ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Время от времени она развлекалась, представляя себе мучения Арамины перед смертью в той темной и покрытой липкой грязью яме. Она еще сведет счеты с торговцем… Телла долго и с удовольствием размышляла о том, как разделается с Джейдом и всем родом Лилкамп.

Чтобы исполнить свои мстительные планы, ей следовало окончательно выздороветь и набраться сил. На это ушло немало времени, и такая задержка послужила еще одной причиной, чтобы негодовать на Джейда. Наконец, темный загар частично скрыл рубцы на ее лице, волосы опять стали густыми; Телла оседлала скакуна и отправилась в путь.

Она пополнила свой пустой кошелек тем же вечером, столкнувшись с жителем одного из ближайших небольших холдов. Телла забрала и его одежду, поскольку он больше в ней не нуждался. Перед смертью простак поведал ей обо всех новостях последнего Оборота. Его энтузиазм по поводу объявления южного материка открытым для заселения почти заставил ее отказаться от своих первоначальных планов — ведь она тоже собиралась на юг, чтобы отметить вехами в тропических дебрях границу нового владения.

Вспомнив, что дороги клана Лилкамп начинаются от Айгена, Телла вернулась в пещерный лабиринт. К своему удовлетворению, она узнала здесь, что хотя Боргальд отказался от кочевой жизни, Лилкампы все еще путешествуют и торгуют. Она начала строить планы, первым делом посетив старые пещеры, чтобы посмотреть, какие из них еще не завалены и пригодны для использования. И она стала набирать отряд.

В этом деле она сначала не постигла больших успехов. Рассказы о разгроме ее банды сделали людей осторожными, внушив авантюристам страх перед объединенной мощью Холда и Вейра. Население айгенских пещер изменилось, большинство из тех, кто мог ее узнать, ушли; оставшиеся были смущены ее зловещей внешностью, и она завербовала лишь несколько соучастников. Но, как только Телла услышала о холде Райской Реки, ее силы и энергия чуть ли не удвоились. Джейд и Арамина проживут ровно столько времени, сколько ей понадобится, чтобы набрать достаточно людей, приобрести корабль и доплыть до южного материка.

Глава 14

Южный материк; пятнадцатый — семнадцатый Обороты

В следующие два Оборота у Пьемура не раз были поводы, чтобы припомнить замечание Лессы — или то был вызов? — которое она обронила на памятном совещании в холде мастера Робинтона. Произошли всякие перемены, но они являлись вполне естественными, хотя некоторые из них поражали воображение. Так, например, у Менолли, Шарры и Брекки в один и тот же день родились сыновья. По словам Сильвины, Менолли дала жизнь Робсу между двумя аккордами на гитаре; Шарра с несколько большими трудностями произвела на свет Джерола; а Немекки появился за две недели до срока, незадолго до полуночи — по времени Вейра Бенден. Робинтон и Лайтол, решившие, что мальчишки Менолли и Шарры станут их внуками, выпили за здоровье новорожденных, а потом и за второго сына Брекки, благо вина хватило бы, чтобы утопить всех троих младенцев. Были и другие перемены — опасности девственного южного материка существенно проредили толпы иммигрантов; человеческий поток с севера терял свою силу. Пьемур знал, что к этому приложили руку и мастер Робинтон, и Сибел, его достойный ученик и преемник. Но для самого старого арфиста Юг по-прежнему сохранил свое очарование — как и для Пьемура, восхищавшегося пышной красотой и беспредельной щедростью природы, и прикованного к этой земле тайной, которая все еще окутывала развалины иных времен.

На шестнадцатый Оборот, мастера Идаролан и Рамнези, плывшие вокруг континента навстречу друг другу, наконец встретились. Чтобы отметить это историческое событие, два капитана вбили прочный кол в склон холма над заливом, и устроили празднество до самого рассветного часа. Там хватало дружеских добродушных поддразниваний — над тем, к примеру, какой корабль прошел больший путь. Но так как «Рассветная Сестра» определенно была крупнее и быстрее судна Рамнези, капитан, в конце концов, уступил первенство своему Главному мастеру.

Затем они продолжили свои исследования южных берегов. Один отправился на восток, а другой — на запад; наконец, их корабли прибыли в северные порты. В докладах обоих капитанов, представленных объединенному Конклаву Предводителей Вейров, лордов и Главных мастеров, говорилось о разнообразных землях; в том числе — и об отвесных скалах, и о бесплодных засушливых пустынях со скудной непривлекательной растительностью, и о влажных болотистых джунглях. Однако подходящих для заселения территорий тоже оказалось немало. Эти сведения помогли разрешить конфликты, которые возникали по поводу владения теми или иными районами. Вожди Вейров были неумолимы в том, что северные лорды, чьи права на земли были давно освящены традициями и законом, не должны искать на юге каких-либо выгод, кроме торговых. На Пьемура сильное впечатление произвели настойчивые требования мастера Робинтона относительно малых владений. Он гордился этой своей идеей, постоянно ссылаясь в качестве прецендента на холд Райской Реки. Вожди Вейров, осаждаемые просителями, в конце концов смирились с такой ситуацией, дополнив ее условием, чтобы никто, уже имеющий во владении холд, не надеялся получить еще один на юге. С юга начало поступать всевозможное сырье, и цеховые мастера увеличили число своих подмастерьев и учеников, чтобы удовлетворять возросшие нужды холдеров. Вейры более не стремились искусственно ограничивать численность драконов, которых были способны вместить чаши потухших вулканов. Вскоре они имели достаточно молодежи, чтобы заселить новый Вейр в густых лесах между плато Посадочной Площадки и заливом Монако. Т'геллан, всадник бронзового Монарта, стал Предводителем этого восьмого Вейра, обозначаемого как Восточный, пока не удалось прийти к соглашению относительно подходящего названия. Т'геллану хватало дел; он возился и с пожилыми всадниками, отправленными на отдых, и с молодежью, которую надо было тренировать для пополнения рядов северных крыльев. Южные всадники оказались в конце концов полезными, несмотря на то, что почву южного континента защищали личинки. Иногда отвратительные клубки Нитей падали на деревья в лесах и садах и успевали причинить изрядный ущерб. Т'геллан увеличил число патрулей, следивших за лесными массивами, а вскоре лорд Торик, утратив свое благодушие после очередного Падения, разразившегося над его садами, организовал наземные отряды.

Близлежащий Вейр, где вождем был старый друг, безотказно обеспечивал Пьемура и его мастера транспортом, что помогало в их исследованиях континента. К восторгу первооткрывателей, они обнаружили комплекс развалин вдоль реки, которая стекала с западного склона горы Грабент. И мастер Робинтон нашел подходящих людей, которых можно было бы переселить в эти старые здания.

Д'рам передал свою власть К'вану, чей Хит догнал в брачном полете Винрету Адреи. Затем Д'рам удалился в холд Робинтона, где был с радостью принят самим хозяином и его наперсником Лайтолом, бывшим Оберегающим Руата.

Опасения, что Юг породит другого Торика — или, что еще хуже, второго Фэкса, — начали отступать на задний план по мере того, как вдоль побережья и многочисленных рек стало появляться все больше и больше небольших холдов. Правда. гигантские размеры южного континента и затрудненность связи — решение этой проблемы являлось основной задачей Цеха кузнецов — несколько тормозили колонизацию.

Между материками теперь существовали регулярные рейсы — морские и воздушные. Суда использовали отличные гавани в заливе Монако, и многие мореходы и рыбаки соперничали за право поставить там холд.

Поселение у Райской реки процветало; у него были собственные причалы и маленький рыболовный флот. Раскопки на плато продолжались, хотя работы велись уже без прежнего энтузиазма, особенно в те длинные промежутки времени, когда не удавалось найти ничего стоящего. Как только обнаруживали какую-нибудь мелочь, интерес временно оживал, и мастер Робинтон пользовался этим приливом энергии, чтобы расчистить очередной курган. Он по-прежнему верил, что где-то в древних развалинах таятся ответы на все его вопросы относительно происхождения их предков. Найденные карты только разожгли его аппетит.

69
{"b":"18773","o":1}