ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А капсулу он отправит только тогда, когда экспедиция выполнит свою миссию до конца. Кроме весьма смутных подозрений престарелого картографа, никаких других серьезных оснований для тревоги у него пока нет.

Как ни странно, в лагере не оказалось гравитантов, которые значительно раньше, чем Кай, вылетели из района месторождения на поясах-подъемниках. Все остальные флипперы благополучно вернулись домой. Дети забавлялись с Денди под присмотром Ланзи. Забота о детях была для нее предлогом избавиться от назойливых Портегина и Олии, жаждущих снова отведать веселящего напитка. Кай не увидел ни Вариан, ни Тризейна. Должно быть, они сидят в ксенохимической лаборатории. Кай уже шел к шаттлу, когда заметил гравитантов: выстроившись клином, они летели откуда-то с севера. Север? Он повернулся к ангару, чтобы спросить у Паскутти, почему они возвращаются окольным путем, но тут его окликнула выглянувшая из шаттла Вариан. У нее был такой взволнованный голос, что он решил отложить разговор с Паскутти и поспешно зашагал к шаттлу.

— Кай, Тризейн догадался, зачем авиаторам понадобилась эта трава, сказала Вариан, когда он подошел к ней. — В ней полно каротина. Витамин А.

Он им нужен для зрения и пигментации.

— Странно, что за таким нужным продуктом им приходится летать так далеко.

— Это лишний раз подтверждает мою гипотезу, что пятипалые родом не отсюда.

В это время Кай заносил ногу над лепестком раскрывшегося люка. Слова Вариан настолько удивили его, что он чуть не потерял равновесия.

— Не отсюда? Какого черта… Что ты хочешь этим сказать? Как это не отсюда? Живут-то они здесь.

— Но зародились не здесь. — И Вариан потянула его внутрь шаттла. Кстати, те морские твари, которых я видела сегодня, не имеют ничего общего с членистоногими, обычно обитающими в одной среде с позвоночными, такими, как травоядные, хищники и даже эти загадочные птицы.

— Бессмыслица какая-то.

— Вовсе нет. Бессмысленна сама планета. Взять хотя бы животных, которым нужно преодолевать огромные расстояния, чтобы добыть необходимую им пищу.

Так не бывает! То, что нужно животным, обычно находится в местах обитания.

— Ладно, остановись на минуту, Вариан. Задумайся. Если твои пятипалые не аборигены, значит, их сюда завезли. Так? Ну скажи, кому могло прийти в голову переселять таких огромных животных, как тот хищник или твоя Мейбл?

Она так пристально смотрела на него, словно была уверена, что он сам может ответить на этот вопрос.

— Неужели ты не догадываешься? Ответ напрашивается сам собой. — Он продолжал молчать, и она добавила более резким тоном:

— Пошевели мозгами.

Конечно, Тхекам. Загадочным Тхекам. Они уже побывали здесь. Это они оставили сейсмические датчики.

— Какая ерунда, Вариан!

— Нет. Не ерунда.

— С какой целью, скажи на милость, Тхеки это проделали?

— Может, они и сами этого не помнят, — с лукавой усмешкой сказала Вариан. — Как и того, что они уже исследовали эту планету.

Они подошли к лаборатории Тризейна. Тот разглядывал увеличенное изображение каких-то волокон.

— Хорошо бы нам заполучить хоть один экземпляр этих твоих птиц, Вариан.

Тогда бы мы проверили, так ли нужен им каротин, — бубнил Тризейн. Видимо, он даже не заметил, что Вариан выходила из лаборатории.

— У нас есть Мейбл, — ответила Вариан, — и малыш Денди.

— У тебя в лагере есть животные? — удивленно заморгал Тризейн.

— Я ведь тебе уже говорила, Тризейн. Те предметные стекла, которые ты изучал вчера и позавчера…

— Ах да, теперь вспоминаю… Но его собеседникам было ясно, что он ничего не вспомнил.

— Мейбл и Денди не птицы, — сказал Кай. — Это совершенно другие животные.

— Ну разумеется, но ведь они тоже пятипалые. Как и Клыкастый, которому тоже нужна эта трава.

— Мейбл и Денди — травоядные, — возразил Кай, — а хищник и птицы — нет.

Вариан пустилась в разъяснения:

— Да, но хищники регулярно получают витамин А с мясом поедаемых ими животных. — Она в замешательстве покачала головой. — Тогда Клыкастому незачем забредать на лужок. Полакомившись боком Мейбл, он уже имеет все, что ему нужно. Все это очень странно — пока. А кроме того, как заметила сегодня Терилла, у птиц могли быть весьма веские основания для сбора этой травы.

— Ты меня совсем запутала, — сказал Кай и кивнул на Тризейна, который снова приник к микроскопу и явно забыл об их присутствии.

— Ты все поймешь, Кай, когда увидишь кассеты, которые мы отсняли сегодня. Пошли! Или у тебя есть другие дела?

— Вообще-то я собирался написать послание Тхекам, но сначала давай посмотрим твои кассеты.

— Между прочим, Кай, — сказала Вариан, выходя вслед за ним из лаборатории, — мы так и не встретили в окрестностях уранового месторождения ни одного внушающего опасения животного. Если расположить временный лагерь в удобном месте, желательно в горах, и накрыть его энергетическим куполом, твои ребята будут в относительной безопасности.

— Хорошие новости. Но не думай, что кого-нибудь испугали бы твои байки о стадах клыкастых.

— Клыкастые, чтобы ты знал, охотятся в одиночку. Они вошли в кабину пилота. Вариан включила компьютер, вставила кассету и, пока они смотрели записи, поделилась с Каем своими соображениями и планами. Она собиралась при первой же возможности слетать к колонии золотых авиаторов и познакомиться с ними поближе.

— Стоит ли, Вариан? — засомневался Кай. — Это опасно. Они не букашки, у них очень мощные крылья. А о клювах даже подумать страшно.

— Я тоже боюсь. Мне совсем не хочется, чтобы они на меня напали. Я не буду торопить события, Кай. Если они действительно обладают разумом, а именно об этом свидетельствует все, что мы видели, я смогу даже установить с ними личный контакт. — Когда Кай начал протестовать, она подняла руку. — Эти птицы не такие глупые, как Мейбл, и мы не можем отказаться от возможности понаблюдать за пернатыми, которые действуют так организованно.

— Справедливо, но, пожалуйста, никакой самодеятельности, коллега. Не делай ни шагу без гравитантов.

— Ты настоящий друг! А что, они уже пришли в себя?

— Никогда не видел их такими вялыми; медлительными — да, но чтобы все к чертям собачьим валилось из рук? Паскутти с Тардмой уронили в пропасть один из сейсмографов. У меня их не так много, и этот был совсем не лишний, сказал Кай, — если мы собираемся довести дело до конца. — Он покачал головой, снова переживая потерю. — Я не виню ни тебя, ни их, но все это очень досадно. Что мы будем делать с этим фруктовым самогоном? Никак не пойму, почему он так сильно подействовал на них? Ведь наш организм гораздо слабее, а нам хоть бы хны.

— Возможно, напиток тут ни при чем.

— Что ты хочешь сказать? Вариан пожала плечами:

— Не знаю. Ничего особенного.

— Тогда давай докапываться до истины. Пусть Ланзи сделает пару анализов. Может, это акклиматизация. Или аллергия. Скажи, ты сегодня давала гравитантам какое-нибудь задание? На севере?

— На севере? Нет. Сегодня они были в твоем распоряжении. Ну, а что там с месторождением? Завтра ты опять будешь там работать? Ладно, тогда я пошлю бригаду проверить ту местность еще разок. Там водится одна мелочь, но я считаю, что потенциальная опасность не всегда определяется размерами животного. Я и детям об этом сказала. Есть другие пожелания? Какой-нибудь еще район хочешь проверить?

Кай постучал по клавишам компьютера, и на экране возникла нарисованная Габером карта — уже в измененном виде: на ней были нанесены точки старых замеров и район уранового месторождения.

— Платформа кончается всего в двухстах километрах к северо-западу отсюда, так что в том месте дополнительная стоянка нам не нужна. Но Портегин и Олиа хотят обследовать эти озера и продвинуться дальше в глубь этой равнины. Берру и Трив, как и было запланировано, будут вести разведку на западе: похоже, там находится обширный материковый водоем. Возможно, там есть нефть. Как источник энергии это не Бог весть что, но она пригодится.

25
{"b":"18776","o":1}