ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Надо промыть их и забинтовать, Джейд, — произнесла молодая женщина сдавленным от напряжения голосом. — И позаботиться о собаках.

— Идите, Джейд, — сказал Алеми. — Мы разберемся с этими, — небрежным жестом он показал на Теллу и ее мертвых приспешников.

* * *

Лесса и Ф'лар прибыли двумя часами позже, не позволив себе ни минуты отдыха после очередного Падения. Как и предвидел К'ван, Лесса принялась отчитывать его. Всадники не должны вмешиваться в конфликты между холдерами!

— Я и во второй раз поступил бы также, — решительно заявил К'ван, хотя лицо его, по мнению Пьемура, слегка побледнело, — Арамина позвала Хита, а в таких обстоятельствах всадник обязан подчиниться желанию своего дракона.

— Всадник обязан беречь своего дракона, — сказала Лесса, — вот его первый долг! Ты не забыл об этом, К'ван?

— Нет, — упрямо ответил тот. — Мы с Хитом знаем, в чем наш долг!

— Ладно, спасибо. и на том, что участие Вейра в этом деле было минимальным, — лицо Ф'лара оставалось столь же мрачным, как у его подруги. — Джейд справился сам — так, как подобает мужчине.

— Да, Джейд поставил сегодня точку в давней истории… она тянулась два десятка Оборотов, — Лесса окинула задумчивым взглядом шеренгу тел, зашитых в мешки, потом перевела глаза на море, готовое поглотить трупы последних отщепенцев Перна. — Ну, в этом холде найдется что-нибудь попить, или налетчики разгромили все, вплоть до кухонных котлов?

— Нет, вовсе нет, — заверила ее Джейнсис, помогая снять тяжелую летную тунику. — Есть сок, холодный кла, знаменитая настойка Джейда, фрукты… а если вы задержитесь до вечера — то и свежая жареная рыба. Подобное гостеприимство вызвало у Лессы мимолетную улыбку. Она провела ладонью по осунувшемуся закопченому лицу, словно стирая и усталость после только что отбитой атаки Нитей, и все огорчения этого дня, затем вслед за Джейнсис пошла к веранде. Первый порыв вечернего бриза освежил знойный воздух; в доме воцарилась приятная прохлада.

— Какие у вас потери? — спросил Ф'лар, тоже стягивая шлем и куртку.

— Все живы, — коротко ответил Джейд. — Синяки, шишки, порезы, да пара колотых ран… Ри их уже зашила.

— А бандиты? — Лесса с наслаждением смаковала сок.

— Шестеро остались в живых, но тяжело ранены, — в голосе Джейда прозвучала нотка удовлетворения. — Один из них — капитан судна, доставившего сюда всю банду.

— Надо сообщить Идаролану, — Лесса поморщилась. Мастер его Цеха вступил в сговор с разбойниками!

— Этот человек не был мастером и не принадлежал к Цеху мореходов, — произнес Пьемур, поднимаясь по ступенькам. Повязка на голове, лицо в синяках и лохмотья рубахи придавали ему чрезвычайно живописный вид.

— Тебе надо лежать, — строго сказала ему Джейнсис.

Он поймал ее руку и широко улыбнулся.

— Знаешь, моя милая, у арфистов исключительно прочные черепа.

— И толстая шкура, — съязвила Лесса.

— Безусловно, — Пьемур весьма развязно подмигнул Госпоже Бендена. — Итак, моя леди, Телла, с ее талантом разыскивать всякую шваль, нашла на этот раз честолюбца, давно изгнанного из цеха. Дальнейшее — очевидно. Украли корабль, похитили карты и ринулись в океан.

— А кто остальные?

— Люди без холда, без земли и без ремесла, — пожал плечами Пьемур. — Соблазнились легкой жизнью на юге.

Он растянулся на низкой кушетке рядом с Джейнсис.

— Их надо отправить обратно, — сказал Ф'лар… — И приставить к делу. Фандарел или, скажем, Никат, все время нуждаются в людях.

— Однако это не решит проблему, — Лесса, нахмурившись, покачала головой. — На дорогах севера еще хватает бродяг. — Да, верно. Но если история и смерть Теллы будут преданы огласке, — Ф'лар многозначительно поглядел на Пьемура, — это удержит многих… — Я представлю полный отчет своим мастерам, старому и молодому, — сказал Пьемур; в глазах его прыгали лукавые искорки.

Посмотрев на него, Лесса всплеснула руками и воскликнула:

— Хорошенькое поручение для наших арфистов! Да ведь сам Робинтон такой же бродяга, как… как… — на миг она задумалась, подбирая сравнение, — как этот Пьемур!

— Точно сказано, — ухмыльнулся молодой арфист.

Лесса собиралась достойно ответить нахалу, но тут в комнату вошла Арамина, и Госпожа Бендена тепло приветствовала ее. Затем она поздравила юную хозяйку с тем, что к ней вернулась способность понимать драконов. Арамина вспыхнула. В завязавшемся затем разговоре она мельком обронила, что не услышала ни Рамоты, ни Мнемента, когда те кружили над холдом, хотя драконы были сильно взволнованы и постоянно обращались к Хиту и Кларинту.

— Я слышу файров, — сказала Ри с легкой улыбкой, — и мне этого достаточно. — И еще я иногда слышу кого-то — или что-то, — на миг она задумалась, — что-то очень печальное. И потому я стараюсь не замечать этот голос.

Несмотря на деликатные расспросы Лессы, она больше ничего не могла добавить. Однако Госпожа Бендена взяла с Арамины слово, что она постарается открыть свой разум для драконов. — Не думай, милая моя девочка, что Вейр собирается вмешиваться в твою жизнь, — ласково произнесла Лесса. — Но талант твой — редкий и ценный… Кто знает, может быть, он возродится в твоих детях… — она глубоко вздохнула. — Ведь нынешнее Прохождение еще не завершилось и наполовину… нам по-прежнему нужны всадники для драконов и девушки для молодых королев…

Предводительница Бендена поднялась, прощаясь с хозяевами. Лесса, крепко стиснув руку, Ри, заглянула ей в глаза.

— Помни, Арамина, ты тоже руатанского рода… Помни об этом, и храни свой дар…

Глава 16

Южный материк, семнадцатый Оборот (продолжение)

Несмотря на тяготы вчерашнего дня, Пьемур проснулся с рассветом. Сообразив, что солнце только начало вставать, он испустил вздох глубокого сожаления. Ребра у него саднило, мышцы спины сводила судорога, — кожа — в тех местах, где Джейнсис смазала порезы анестезирующим бальзамом — одеревенела.

Он медленно приподнялся на локте, напряг мышцы и вздрогнул.

— Ух ты! — невольно вырвалось у Пьемура, когда пальцы коснулись огромной шишки на голове. Повязка за ночь сползла, и волосы слиплись от крови.

— Пьемур? — мягкий голос Джейнсис заставил его повернуться — и тут же пожалеть об этом. Он зашипел от боли.

Девушка стояла перед ним. с чашкой кла в одной руке и тростниковой корзинкой в другой.

— Что, мышцы затекли?

— Еще как!

— Выпей, — она протянула арфисту чашку. — Выпей и приободрись! Сейчас целительница Джейнсис выкупает тебя в море, а потом займется врачеванием твоих почетных ран. Голова болит?

Пьемур скривился.

— Чуть меньше, чем вчера. — Он сделал глоток и взглянул на девушку.

— Почему ты уже встала? Еще так рано… Шаловливая улыбка скользнула по губам Джейнсис. — О, я проснулась и почувствовала такое волнение! — Волнение? Из-за вчерашней истории?

— Нет! Из-за сегодняшней! — казалось, она была весьма довольна собой. — Но сначала ты должен окунуться и перекусить — иначе у вас, арфистов, мозги не способны к работе. Кончай с кла, поплавай, поешь, а потом я тебя перебинтую и все расскажу.

Она вытащила его из постели и начала подталкивать к дверям. Пьемур ночевал в своей собственной спальне — вчера, в награду за проявленный героизм, Рамота и Мнемент торжественно доставили молодую пару в холд Робинтона.

Пьемур схватил девушку за руку.

— Что, разыскала на складе какую-нибудь интересную штуку?

— Скажу — но только после купанья.

Джейнсис была непреклонна, и раздосадованный арфист смирился. К тому же, поплавав, он стал чувствовать себя лучше, хотя соленая вода немилосердно жгла ссадины. Джейнсис смазала их бальзамом, и Пьемур испустил облегченный вздох. Ему было приятно вдвойне: во-первых, Девушка хлопотала около него; во-вторых, сама она осталась невредимой во время вчерашней схватки.

Когда Джейнсис усадила его за стол, Пьемур вдруг понял, что здорово проголодался, и они вместе уничтожили весьма обильный завтрак. Джейнсис вымыла тарелки, и только после этого, с выражением триумфа на лице, осторожно развернула прозрачный лист с планом древнего строения и каким-то текстом.

79
{"b":"18773","o":1}