мое судно заносит ветром в южные воды, но лишь раз или два… может, три или четыре. Так редко, что даже сам мастер Идаролан не расспрашивает об этом. Однако, мне становится все труднее избегать… гм… более пристального внимания достопочтимых лордов. — Ясно! Надо что-то сделать, чтобы остановить эти слухи. — Торик был раздосадован; рейсы капитана Рамнези — да и всех прочих — приносили Южному немалые выгоды.

— Или добиться разрешения на торговлю с югом! — Рамнези тоже не оставался внакладе и хорошо представлял, насколько возрастут его доходы, если с Южного материка будет снято табу.

— Ты говорил мне, — начал Торик, — что на севере не хватает цинка и свинца?

— Да! И ты знаешь цены, по которым идет наша контрабанда. Телгарские шахты истощены, а только металл может остановить Нити… — Рамнези с ходу уловил мысль Торика. — Но, видишь ли, я всего лишь моряк и не могу замолвить за тебя веское слово… там, где надо!

— Да, там, где надо, — в раздумье протянул Торик. — Я могу испортить всю торговлю лорду Лараду!

— Зато у мастера Фандарела будет металл, — быстро ответил Рамнези, а он работает не только на телгарского лорда. На весь Перн!

— Но его мастерская в Телгаре…

— Ну и что? Он — Главный мастер кузнецов, и не нуждается в одобрении Конклава! Он имеет такую же власть в своем цехе, как я — на борту своей «Морской леди»… И на твоем месте, Торик, я поискал бы у него поддержки. Он знает, к кому обратиться и кого просить. Отсюда я пойду в Форт и если хочешь, я могу передать от тебя письмо. К нашей взаимной выгоде…

— Знаю, знаю, — раздраженно перебил его Торик, потом улыбнулся, вспомнив, сколь многим он обязан этому человеку. — Я даже готов послать с тобой гонца.

— Это что-то новое, — Рамнези приподнял брови. — Обычно я вожу пассажиров в один конец… — Он потянулся к кувшину с вином.

Торик нашел Пьемура на обычном месте — в мастерской Шарры. Болтая и смеясь, молодые люди паковали лекарства, которые «Морская леди» должна была доставить целителям и арфистам в Форт. Торик отпустил бы Пьемура на север. Конечно, парень был очень полезен, организуя барабанную связь между новыми холдами, а его карты Островной реки оказались просто неподражаемыми. Однако его слишком часто замечали в компании с Шаррой, а в планы Торика насчет сестры юный арфист никак не вписывался. Впрочем, при надлежащем воздействии — ловком и осторожном — Пьемур мог неплохо послужить Южному. Похоже, он был на особом счету у мастера Робинтона и поддерживал хорошие отношения с Менолли и Сибелом… Пронырливый мальчишка! Что ж, он не раз говорил, что хочет остаться в Южном; пусть заслужит эту честь.

— Пьемур, на пару слов. — О, Скорлупа! Что еще я натворил?

Не отвечая Торик жестом велел парню спуститься вниз, в его кабинет. Шагая вслед за ним по коридору, холдер решил, что лучше говорить напрямую. Мальчишка был весьма проницательным. Он прекрасно знал как о запрете на торговлю с южным материком, так и о том, сколько случайно снесенных ветром кораблей без расспросов принимали в портах севера, когда дело касалось редких лекарств или яиц файров. Ему было известно и о незаконной коммерции, процветающей между Вейром Древних и лордом Набола, пока Мерон не отдал концы. Да, парень ничего не пропускал мимо ушей, но, по мнению Торика, он не был болтуном и отличался редкостным благоразумием.

— Рамнези привез новую компанию балбесов, пытавшихся пересечь океан в суповой кастрюле, — сообщил Торик, прикрыв двери.

Пьемур закатил глаза в притворном удивлении.

— Ну и идиоты! Сколько же осталось в живых на этот раз?

— Шестеро. Но на борт «Морской леди» пыталась пробраться целая толпа.

— Нехорошо, — сказал Пьемур, вздыхая.

— Да, нехорошо. Рамнези начинает нервничать, и мы не можем делать вид, что нас это не касается. — Пьемур кивнул головой, и Торик продолжал: — Вы с Санетером часто говорили мне, что надо бы обсудить ситуацию с вашим Главным мастером… да и с Фандарелом тоже. Я не хочу иметь с северными властями никаких дел, но, похоже, у них немало дел ко мне. Я должен контролировать наплыв людей в Южный… всех этих бездомных, жаждущих сытой жизни. Но я не альтруист! Я работаю для себя, для своего рода, и хочу видеть здесь людей, которые согласны трудиться столь же усердно, как и я сам.

Пьемур согласно кивал во время этой речи; потом, подняв глаза на Торика, произнес:

— Итак, ты не рискуешь надолго оставить Южный, а потому решил послать на переговоры меня.

— Полагаю, это будет полезно и тебе.

— Только в том случае, если путешествие не окажется поездкой в одну сторону, холдер Торик.

Проницательный взгляд юноши напомнил хозяину Южного, что Пьемур во многих отношениях был старше и умнее, чем казался с виду. В этой игре он крепко держал свою ставку.

— Я очень ценю тебя, Пьемур, — совершенно искренне заверил его Торик. — Да, я хотел бы, чтобы ты объяснил, как тяжелы для нас ограничения в торговле, наложенные Конклавом и Вейром Бенден. И сколь выгодно Северу снять эти ограничения. Ты можешь поделиться впечатлениями от наших шахт… — Торик поднял руку: — конечно, без лишних подробностей.

— Несомненно, — Пьемур понимающе улыбнулся.

— Есть еще одна причина для твоего путешествия. Говоря начистоту, ты староват для ученика, а Санетер — староват для арфиста Южного. И со временем я предпочел бы видеть на его месте человека, который разделяет мои взгляды. Так что заслужи ленточку подмастерья — и милости прошу назад, парень.

— Что я должен сказать мастеру Робинтону?

— Нужно ли это объяснять, друг мой?

Пьемур подмигнул.

— Безусловно, нет. Лишь то, что ему надо знать, не так ли?

Когда юный арфист ушел, Торик начал раздумывать над тем, что означало это дерзкое подмигивание. Внезапно ему пришло в голову, что непоседливый Главный мастер может лично отправиться на юг, чтобы разузнать все на месте и доложить Ф'лару с Лессой. Можно не сомневаться, что это путешествие не утомит Робинтона; все драконы Бендена будут к его услугам.

* * *

Всю дорогу до Большого озера в Лемосе Джейд вспоминал неожиданную и неприятную встречу. Он не раз сопоставлял то, что сказала о леди Телле его тетушка, со слухами о шайке мародеров, бесчинствующих в Лемосе и Телгаре. Мнение Армальда не стоило яичной скорлупы; для этого увальня благородные леди всегда оставались повелительницами — как торговцы оставались торговцами. Относительно потерявшего дракона всадника Армальд высказывался с меньшей определенностью, но этот человек был загадкой для кого угодно.

Джейда беспокоило, что бандиты обладали отличной организацией; это грозило опасностью каравану Лилкампов. Похоже, леди разгневалась на него, и если власть над бандитами и вправду в ее руках, то предугадать последствия этого гнева было нетрудно. Каравану предстоял еще далекий путь, и всякое могло случиться по дороге.

33
{"b":"18773","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Диссонанс
Адольфус Типс и её невероятная история
Отдел продаж по захвату рынка
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Небесный капитан
Не жизнь, а сказка
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
Выбери себя!