ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

То же самое он сказал, когда Шарра привела его в угловой рабочий кабинет, с великолепным видом на море и восточный мыс; по стенам комнаты тянулись полки для хранения Записей и музыкальных инструментов, заваленные сейчас впечатляющим запасом бумаги — изделием мастера лесников Бендарека. Он восхищался покоями для гостей, достаточно большими, чтобы предоставить необходимые удобства, и достаточно маленькими, чтобы не гостить до бесконечности. Он наговорил Шарре массу комплиментов по поводу кухни, на оборудование которой она потратила так много времени, — со специальными буфетами для хранения бенденских вин, которые в необычайном количестве были поставлены мастером виноделов. Да, подумал Пьемур, вытерев украдкой слезы, Робинтон найдет здесь все, что соответствует его вкусам. И будет жить долго и счастливо, защищенный от любых опасностей и волнений.

В тот день, когда ожидался корабль, Пьемур вызвался понаблюдать за жарким, томившимся среди углей в яме, устроенной среди камней с правой стороны полукружья бухты. Сердце его билось гулко и неровно. Каким стал его учитель после недуга? Ему было бы тяжело видеть своего гордого жизнелюбивого мастера дряхлым стариком. Но он так хотел его увидеть — увидеть собственными глазами.

Перед ним раскинулся чудесный вид на западную часть бухты и, хотя жаркое требовало забот, он первым заметил три мачты прекраснейшего корабля мастера Идаролана; под всеми парусами судно скользило сквозь прозрачные зеленые воды. Он смотрел, как корабль изменил курс, матросы вскарабкались на реи, чтобы убрать паруса, как мягко округлый борт коснулся пристани, построенной специально для того, чтобы принять это судно и его особого пассажира. Он увидел Лессу, Брекки, кузнеца Фандарела и Джексома, стоявших у причала, потом — мастера Робинтона, спускающегося по сходням обычной торопливой походкой. Глядя на Менолли — она шла следом — Пьемур ощутил странную отдаленность от всех тех, кого считал своими друзьями. Нет, сказал он себе, слишком много народа и слишком много суеты. Надо подождать! А посему он продолжал поливать соком жаркое.

— Пьемур! — знакомый баритон прозвучал так же твердо и уверенно, как всегда, и этот голос, звенящий и чистый, заставил его вздрогнуть.

— Мастер? — воскликнул он в ответ, пораженный знакомым призывом.

— Отчет, Пьемур!

* * *

Д'рам, Сибел и Н'тон, молодой вождь Вейра Форт, прибыли в Южный, желая поговорить с Ториком.

Еще недавно небо затмевали прибывшие и уходящие в Промежуток всадники; они перевозили припасы и людей, а внизу, на земле, умелые руки уже трудились над восстановлением Южного Вейра. Вновь сформированные крылья начали совершать регулярные патрульные полеты. Зал Вейра расписывался и украшался молодыми всадниками, а буйная поросль, окружавшая отдельные вейры, пошла под топор. Д'рам, судя по всему, был хорошим хозяином, думал Торик, вот только обращал слишком много внимания на то, что творится в его холде. Совершенно излишнее внимание!

Чтобы продемонстрировать весь свой род, Торик отправил огненных ящериц к Хэмиану в шахты, за Кевеленом в его холд и к Марде и ее мужу в Большую Лагуну, прося всех присутствовать на встрече. Он послал также записку Шарре, настаивая на ее немедленном возращении. Вероятно, она могла бы договориться с каким-нибудь всадником, чтобы ее подбросили в Южный. К удивлению Торика, она не ответила, хотя посланное им письмо исчезло с лапки его маленькой королевы.

— Мы хотели бы помочь тебе, холдер Торик, — сказал Д'рам, когда Рамала и Марда предложили гостям кла и прохладный фруктовый напиток, который был особенно приятен в зной.

— Да? — Торик быстро окинул взглядом каждого из троих мужчин. Сибел, который всегда стоял несколько особняком и несколько раз выручал его, сейчас стал Главным мастером арфистов Перна и мог занимать позицию, отличную от проводимой Робинтоном политики. В данный момент выражение его лица было любезным, внимательным и совершенно непроницаемым. Н'тон уставился на хозяина Южного энергичным и вопрошающим взглядом, напоминавшим Торику юного Пьемура; а это значило, что молодой всадник может причинить беспокойство. Что вообще тут делает вождь Вейра Форт? Д'рам прочистил горло, пребывая, очевидно, в некотором затруднении.

— Помочь мне? Каким же образом? И в чем? — раздражительно спросил Торик.

— Мастер арфистов Сибел сообщил мне о множестве притеснений и невежливом обращении, которое ты терпел от Древних всадников, об их непомерных требованиях, далеко превышающих законную десятину… Думаю, теперь в наших отношениях произойдут некоторые перемены.

Торик просто кивнул, отдавая себе отчет в том, что вождь Форта и Сибел внимательно смотрят на него.

— Я… все мы… да, все, обосновавшиеся в этих благодатных местах, — продолжал между тем Д'рам, — чувствуем, что Вейр должен существенно уменьшить свои требования к холду, особенно в той части, что касается питания наших драконов. Они предпочитают охотиться, и как только мы узнаем, где пасется ваш домашний скот, мы будем тщательно избегать этого района. Мы собираемся расселить в Южном пять боевых крыльев, — Д'рам сделал паузу, — а также тех, кто больше не пригоден к сражениям. Торик кивком согласился с тем, что подразумевал Д'рам, хотя ему совершенно не нравилось, что всадники скоро будут летать над его землей. Но много ли замечают всадники с высоты? Они не могли увидеть почти ничего, когда искали яйцо Рамоты; что же они заметят, охотясь за дичью? Он обнаружил, что размышляет над этой проблемой, прислушиваясь к голосу Д'рама.

— Мы приведем с собой достаточно людей из других Вейров, чтобы выполнять все домашние работы, так что те твои холдеры, которые раньше заботились о хозяйстве Южного Вейра, могут вернуться обратно.

Торик хмыкнул. Ему было понятно нежелание Д'рама иметь дело с этими грязными и ленивыми оборванцами, которых он сплавил Мардре для тяжелых работ. Он считал, что такому отребью вообще не место на юге. Впрочем, для этого существовало простое решение.

Тут Сибел вынул длинный металлический цилиндр, заключенный в тонко выделанный кожаный футляр.

— Мастер кузнецов Фандарел просил передать это тебе, — сказал арфист с легкой улыбкой.

Торик не смог подавить восхищенного вздоха, взяв в руки превосходную подзорную трубу. Мастер Рамнези имел похожую, но поменьше и не такую красивую, как эта. Он повертел трубу в руках, приложил к глазу и вскрикнул, пораженный зрелищем мельчайших трещинок на стене.

— С помощью этого устройства ты сможешь, наконец, оценить размеры Южного холда, — политично заметил Сибел.

Это реплика полностью завладела вниманием Торика.

— Усилия мастера Фандарела никогда не пропадают зря, — сказал он уклончиво. Ха! Оценить размеры Южного!

— И еще я принес послание от мастера Фандарела, — спокойно продолжал Сибел. — Как тебе известно, на Севере очень небольшие запасы металлов. Теперь ты начнешь обеспечивать Цех кузнецов необходимым количеством цинка, меди и других руд. Это будет достойным ответом на такой подарок.

— Мы перевозим столько руды, сколько можем, — осторожно сказал Торик. Вот и первое требование! Что еще им будет нужно?

— Я думаю, что теперь можно договориться о более регулярной и льготной торговле, — сказал Д'рам, — в качестве компенсации за те невзгоды, что вы перенесли.

Торик с подозрением взглянул на него. Льготы — это хорошо; но для кого?

— Регулярная торговля должна быть исключительно выгодна и Северу и Югу, — продолжал Сибел, никак не показывая, что он представляет масштабы незаконных операций Торика. — И мастер кузнецов Фандарел готов приобрести столько руды, сколько вы сможете поставить. Ты и твой брат, — кивок в сторону Хэмиана, — должны будете сообщить ему, сколь велики ваши запасы. Я думаю, что Н'тону тоже есть что сказать по этому поводу.

— Пойми, Торик, — немного печально начал Н'тон — что я искал только яйцо Рамоты, но нельзя не заметить тех курганов у озера… они никак не могут быть естественными. Я слышал от кого-то, — неопределенно помахал рукой Н'тон, нисколько не обманув Торика, — что те наши месторождения цинка и меди, о которых известно на севере, давно уже выработаны.

57
{"b":"18773","o":1}