ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой любимый демон
Крушение пирса (сборник)
Сглаз
Соль
Сердце того, что было утеряно
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Сердце предательства
Эрхегорд. Старая дорога
Он мой, слышишь?
A
A

— Ладно, — с великодушной усмешкой сказал молодой арфист, — линейки — не сапоги, их можно использовать. Вообще же я считаю, что есть редкости, которые нужно сохранить для потомства, а прочее — например, инструменты, — стоит пустить в дело. К тому же, их инструменты гораздо лучше наших.

Джейнсис, с пылающими щеками, занялась своими измерениями. Прошло несколько минут, и Рут возвратился, доставив мастера кузнецов. Фандарел немедленно растянулся на крыше рядом с Пьемуром, ощупывая толстыми пальцами излом загадочной панели.

— Где-то я видел такое же покрытие, — пробормотал он, растирая в пыль комочки слежавшегося цемента. — Эти керамические плитки, что лежат под длинными секциями, принесли сюда, сняв с другого устройства…

Внезапно Джексома осенило.

— Похожие штуки были на летающих кораблях! — возбужденно воскликнул он. — Тех, что мы обнаружили на равнине!

— Но почему они решили сделать из них крышу? — с недоумением спросил Пьемур.

— Это очень теплостойкий материал, — Джейнсис опустилась на колени рядом с дедом. — Видимо, поверхность нагревалась и…

Вдруг Фандарел замахал рукой, свесившись с крыши вниз, чтобы осмотреть выступающий из земли угол здания. Сообразительная Джейнсис вложила в ладонь кузнеца лопатку, и он начал очищать верх стены, что-то бормоча себе под нос. Наконец, Фандарел поднялся, довольно потирая руки.

— Джексом, попроси Рута откопать всю стену, — произнес мастер кузнецов. — Думаю, она покрыта такой же керамикой.

Работа не заняла много времени, и через полчаса вдоль стены пролегла аккуратная траншея. Правда, Рут сшиб несколько плиток, за что принес самые искренние извинения.

— Скажи ему, чтобы не беспокоился, — кузнец похлопал Джексома по плечу, — они выполнили свое назначение. Твоя гипотеза подтверждается, внучка, — он бросил взгляд на раскрасневшуюся Джейнсис. — Здание обложено плитками, чтобы защитить от раскаленной лавы и других неприятностей нечто, находящееся внутри… нечто ценное… Так что же в нем?

— Айвас, — тихо ответила Джейнсис, протягивая своему деду старинный чертеж. Пьемур заметил, что в присутствии Фандарела вся ее дерзость куда-то испарилась; перед ним стояла робкая юная леди, очень благовоспитанная и скромная.

— Что же такое «Айвас», мастер Фандарел? — спросил Джексом; губы его подрагивали от возбуждения.

— Не знаю, — кузнец пожал широченными плечами. — Давайте откопаем его и посмотрим. — У Джейнсис предчувствие, что там какое-то важное устройство, — горячо произнес Пьемур, желая подбодрить девушку.

— Она — умная малышка, — кивнул Фандарел. — Умеет пользоваться и глазами, и головой. — Он бросил быстрый взгляд на Пьемура — казалось, тон молодого арфиста слегка удивил его.

Фандарел спустился с крыши и начал обходить строение за строением, снимая с них бригады землекопов. Когда Эсселин и Брейд увязались за ним, требуя объяснений по поводу такой бесцеремонности, кузнец рявкнул на них, посоветовав взять в руки лопаты и присоединиться к рабочим. К вечеру обитель таинственного Айваса была откопана, и тут выяснилось, что, в отличие от других древних зданий, она не имеет ни окон, ни дверей. Стены зато были двойной толщины — вентиляционные отверстия под самой крышей позволили провести измерения, но они не давали возможности увидеть, что находится внутри.

На закате мастер кузнецов велел прекратить работу и распорядился, чтобы Эсселин с утра поставил на этот объект большую группу землекопов. Отныне здание администрации и примыкавшая к нему пристройка для Айваса становились задачей номер один.

— Послушай, — шепнул Джексом арфисту, — я должен возвращаться в Руат. Шарра будет расстроена тем, что не сможет сейчас увидеть все это, — он кивнул на массивное строение с глухими стенами. — Понимаешь, мы ждем второго ребенка… — Джексом выглядел одновременно гордым и смущенным.

Впервые Пьемур обнаружил, что не испытывает боли, думая о счастье, которое Шарра принесла другому.

— Какая досада, — сказал он, улыбнувшись — Но я думаю, для Шарры будущий малыш важнее старых камней. А пока что — может ли Рут забросить нас домой? Надо представить отчет мастеру Робинтону.

* * *

— Значит, откопали еще одно чудо? — Робинтон поднялся из-за стола, заваленного образцами изделий, обнаруженных на древнем складе. — Вероятно, нам до конца Прохождения не пересчитать и не описать все это! — он раздраженно воззрился на свой стол. — Вещи! Почему у предков было такое пристрастие к вещам?

Пьемур, подавив смешок, наполнил пустой бокал своего мастера.

— Это здание — более важная находка, чем ложка или пара сапог, — заметил он, поворачиваясь к Лайтолу. — Мой господин, не встречал ли ты на других древних планах и картах упоминаний об этом Айвасе?

Бывший Оберегающий Руата покачал головой.

— Нет, в их Записях ничего подобного не попадалось. В плане переселения на север перечислена масса вещей — но никаких упоминаний про Айвас.

— Возможно, его нельзя было перевозить, — предположил Джексом. — Ведь предки оставили на южном материке немало тяжелого оборудования — например, в шахтах. За тысячи Оборотов все это превратилось в обломки, но в закрытом помещении с толстыми стенами кое-что могло сохраниться… Когда мы проникнем внутрь….

— Если проникнем, — поправил Пьемур.

Джейнсис покачала головой.

— Прочнейший материал — и такой толщины! Дедушка до сих пор не знает, как его пробить. Самые лучшие сверла бессильны — даже те, что мы нашли на древнем складе.

— Айвас, Айвас, Айвас… — повторял мастер Робинтон, отбивая ладонью такт на крышке стола. — Странное слово! Не похоже на настоящее… Ладно! — он махнул рукой. — Пора ужинать. Говорят, наш повар сотворил из рыбы нечто волшебное. Завтра мы отправимся на плато и продолжим исследования.

После ужина Пьемур собрался проведать Дуралея и пригласил Джейнсис на прогулку.

— Как можно назвать живое существо таким ужасным именем! — воскликнула девушка, когда они направились к полянке, где нашел приют маленький мохнатый скакун.

— Это всего лишь старая шутка, — пробормотал Пьемур в свое оправдание. Джейнсис ничего не ответила, но явно удивилась, когда Дуралей радостно заржал в ответ на зов молодого арфиста и примчался к ним. Вытянув шею, он обнюхал хозяина, который ласково почесывал его за ушами.

— Ты ведь не обижаешься на меня, Дуралей? — Пьемур запустил пальцы в густую гриву. — И ты, наверно, не отозвался бы на другое имя?

Скакун насторожил уши и снова заржал, когда Фарли метнулась с плеча Пьемура прямо к нему на круп. Дуралей махнул хвостом, задев крылышки маленькой королевы, и она тут же принялась что-то возмущенно ему выговаривать.

— Кажется, они действительно любят друг друга! — воскликнула изумленная Джейнсис. — Никогда бы не подумала, что бегун может ужиться с огненной ящерицей! Как-никак, они — из рода драконов!

Пьемур посмеивался, прислонившись к ограде и почесывая мягкий нос Дуралея. В серебристом свете Белиора лицо девушки выглядело бледным и таинственным; белки глаз чуть заметно мерцали, меж полуоткрытых губ влажно поблескивала полоска зубов. — Ну, от любого дракона — даже от Рута — Дуралей удрал бы со всех ног. Ты ведь не хочешь попасть на обед этим длиннозубым, верно, дружочек? — он похлопал скакуна по шее. — Но Фарли — другое дело. Мы прекрасно уживались втроем.

— Говорят, что вы обошли все побережье материка, — Джейнсис поглаживала Дуралея за ушами — как раз в нужном месте; он жмурился от наслаждения и прижимал голову к ее груди.

— Только от Южного холда до бухты Джексома, — скромно признался Пьемур. — Увы! Обстоятельства не позволили нам проникнуть дальше.

— Но и это — огромный путь… И он потребовал мужества…

— Мужества? — Пьемур фыркнул. — При чем тут мужество? Просто я родился страшно любопытным. И потом, — добавил он в порыве откровенности, — стоило мне отказаться от этого путешествия, как Торик тут же выкинул бы меня с континента.

— Но почему?

— Он думал, что я набиваюсь к нему в родственники, — Пьемур переместился чуть ближе к девушке — хотя никто, глядя со стороны, не заметил бы его вкрадчивого движения.

81
{"b":"18773","o":1}