ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лучше тот жулик, которого знаешь, — усмехнулся арфист.

— Заир! Неси это в холд. Побыстрее!

Бронзовый схватил трубку длиной почти с его крыло, уравновесил между лапками и проворно исчез. Пьемур отдал Фарли ее часть груза, и ящерка последовала за приятелем.

Арфисты услышали, как кто-то окликает их.

— Давай, посмотрим, что там, — неизвестно почему мастер Робинтон вдруг заговорил шепотом, направляясь к полуоткрытой двери.

— А если там больше добра, чем мы сможем спрятать? — спросил Пьемур, следуя за ним.

— Что-нибудь придумаем…

Они очутились в коридоре с рядом дверей. Быстро заглядывая в комнаты, исследователи не находили больше ничего многообещающего — только черепки и осколки. В конце коридора был зал, заваленный обломками рухнувшей южной стены. Они услышали характерный мягкий шорох уползавших подземных змей.

— Тут еще и змеи! — Арфист поднял свою свечу, вытягивая шею, чтобы осмотреть развалины. — Как странно! То, что они строили, выглядит нерушимым…

— Может быть, это было временное здание, не очень прочное…

— Хотелось бы мне узнать, что располагалось сверху, — сказал арфист, делая Пьемуру знак поднять свечу. Они увидели белые отростки корней и влажные стены; более — ничего интересного.

— Мастер Робинтон! — резкий крик Брейда заставил арфистов вздрогнуть.

— Пойдем назад… А то от его воплей рухнет потолок.

Когда они возвращались, Пьемур заметил квадратную табличку на одной из дверей. Она легко снялась. Пьемур увидел обычные четкие буквы, такие же яркие, как и в тот день, когда они были написаны.

Брейд, спотыкаясь, ввалился в зал.

— У вас все в порядке? Вы что-нибудь нашли?

— В основном, змей, — ответил Пьемур мрачно. — И это! — Он поднял табличку, надпись на которой гласила: «Кафетерий».

* * *

Вожди вейров Бенден и Форт, лорд Джексом и Лайтол, мастера Фандарел, Вансор и Сибел собрались в холде Робинтона, чтобы изучить новые карты. Их поверхность была очищена от грязи и песка, и мастер Фандарел вдоволь навосхищался прозрачной пленкой, защищавшей изображение. Некоторые из цифр, напечатанные на покрытии, стерлись, хотя Пьемур протирал его с предельной аккуратностью.

Перед ними лежали карты южного континента, на каждой из которых были свои обозначения. Самая большая пестрела древними названиями и показывала весь материк. На второй часть территории была изображена более подробно; тут отмечались высоты гор и холмов, глубины рек и океана. Третья, самая маленькая карта, на которой все надписи были очень мелкими, содержала под каждым названием строку цифр. Четвертая карта относилась к самой Посадочной площадке или плато; это был план поселения, где каждый из цветных квадратов отмечался как «скл», «госп», «адм», «лаб» и так далее. Пятая карта относилась к побережью; на ней были показаны подземные пещеры и несколько точек — Залив Монако, полуостров немного восточнее холда Робинтона, Райская река. Широкая полоса вдоль берега с обеих сторон была покрыта оранжевыми, желтыми, красными, синими и зелеными фигурками.

— Ах да, насчет этой Райской реки… — начал мастер Робинтон, прочистив горло. Пьемур закрыл глаза и затаил дыхание. Он был допущен на высокое собрание только потому, что вместе с арфистом обнаружил карты. — Прекрасное место… Пьемур, мы должны проследить эту реку до самого истока.

— Действительно? — Лесса подняла глаза от карт. — Ты полагаешь, это так легко сделать, Робинтон? — Она покачала головой.

— Но река совсем недалеко от нас, как видишь, — ответил арфист, отмеряя пальцами расстояние между своим холдом и Райской рекой. — Я послежу за раскопками и находками в тех краях.

— Раскопки ведутся на плато, — объявила Лесса, с подозрением рассматривая арфиста.

— Но Пьемур обнаружил очаровательные развалины в устье реки, — сообщил Робинтон, искоса взглянув на Госпожу Бендена. — Причем населенные.

— Населенные? — эхом откликнулись все.

— Населенные? — многозначительно переспросила Лесса, ее глаза расширились.

— Ну, всего лишь пара потерпевших кораблекрушение северян и их малыш, — заметил Пьемур и понял по блеснувшим зрачкам учителя, что начало было правильным. Он сердито обвел глазами сидевших за столом, прежде чем вернуться к вопрошающему и изумленному взгляду Лессы. Похоже, сейчас он превратится из свидетеля в обвиняемого… Пьемур посмотрел на Джексома, который беспомощно пожал плечами; Лайтол сидел рядом со скучающим лицом. — Весьма изобретательная пара, — продолжил молодой арфист. — Они живут там больше двух Оборотов. — Это нелегальное заселение… — начала Лесса, нахмурившись и скрестив руки; подобный поворот событий ее явно не радовал.

— Не совсем, — ответил Пьемур. — Они плыли с поручением из Керуна, доставляя Торику — я хотел сказать, лорду Торику — племенных животных. — Пять человек выжили после шторма, но один умер от ранений раньше, чем они узнали его имя, и еще двое ослепли и умерли от лихорадки следующей весной.

— И? — Лесса недовольно постукивала ногой, но Пьемур заметил проблеск интереса в глазах Ф'лара и сочувствующую улыбку на лице Н'тона. Фандарел слушал, посматривая одним глазом в неясный чертеж перед собой; Вансор, что-то радостно бормоча, водил носом по карте.

— Они восстановили несколько полуразрушенных зданий и очень удачно приспособили их для своих нужд, — продолжал Пьемур. — Сколотили на скорую руку маленькую лодку, приручили некоторых животных, развели сад…

Джексом навалился грудью на стол, живо заинтересовавшись.

— Райская река? — Лесса прикрыла глаза и вскинула вверх руки в раздраженном жесте капитуляции. — И эти люди нравятся тебе, Робинтон? Ты хочешь дать им владение?

— Да. Кто-то ведь должен сделать это, Лесса, — смущенно сказал арфист. — Если хочешь знать мое мнение… — он взглянул на Лайтола и Джексома, прося поддержки.

— Не хочу, — отрезала Госпожа Бендена, строгим взглядом приказывая Джексому и Лайтолу не раскрывать рот.

— Но посмотри, какая это огромная земля, — продолжал Робинтон, игнорируя ее сарказм. — Эта карта, — он постучал костяшками пальцев по самой большой карте континента, — показывает нам, как много здесь еще незаселенных мест…

— И никаких Вейров, — сардонически дополнил Ф'лар.

Робинтон нетерпеливым жестом отмел это возражение в сторону.

— Здесь земля сама себя защищает! И эти молодые Лилкампы позаботились о том, чтобы укрыть свой скот в тех строениях, которые они восстановили из древних развалин.

— Каких развалин?

— Этих. — Из шкатулки, стоявшей рядом, Робинтон достал пачку зарисовок; Пьемур узнал работу Пешара. Арфист выкладывал лист за листом поверх карт, небрежно поясняя: — Вид на берег с веранды дома. Вид на дом — в нем двенадцать комнат — с восточного берега реки. Еще один вид на гавань… В ней Джейд ловит рыбу сетями — он сплел их из того шнура, который нашел в одном из складов… Это — большой склад. Из него можно сделать отличный хлев… Ах да, это вид с веранды на юг, а вот — западный берег с несколькими развалинами. Этот очаровательный малыш, который играет в песке — юный Райдис… — Порядок, в котором Робинтон показывал зарисовки, был явно продуман, и Пьемур угадал его замысел, — Вот сам Джейд из клана торговцев Лилкамп… трудолюбивый парень и вполне заслуживает доверия. Он хочет перевезти к себе кое-кого из родственников. А это — его жена!

— Арамина! — Лесса выхватила рисунок прежде, чем он лег на стол.

Ф'лар издал удивленное восклицание и заглянул через ее плечо с выражением изумления на лице.

— Робинтон! Ты должен кое-что объяснить!

Видя, как побледнела Лесса, Пьемур быстро налил чашу вина. Она с отсутствующим видом взяла ее, неотрывно глядя на арфиста.

— Успокойся, моя дорогая, — сказал Робинтон. — Я пытался сообразить, каким способом сообщить эти добрые новости, но столь многое требовало твоего времени и энергии… за последние месяцы столько случилось…

— Так ты уже несколько месяцев знаешь, что Арамина жива?

— Нет, нет! Только несколько дней. Пьемур встретил их пару месяцев назад перед тем, как…

67
{"b":"18773","o":1}