ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если туман, огонь или Падение не помешают мне, я непременно буду в Бендене через месяц, — ответил Джейд с церемонной вежливостью, скосив глаза в сторону черноволосой красавицы. Она улыбнулась — хорошая, искренняя улыбка, без всякого намека на лукавство. Обе ее подружки прыснули.

— Ну, мы поедем, — сказала кокетка, поднимая на прощание руку. — До встречи, Джейд Лилкамп.

Они пришпорили скакунов и пустились догонять парней. Черноволосая девушка ехала последней. У поворота дороги она оглянулась и посмотрела на Джейда — так, словно хотела запомнить его лицо.

Доставив Фэнси мастеру скотоводов Бенден холда, Джейд вручил ему пакет, содержавший письмо Бриарета и полную родословную кобылы. Внимательно осмотрев ее и заставив пробежать несколько кругов, мастер Конвей похлопал молодого торговца по плечу.

— Ты заработал свои деньги, Джейд Лилкамп, — сказал он. — Оставь здесь своего скакуна и иди со мной, тебе надо отдохнуть. Кстати, в Бендене превосходно кормят. Я узнаю у нашего управляющего, не надо ли ему передать письма или посылки в Керун. Ты мог бы прихватить их с собой.

— Но я не собираюсь туда возвращаться, — сказал Джейд. Он уже открыл рот, чтобы сообщить о своем дальнейшем маршруте, но в последнюю минуту решил не откровенничать. — Мне надо на север, в Битру.

— Тогда лучше потрать свои марки в честном Бендене, пока их не выманили жулики битранцы, — губы мастера Конвея сурово сжались.

Джейд усмехнулся.

— Мое занятие — торговля, мой господин, и коварным битранцам будет нелегко обчистить мои карманы.

Расхохотавшись, Конвей повел его в свою мастерскую и передал в руки учеников. Через пару часов Джейд, вымытый, в чистой одежде, входил вслед за ним в главный зал холда Бенден, где за длинными столами расположились сотни его обитателей. Из кухни доносился звон посуды и плыли упоительные ароматы, от которых рот юноши наполнился слюной. Мастер Конвей усадил его в правом углу среди других работников, и направился к своему почетному месту.

Джейд осмотрелся. Главный зал холда Бенден поражал роскошью. Вдоль глубоких проемов окон вилась каменная резьба, бронзовые ставни сияли, как золотые, гладкие, стены были расписаны фресками — весьма древними, если судить по одеждам, в которые были облачены величественные фигуры лордов, леди и знаменитых мастеров. Полосы широкого бордюра, что спускались по стенам словно подпирающие потолок колонны, украшали медальоны с портретами бенденских властителей. Джейд невольно задал себе вопрос, есть ли среди них работы Пешара.

Тем временем им заинтересовались соседи. Ответив на их вежливые вопросы — кто он и откуда, Джейд приступил к супу, стараясь не замечать призывных взглядов соседки, молодой и весьма приятной девицы. Один взгляд на верхний стол заставил его выбросить из головы мысли о случайном флирте — там, ближе к правому краю, сидела черноволосая девушка. Значит, воспитанница, решил Джейд, но недостаточно знатная, чтобы удостоиться места поближе к лорду Рейду и его супруге. На девушке было простое светло-коричневое платье; она часто улыбалась и редко смеялась, ела немного и не болтала, как остальная молодежь за столом. Джейд не мог отвести от нее глаз.

— Она не для таких, как ты, — игриво шепнула ему соседка. — Она ждет следующего Запечатления и наверняка будет избрана.

— Я видел ее среди охотников, которые встретились мне по пути, — произнес Джейд как можно небрежнее. Он попытался отвести взгляд, но не смог. От нее веяло приятным спокойствием и теплом; даже просто глядеть на нее казалось счастьем. Джейд подумал, что никогда еще не видел такой девушки. Жаль, что она — избранница Вейра… Такой кус был ему не по зубам. Он опустил глаза и, заставив себя улыбнуться, повернулся к соседке.

На следующее утро, к некоторому смущению Джейда, первым человеком, с которым он столкнулся, была черноволосая девушка. Она стояла перед Фэнси, когда он пришел на конюшню, чтобы оседлать своего Кессо.

— Уже привыкает, — девушка кивнула в сторону кобылки, хрустевшей зерном. — Мастер Конвей говорит, что ты привел ее из Керуна без единой царапины. Ты любишь животных?

Джейд судорожно сглотнул, подыскивая подходящий ответ. Он видел сейчас только ее глаза — темные, глубокие; на дне их таилась печаль. Наконец, он кивнул:

— Мне часто приходится иметь дело с животными, особенно — со скакунами.

— Так ты скотовод? Или пастух?

— Я торговец.

Она кивнула.

— Значит, ты хорошо знаешь и тяжеловозов, и волов… — глаза ее стали совсем грустными. — У нас тоже была пара волов… я называла их Тяни и Толкай… Они никогда не отказывались от работы, но слугами я бы их не назвала… скорее — партнерами… Понимаешь? У них было собственное мнение обо всем на свете…

Джейд закончил седлать жеребца и складывать вещи. Он смущенно поглядел на девушку, еще раз напомнив себе, что перед ним — избранница Вейра, и внезапно охрипшим голосом произнес:

— Ну, пора отправляться, путь впереди долгий. Присматривай за Фэнси.

— Фэнси?

— Да, я назвал ее так… — Джейд неуверенно пожал плечами, изумляясь своей робости; он никогда не смущался с девушками и прошлая ночь это доказала.

Кессо призывно заржал, потянувшись к выходу из конюшни. На площадке, у широких ворот, Джейд вскочил в седло и, прощаясь. поднял руку.

— Спасибо тебе, — долетел до него голос девушки. — Фэнси — очень подходящее для нее имя. Я буду хорошо заботиться о ней.

Джейд пустил жеребца рысью и скоро выехал на дорогу, что тянулась на запад. Как он хотел бы измыслить какой-нибудь предлог, чтобы остаться! Но зачем! Что мог он значить для избранницы Вейра?

Глава 9

Бенден холд и Бенден Вейр, тринадцатый Оборот

Дорога была хорошей, но в холодную погоду Джейд не решался трогаться в путь среди лабиринта холмов, пока солнце не поднималось достаточно высоко. Ночевать он предпочитал в одиночку, хотя за дневной трапезой не отказывался от компании попадавшихся навстречу холдеров. Как-то раз он помог одному из них сменить колесо на телеге и, поддавшись его уговорам, провел ночь на ферме. Но, не считая этих случайных встреч, большую часть времени Джейд был предоставлен самому себе — и мыслям о черноволосой девушке.

Надо было узнать ее имя! Ничего не стоило это сделать, но он как-то не сообразил… Теперь же, с каждым скачком Кессо, желание это становилось все сильней; он даже стал перебирать все известные ему женские имена, но, казалось, ни одно из них для нее не подходило. Джейд с тревожным чувством вспоминал ее глаза, полные невысказанной печали, нежные линии губ и подбородка. Видимо, она была того же возраста, что и две другие девушки в их маленьком охотничьем отряде, однако в ней ощущалась зрелость — то, чего недоставало ее подругам. Она наполняла сны Джейда. Иногда в своих ночных видениях он чувствовал трепет нежного тела и сладость ее губ; это не столько смущало, сколько развлекало его. Ах, если бы попасть с ней на веселую Встречу, на площадку для танцев, где дозволено все… или почти все! Он танцевал бы с ней всю ночь и постарался прогнать грусть из ее глаз! Над горизонтом постепенно вставал конус Бенден Вейра, величественный и неприступный, с обрывистыми склонами. Чем ближе была вершина, тем чаще Джейд подгонял Кессо и тем длиннее становились его дневные переходы.

В тот день он поднялся с рассветом, уверенный, что последний раз встречает утро в пути. Внезапно его внимание привлек возносившийся к небу дым — напротив, на речном берегу, горел костер.

Джейд мгновенно насторожился. Не Телла ли там? Изучив свою карту, он выяснил, что неподалеку от его стоянки были и другие пещеры. Возможно, Телла пересекла горный хребет напрямик и расположилась в одной из них? Он успокаивал себя тем, что костер, скорее всего, разжег какой-то пастух, но чувствовал, что не успокоится, пока не проверит. Арамину забрали в Вейр Бенден, и если Телла снова охотится за ней, то всадникам лучше знать об этом.

Он стреножил Кессо, набрал травы, чтобы жеребец не скучал в одиночестве, и, проверив, легко ли выходят из ножен метательные ножи, начал спускаться вниз, к полумраку речного берега. Мост — шаткое сооружение, сохранившееся с тех пор, как войска лордов пытались штурмовать Бенден Вейр, — обеспечил ему быструю и бесшумную переправу. Джейд не видел языков огня — скорее его отблески на обращенной к северо-востоку поверхности скалы. Небо светлело с каждой минутой, и теперь он мог двигаться достаточно быстро. Вскоре ему попалась узкая, петляющая по косогору тропка, и Джейд едва не упал, поскользнувшись на навозной лепешке. Рассудив, что дорога, даже столь извилистая, безопасней прямого пути по откосу, он тронулся по ней и вскоре забрался выше того места, где мерцал костер. Тогда Джейд сошел с тропы и, осторожно раздвигая чахлые заросли колючего кустарника, подобрался ближе.

44
{"b":"18773","o":1}