ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кай с Дименоном на радостях начали мутузить друг дружку, Олиа обнялась с Вариан, и четверо взрослых людей бесились как дети, пока тесная рубка не заполнилась остальными геологами, прибежавшими поздравить героев дня.

— Я уже начинал сомневаться в этой планете. Говорили, что здесь должны быть богатые залежи руды, а мы ни фига не находим… — говорил Трив.

— Наверное, ты забыл, Трив, — сказал, улыбаясь, Габер, чье перепачканное чернилами лицо впервые сияло неподдельным восторгом, — ведь мы сидим на старом материковом плато, а оно такое маленькое.

— Все, что нам нужно было сделать, это отойти подальше от него, и тогда бы мы нашли то, что сейчас уже найдено. — Дименон снова пустился в победный пляс, размахивая бумажной простыней, как знаменем, и плясал до тех пор, пока лист не задел плечо Портегина и не порвался. Тогда он остановился, бережно скатал лист в рулон и засунул его в нагрудный карман. — Останется в моем сердце навсегда!

— А я-то думала, что твое сердце занято мною, — стала поддразнивать его Олиа.

— Никак вы что-то празднуете? — просовывая голову в дверь, спросила Ланзи.

— Только не говори мне, что ты припасла бутылочку доброй веселящей наливки! — воскликнул Дименон, шутливо грозя ей пальцем.

— Из того фрукта можно делать все что угодно, — ответила Ланзи таким невинным голосом, что Вариан так и покатилась со смеху.

— Неужели ты не знаешь, что Ланзи — мастер на все руки?

— Да здравствует Ланзи! Лучшая в мире самогонщица!

— С чего ты взял, что я перегоняла этот сок? — подозрительно спросила Ланзи.

— А зачем же тогда Тризейн отлаживал фрикционный дистиллятор?

Снова отовсюду посыпались шутки и поздравления, не было ни одной мрачной физиономии, и именно поэтому Вариан только сейчас обратила внимание на то, что, среди них нет ни одного гравитанта. Она ничего не сказала, но удивилась. Не мог же Дименон сохранять находку в тайне — он наверняка разболтал о ней всем и каждому по дороге от ангара до шаттла. Где же гравитанты? Почему не празднуют вместе со всеми первую удачу экспедиции?

Ланзи извинилась, говоря, что не уверена во вкусовых качествах нового напитка. Он не отстоялся и приготовлен на скорую руку. Подхалим Дименон предложил быть дегустатором. Надо попробовать, сказал он, человек с тонким вкусом обязательно оценит новинку. Люди стали выходить из шаттла, направляясь к общей столовой. Вариан не встретила ни одного гравитанта, но в их спальной палатке горел свет.

Проходя мимо центрального опорного столба, она дернула за веревку колокола. В ответ на колокольный трезвон ирисовые шторки дома гравитантов раздвинулись и в ярко освещенном проеме показались могучие плечи и голова.

— Да?

Это был Паскутти.

— Разве ты не слышал, Паскутти? Гигантское месторождение урановой смолки. Ланзи приготовила вино из фруктов. Мы собираемся отведать его в честь открытия.

Огромная рука махнула, и шторки задвинулись.

— Они опять в стороне? — спросил Кай, останавливаясь на пути к столовой.

— Да, у них другие забавы… — Внезапно Вариан вспомнила, как исказилось лицо Паскутти, когда тот наблюдал за хищником, пожирающим травоядное.

— К черту работу, пошли побалдеем, живее, Паскутти — заорал Кай. Тардма, Танегли, Баккун… ну давайте же…

Шторки снова разъехались, и гравитанты не спеша зашагали по лагерю к праздничному столу.

Глава 5

К тому времени, как они опустошили первую колбу напитка, Кай проникся огромным уважением и к экзотическому фрукту, который уже не казался ему таким невкусным, и к самой Ланзи, о запасливости которой в экспедиции слагались легенды. Кай чуть не помешался на этом фрукте. Он обожал терпкие напитки, а этот его просто потряс.

Он был поражен, когда увидел, как Ланзи важно наполняет своим зельем три маленькие мензурки для подростков; он даже привстал, чтобы выразить протест, но она кивком успокоила его. Кай увидел, как Боннард сделал осторожный глоток и скорчил разочарованную гримасу:

— Ты что, Ланзи, это же просто сок!

— Конечно. А на что ты надеялся? Что еще можно предложить человеку твоего возраста?

— Но ведь ты все равно что-то добавила, Ланзи, правда? — сказала Клейти, улыбкой пытаясь сгладить ворчание Боннарда.

— Да, добавила. Посмотрим, сможешь ли ты определить, что именно.

— Может быть, это «что-то» нам и понравится, — промямлил Боннард, но Ланзи уже отвернулась.

Кая позабавила эта сцена. Он подошел к обеденному столу и начал накладывать на тарелку еду. На столе была мешанина из синтетических и натуральных продуктов, включая оригинальный пирог из водорослей, которые выращивал Тризейн. У пирога был слабый привкус гидротеллурида, которым, казалось, была пропитана вся планета. Кай снова подумал о том, что, если бы не эта вонь, Айрета была бы прекрасным полем деятельности.

Взяв тарелку с едой, он отошел в сторону и оттуда стал наблюдать за своими геологами, за тем, как ребята реагируют на удачу Дименона и Олии.

Открытие автоматически повышало заработки этой группы, так что могли возникнуть конфликты. Разумеется, теперь, когда стало известно, что плато уже разработано, они будут искать руду в зоне молодых гор. И открытия станут правилом, а не исключением из правил.

А это означало, что Кай должен будет докладывать о находках ИК. Долго ли они с Вариан смогут скрывать тот факт, что у экспедиции больше нет связи с КРВ? Ведь ребята наверняка захотят узнать, как будет воспринята новость об их успехах на родном корабле. Ладно, подумал Кай, положим, сколько-то времени уйдет на проведение стандартных анализов, на более тщательное изучение месторождения и расчет его доходности. Так он выгадает несколько дней передышки. Затем можно будет сказать, что ИК не смог забрать со спутника отчеты и заберет их во время следующего захода дней через восемь десять. Но потом им с Вариан все-таки придется сказать об отсутствии связи.

Правда, к тому времени судно на самом деле может выйти из зоны космической бури и забрать весь ворох отчетов. Так что пока не стоит сильно волноваться, решил Кай и сделал большой глоток зелья Ланзи. Пьется очень легко. Привкус гидротеллурида почти не чувствуется.

Оглядывая комнату, Кай заметил, что Вариан не сводит глаз с гравитантов. Она явно чем-то озадачена или смущена. Вот Танегли что-то сказал, и Паскутти громко расхохотался, что само по себе было довольно необычно. Может, напиток Ланзи опьянил гравитантов? Но ведь не это смутило Вариан. Он подошел к ней.

— Никогда раньше не видела, как Паскутти смеется?

— Ох, ты напугал меня, Кай…

— Прости, но они… вряд ли они опьянели от этой водички…

Она вытянула руку с бокалом и стала недоверчиво рассматривать питье.

— Они выпили столько же, сколько и я, но они… какие-то не такие…

— Не вижу никакой разницы, Вариан. Правда, я тоже впервые вижу Паскутти смеющимся, а я проработал с ним бок о бок целых три сезона. И все-таки расстраиваться не из-за чего… они… — Он вопрошающе посмотрел на нее. Что-нибудь случилось сегодня?

— И да и нет. Просто кровавый эпизод… Хищник напал на зверя вроде Мейбл. Самое отвратительное в моей работе. — Она вздрогнула, но потом на лице ее появилась обычная насмешливая улыбка. — Наверное, я слишком привыкла к домашним животным.

— Таким, как галормии? Ее передернуло.

— Здорово ты меня развлекаешь. — Она показала ему язык и рассмеялась, когда он сделал то же самое. — Нет, галормии были по-своему умны. У них хватало ума прикидываться милашками, вести себя как все животные, которых мы знаем и любим. Один старый ветеринар, который вел у нас практику, постоянно напоминал о том, что животным никогда нельзя доверять, даже тем, которых мы знаем, любим, к которым привыкли. Ну… ну да ладно… Я слишком много времени провела в мрачной компании, вот и разыгралось воображение… Сегодня нам здорово повезло. Надо продолжать в том же духе. Завтра будет много работы. А что мы будем делать, — добавила она, поворачиваясь к нему так, чтобы никто не слышал ее слов, — с Исследовательским Кораблем?

18
{"b":"18776","o":1}