ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как им удавалось проходить сквозь твердую скалу — будто ножом сквозь масло? — спросила Джейнсис, касаясь пальцами сводчатого перекрытия.

— Ты ведь из рода кузнецов. Вот и объясни мне.

Она засмеялась.

— Даже дед этого не знает.

— Ты ведь на самом деле не работаешь у наковальни? — выпалил в конце концов Пьемур, не в силах сдержаться. Она не выглядела хрупкой, на и могучих мускулов, как у большинства мужчин-кузнецов, не замечалось.

— Мне хватало более тонкой работы, — рассеянно ответила девушка, сосредоточившись на измерении свода. Она продиктовала ему несколько цифр. — Кузнечное ремесло — это много больше, чем обработка железа или стекла. Я знаю основные принципы, но никто не заставлял меня махать молотом… — Она подняла к нему головку, и вместе с улыбкой возникли ямочки на щеках, — Вот ты — ты владеешь всеми инструментами, на которых играют арфисты?

— Я знаю основные принципы, — смеясь, ответил Пьемур и поднял светильник, заглядывая в следующее помещение. — Ну, что у нас тут?

— Мебель? — Джейнсис добавила к его светильнику свой, и темные тени очертили ярко освещенные гладкие металлические ножки. — Стулья и столы… и все из металла или того странного материала, который они так часто использовали. — Ее руки ловко пробежали вниз по ножкам и вдоль поверхности столов. — Эй, тут выдвижные ящики! — воскликнул Пьемур, присев у стола и сражаясь с нижним. — Смотри! — Он захватил целую горсть тонких цилиндриков с заостренными концами. — Пишущие стержни? А это? — Он поднял скрепки, затем прозрачную линейку толщиной с ноготь; с обеих сторон ее покрывали тонкие линии и цифры. — Какими стандартами они пользовались для измерения?

Он протянул ей линейку, и девушка, разглядывая, повертела ее в руках.

— Очень удобно, сквозь нее все видно, — отметила она и уложила предмет в свою сумку, сделав пометку на чертеже. — Дед захочет посмотреть на нее. Что ты еще нашел?

— Множество этих тонких дисков. Ими полны все ящики… — Пьемур сделал паузу, так как, открыв самый глубокий ящик, увидел там аккуратные ряды папок. Он вытащил одну. — Какие-то списки на этой их прозрачной пленке… И все закодированы цветом — оранжевые, зеленые, синие, красные, коричневые… Цифры и буквы, которые мне ничего не говорят. — Он передал ей папку и вытащил еще одну. — Вот! Вся красная и расчерченная на графы… Архивы, о которых мечтал мой мастер, и эти загадочные архивы я могу теперь ему подарить! За всю его доброту.

— Нет ли там таких же полос, цифр и букв, как на ящиках? — спросила Джейнсис.

Пьемур тяжело вздохнул, представив огромное количество ящиков, коробок и свертков в соседних помещениях.

— У меня нет большого желания заниматься такой проверкой. Неужели они не могли оставить для нас какие-нибудь ясные указания?

— Дед сильно огорчен тем, — продолжала Джейнсис, исследуя наиболее доступные ящики, — что за сотни Оборотов мы растеряли многое из знаний предков. Он называет это преступлением.

Она вытянула широкий мелкий ящик и достала оттуда несколько тончайших листов того же материала, на каком были напечатаны карты. Пальцы девушки скользнули по напечатанным вверху листа буквам.

— Э-В-А-К-У-А… — попыталась она прочитать. — А, план эвакуации! Как прекрасно сохранились эти надписи… Тут еще цифры…. — Она развернула другой лист и вдруг выпалила: — План всего поселения на плато, с названиями! Смотри — ГОС-ПИ-ТАЛЬ, СК-ЛАД, ЛАБО-РА-ТО-РИЯ, АД-МИ-НИСТ-РА-ЦИЯ, АЙВАС! Несомненно, у них все названия были связаны с назначением зданий. — Она повернулась к Пьемуру, протягивая ему тонкий лист; ее глаза сияли. — Я думаю, что это важный документ, Пьемур.

— Наверно, ты права. Но давай посмотрим, что еще мы сумеем отыскать. Мебель была сдвинута так плотно, что они могли вытянуть только несколько ящиков, не сдвигая столов — для этого и места не хватало. Не все ящики оказались занятыми, как тот, который Пьемур открыл первым, но почти в каждом находилось что-нибудь интересное — краткие записи, еще более непонятные списки и тонкие прямоугольные пластины, назначение которых они не могли угадать. Последнее открытие сделала Джейнсис, обнаружив продолговатый брусок из черного материала с торчавшими из него кнопками, которые были помечены цифрами и знаками арифметических действий. Они согласились на том, что эту штуку должен посмотреть Фандарел. Большая часть мебели была в удивительно хорошем состоянии, так как пещера была сухой, а материал оказался непроницаемым для зубов подземных змей, хотя кое-где на крышках столов виднелись их следы.

— Бедные голодные ползуны, — произнесла Джейнсис с насмешливым сочувствием. — Вое это добро веками находится здесь — и ничего съедобного!

— Все съедобное давно съедено. — Пьемур заметил, что их фонари начали тускнеть. — Сколько мы уже сидим тут, внизу?

— Достаточно для того, чтобы я проголодалась, — ответила девушка, вновь демонстрируя свои ямочки.

Они уже двинулись назад к выходу, когда услышали, как по коридорам разносится эхо — их звали. Молодые люди вернулись в первую пещеру и увидели, что мастер Эсселин, взгромоздившись на одну из лестниц, спорит с Ф'ларом, который стоит на другой на несколько ступенек выше и разглядывает небо.

— А, это ты, Пьемур, — сказал Робинтон. Тут он обнаружил присутствие Джейнсис и приветствовал девушку кивком головы. — Идет шквал, дети мои. Эсселин уверен, что нас затопит здесь вместе со всеми нашими сокровищами.

—, К счастью, — усмехнулась Лесса, — у драконов масса полезных качеств. Джейнсис, несколько сбитая с толка, краем глаза взглянула на Пьемура.

— Тут и Рамота, и Мнемент? — спросил молодой арфист, вытягивая шею, чтобы посмотреть в просвет. Он увидел только клочок голубого неба без всякого признака грозовых облаков. — Крылья драконов отлично прикроют нас от ливня, — сказала Лесса. — Правда, Эсселину кажется, что от такой работы пострадает достоинство Бендена. Жаль, что он не видел, как Рамота с Мнементом раскапывали курганы! — Госпожа Вейра повернулась к горняку, который уже начал подниматься по лестнице, и крикнула: — Эсселин, кончай спорить! Лучше принеси нам что-нибудь поесть, пока мы будем пережидать шторм! Внезапно огромные крылья, распростертые над отверстием, затмили солнечный свет. Ф'лар, Лесса и Робинтон переглянулись с довольными улыбками.

— Я никогда раньше не представляла, что у драконов такие громадные крылья, — шепнула Джейнсис Пьемуру. — Нет, ты только посмотри на эти прожилки! И мембрана — такая тонкая, и такая невероятно прочная! Великолепная конструкция!

Лесса пересекла заваленную ящиками пещеру и пристроилась на одном из них рядом с Джейнсис; на губах ее играла лукавая усмешка.

— Если верить Робинтону и его старым Записям, — сказала она, — то драконы действительно были сконструированы.

— Из огненных ящериц? — глаза у Джейнсис округлились.

— О, вполне возможно, — Лесса приподняла брови, — хотя сами драконы помалкивают на этот счет.

Пьемур откашлялся.

— Боюсь, мы умрем с голода, дожидаясь помощи от мастера Эсселина, — сказал он. — Но если Рамота и Мнемент могут защитить нас от дождя, то Фарли и Заир сумеют накормить. — Он поднял вверх руку, и неожиданно в воздухе появилась Фарли. Удивленно пискнув при виде сборища в подземелье, она едва не выронила корзинку, которую тащила в лапках. Пьемур поднялся, освободил маленькую королеву от груза и знаком отослал назад. — Ну, по крайней мере, тут есть с чего начать, — сказал он, изучив содержимое корзины. — Сейчас она прилетит с добавкой.

— Вот неугомонный! — со смехом воскликнула Лесса, и принялась делить ломти хлеба с мясом.

С помощью Заира, доставившего вторую корзинку Робинтону и Ф'лару, исследователи соорудили вполне приличный завтрак. Они неторопливо жевали свежий хлеб, слушая, как по крыльям драконов барабанит ливень. — Ну, молодые люди, что вы нашли? — спросил Робинтон.

— Нечто достойное нашего пира, мой мастер, — ответил Пьемур. Он вытащил папку и перелистал страницы, пока не нашел ту, на которой был изображен план. — Похоже, тут показано, какие здания для чего использовались.

73
{"b":"18773","o":1}