ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Озил. Автобиография
Страна Лавкрафта
Про деньги, которые не у всех есть
Алекс Верус. Бегство
Шаги Командора
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Ремейк кошмара
Гребаная история
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
A
A

— Завтра я познакомлю тебя с собаками, — сказала Ри. — Мы держим их для защиты от больших пятнистых кошек.

— Они и тут водятся? — Пьемур удивленно приподнял брови. Шарра считала кошек местным видом, специфичным для Южного холда; ей будет интересно узнать, что они водятся и в других частях материка.

— Их тут полно, — подтвердил Джейд. — Мы не рискуем охотиться без собак и всегда держим под руками копье и лук со стрелами.

— Но рядом есть дикий рис и овощи, — с энтузиазмом перебила мужа Ри.

— И даже роща лунных деревьев, таких огромных, что на севере не видели даже в Нерате! — она махнула рукой на восток. — Мы нашли брошенные лодки, и у нас даже есть скакун… А в речной долине пасется одичавший скот — в дне хода отсюда. Джейд часто наведывается туда с копьем.

— А Ри никогда не расстается с луком и стрелами, — с гордостью сказал Джейд. — А еще, — он подмигнул арфисту, — у нас есть превосходный напиток…

Он подошел к стенному шкафу, сделанному из ящиков, и открыл его. Пьемур с удивлением воззрился на два бочонка, точное подобие которых — только гораздо больших размеров — он видел в Бендене у мастера виноделия.

— Вот результаты наших опытов, — продолжал Джейд, наполняя три кружки. — Попробуй! Мне кажется, для бывшего торговца я справился неплохо.

Пьемур пригубил н, закатив глаза, воскликнул:

— Потрясающе! — он поднял свою кружку, глядя в улыбающиеся лица Джейда и Ри: — Выпьем же за друзей, далеких и близких!

Они долго беседовали в тот вечер — пока усталость и обильная еда не сделали вопросы и ответы почти неразборчивыми. Пьемур представился полным своим титулом — подмастерье Цеха арфистов, находящийся на службе в Южном холде. Не скрывал он и цели своих странствий — обследование восточного побережья и составление карт. Джейд, по его словам, был торговцем; его жена, Ри — уроженкой Айгена. Молодой арфист довольно скоро почувствовал, что с ней связана какая-то тайна. Что-то его гостеприимные хозяева недоговаривали и путь их на юг мог оказаться непростым… Впрочем, он тоже не сказал им всей правды — например, о своих намерениях послать Фарли к мастеру Робинтону.

Пьемур оставался с Джейдом и Ри дольше, чем следовало. Их мужество и трудолюбие восхищало его — наверно, даже Торик поставил бы им высшую оценку в науке выживания. Кроме симпатии к молодой чете, арфиста с необоримой силой влекли секреты древнего поселения, раскинувшегося здесь, за чертой обитаемого мира. В секретных Архивах Цеха арфистов были неясные отрывки, с которыми ему, ученику мастера Робинтона, дозволили познакомиться. Один из них начинался так: «Когда люди пришли в Перн, они основали большой холд на юге, но потом, гонимые бедствиями, перебрались на север».

Пьемур, как и сам Робинтон, его учитель, всегда удивлялся, почему предки покинули прекрасный и плодородный южный материк и ушли на север, в гораздо более суровые места. Но так случилось. И люди, несомненно, жили на юге — древние рудники, открытые Хэмианом, служили тому бесспорным доказательством. А эти невероятные строения на берегу реки! Пьемур не мог представить, каким образом они сохранились так долго. Видимо, многое забыто на Перне с тех давних времен, и недаром мастер Фандарел старается восстановить секреты древнего мастерства. Утром Джейд и Ри вместе с маленьким Райдисом, который то ковылял рядом со взрослыми, то сидел на плече у отца, показали Пьемуру все обширное поселение.

— Мы вырубили тут подлесок и лианы, убрали песок, — говорил Джейд, шагая впереди. Два огромных пса следовали за хозяевами — черный, которого звали Чинк, и полосатый Гири. — Смотри, что нам удалось найти, — Джейд показал на прислоненную к стене полосу металла шириной в ладонь и длиною в руку.

— О, да на ней что-то написано! — Пьемур схватил пластинку и, наклоняя то в одну, то в другую сторону, попытался разобрать буквы. — Так… РА… неразборчиво… КАЯ… а здесь — РЕКА! Видно совсем отчетливо! Но первое слово? Что оно значит?

— Мы думаем, — Райская, — застенчиво сказала Ри.

Пьемур бросил взгляд на мирный пейзаж, на плодородную рощу, цветы у стен древних, зданий, и кивнул головой.

— Пожалуй, справедливое название… Райская Река, — задумчиво повторил он.

— А тут, — Ри кивнула в сторону низкого просторного строения с широкими окнами, — место, где учили детей. Зайдем — тут есть на что посмотреть.

Они поднялись по невысоким ступенькам, и Ри поманила арфиста в угол комнаты, где стоял ящик, сделанный, казалось, из того же несокрушимого материала, что и внутренняя обшивка стен. Сняв крышку, молодая женщина вынула довольно толстый том и протянула Пьемуру.

Книга! Но какая странная! Она раскрылась в руках арфиста. Листы, несмотря на пятна, оставленные временем, казались гладкими и походили на бумагу — новый материал для письма, изобретенный Бендареком, лесным мастером из холда Асгенара. В ней было множество цветных картинок, очень смешных, а под ними — короткие надписи. Но пустого места тоже хватало. Пьемур припомнил, как его учили писать — мелкими, но разборчивыми буквами, плотным текстом, экономя каждый клочок пергамента… У предков, судя по всему, бумаги хватало.

— Это детская книжка, — сказал он, — по ней учили читать… Но она совсем не похожа на наши лотки с песком…

— А погляди на еще одну, — Ри вытянула из ящика вторую книгу, раскрыла ее, и Пьемур ощутил легкое головокружение. Цифры, формулы, уравнения… И гораздо более сложные, чем те, которые ухитрился вколотить в его голову Вансор! Он усмехнулся, представив себе выражение лица «мастера дальновидения», когда ему в руки попадет эта книжка. С ее помощью, наверное, удастся сконструировать не только подзорные трубы…

— Я знаю кое-кого, кто променяет всю цеховую казну на эту книгу, — сказал он в ответ на вопросительный взгляд Ри.

— Возьми их с собой, — Джейд протягивал ему книги. — Нам ведь они не нужны.

Пьемур с сожалением покачал головой.

— Пусть лежат здесь. Они ждали столько Оборотов… подождут еще немного. Я могу потерять их или испортить в пути.

Потом осмотрел ящик — цельный, без швов и заклепок. Как это сделано? Фандарел сойдет с ума!

— Вы исследовали здешний берег? — Он снова повернулся к Джейду. — Далеко ли? Что там?

— Три дня пути на запад и два — на восток, — Джейд пожал плечами. — Там — все те же бухты, пляжи, лес… До того, как Скаллак заболел, мы ходили с ним вверх по реке — на пять-шесть дней. Там есть резкий изгиб русла… И мы видели вдали горы, огромные… Но долина реки такая же, как здесь.

— И никого… ни одного человека! — добавила Ри.

— Вам повезло, что я сюда добрался! — Пьемур, озорно улыбаясь, протянул к ним руки, стараясь прогнать мрачность с лиц невольных отшельников. На второй вечер он достал из мешка свою тростниковую флейту, и нежная мелодия поплыла в теплом, напоенном ароматом цветов воздухе. Джейд и Ри застыли, очарованные. Потом губы их разомкнулись; Джейд замурлыкал что-то приятным баритоном, и чистое сопрано Ри вторило ему. Следующие дни Пьемур занимался обследованием поселка, отмечая расположение каждого дома на плане. Зная путь, который его отряд покрывал за день, он смог вычислить расстояние от Южного до Райской реки. Оно было огромным, но Торик имел длинные руки. И Пьемур положил план и листочки со своими расчетами отдельно от прочих карт и записей; когда придет время, он обсудит их с мастером Робинтоном.

Пьемур велел Фарли запечатлеть несколько характерных примет долины Райской реки и возился с ней до тех пор, пока не понял, что ящерка сможет найти дорогу сюда. Понаблюдав за этими многотрудными занятиями, Джейд с Ри стали расспрашивать арфиста о файрах. У них было целых восемь штук — две королевы, три бронзовых и три коричневых, но Ри не знала, чему можно обучить этих непосед. В основном, они приглядывали за маленьким Райдисом, сообщая возбужденным чириканьем, когда он плакал. На четвертый день молодой арфист ознакомил своих новых друзей с основами тренировки файров; их поразила восприимчивость крохотных созданий, а самого Пьемура — способности, проявленные Ри. Казалось, она понимала ящерок с такой легкостью, словно они владели человеческим языком.

53
{"b":"18773","o":1}