ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эх, оператор, какие дивные кадры ты упустил!

— Я же не знал!

— Спускайся, — сказала ему Вариан. Она уже узнала то, что хотела.

Она подошла к краю уступа, легла на землю и посмотрела в пропасть.

— Мне не позволено подниматься. А спускаться-то можно? Там, внизу, метрах в двадцати, есть пещера, вон там, слева. Кай, ты мог бы спустить меня на ремнях.

Каю не по душе была такая гимнастика. Несмотря на то что ремни от защитного пояса, привязанные к наружным креплениям флиппера, выдерживали даже вес гравитанта, Кай был рад, что не он болтается на конце маятника.

Вариан же все было нипочем — она упрямо шла к своей цели.

— Они наблюдают, Боннард? — по переговорному устройству спросила Вариан.

— Да, птенцы, Вариан, и еще один наблюдает, с воздуха.

— Посмотрим, появятся ли у них возражения…

— Вариан… — Кай заметил, что взрослая птица подлетела довольно близко к висящей над пропастью Вариан, и не на шутку разволновался.

— Он всего лишь смотрит, Кай. Я так и думала. Еще один виток и… Все.

Она подняла с уступа камешек и бросила его в пещеру. Потом бесстрашно шагнула внутрь.

— Похоже, в ней уже не живут. Гигантская пещера! Уходит так глубоко, что не видно конца. Ее голос становился все тише.

— Нет, подождите-ка. Именно это мне и нужно. Яйцо. Яйцо? Как же они впустили меня? Ох, оно воняет. Дохлое. Маленькое. Значит, теперь у меня есть свидетельство того, что они рождаются недоразвитыми. Правда, косвенное. Гм.

Здесь много травы, целая копна, по форме напоминает гнездо. Но какое-то разоренное, так что я ни в чем не уверена. А не могли они покинуть пещеру из-за этого бесплодного яйца? Нет ни рыбных костей, ни чешуи. Наверное, съедают все подчистую. Значит, хорошее пищеварение.

Слушая по переговорному устройству ее монолог, прерываемый восклицаниями при каждой новой находке, Боннард и Кай обменивались добродушными взглядами.

— Гнездо сделано не из луговой травы, волокна больше напоминают болотную растительность. Интересно… Отлично, Кай, — ее голос стал звонче и чище, значит, она уже вышла из пещеры. — Вытаскивай меня отсюда.

Когда она ступила на ровное место, они увидели, что из ее набедренных сумок торчат пучки сухой травы, а комбинезон на груди вздут наподобие горба — Вариан положила за пазуху яйцо.

— Ну, как тут у вас, все спокойно? — спросила она. Кай покачал головой.

Он уже отвязывал ремни от флиппера, а Боннард бросился освобождать Вариан от ее ноши.

— Да, яйца у них небольшие. Можно его встряхнуть?

— Сколько угодно. То, что внутри, давно сдохло.

— Почему?

Вариан пожала плечами:

— Пусть Тризейн посмотрит, может, поймет. Не вижу надобности разбивать его. Дай мне вон тот полиэтилен, Кай. — И она аккуратно завернула яйцо, обложив его сухой травой, а потом стряхнула с перчаток грязь, показывая этим, что дело сделано. — От такой работенки страшно хочется пить. — Она подошла к флипперу, чтобы вскрыть еще несколько банок. — Знаешь, — сказала она, сделав пару жадных глотков, — мне кажется, каждая группа Гиффов выполняет какое-то конкретное задание…

— Значит, остаемся на месте, посмотрим, что они принесут? — спросил Кай.

— Если не возражаешь.

— Нет. — Он задрал голову вверх, чтобы взглянуть на птенцов — некоторые из них уже утратили интерес к незваным гостям и толпились в дальнем конце площадки. — Больше всего мне нравится, что мы поменялись ролями.

— Мне страшно хочется попасть в жилую пещеру…

— Не много ли для одного дня?

— Да, пожалуй, ты прав, Кай. Я слишком многого хочу. Во всяком случае, мы убедились в том, что они вполне дружелюбны. Тот взрослый Гифф понял, что в моем поведении нет ничего угрожающего, понял, что я шла на помощь. Ведь он взял мой подарок…

Странный звук, тоненький и отрывистый, донесся откуда-то издалека. Звук этот был так пронзителен, что проник сквозь купол флиппера. Они подняли головы вверх. Привлеченные тем же звуком, заволновались птенцы на скале.

Вариан жестом приказала Боннарду взять камеру, но мальчик, не дожидаясь указаний, уже схватил аппарат и нацелил его на засуетившихся птенцов.

Из нор высыпали целые полчища птиц. Птицы падали со скалы, в воздухе расправляли крылья, разворачивались к юго-западу и, в который раз демонстрируя чудеса скорости, исчезали в туманной дымке.

— Именно там выход в море. Рыбаки?

— Птенцы расступаются, — сказал Боннард. — Похоже, собираются полакомиться рыбой.

В это время из тумана возникли новые Гиффы, они летели очень низко, над самой водой, с видимым усилием поднялись на вершину скалы и наконец приземлились — и сели нахохлившись, не складывая крыльев. Вариан была уверена, что видит в когтях у одной из птиц пучок зеленой травы. Они отдыхали, и птенцы не торопились, стояли на месте, иногда толкая друг дружку и переминаясь с лапки на лапку. Боннард, воспользовавшись передышкой, шагнул к люку флиппера, но Вариан задержала его: как раз в эту минуту на их террасу сел взрослый Гифф.

— Не вздумай пошевелиться, Боннард. Гифф зорко следил за флиппером.

— Теперь медленно отходи от люка, сюда, ко мне, — сказала мальчику Вариан и, когда тот завершил свой маневр, с облегчением вздохнула. — Что я говорила тебе в прошлый раз? Не мешай животным, когда они едят. Так что, если хочешь сохранить добрые отношения с ними, не следует, черт возьми, тревожить их перед завтраком.

— Прости, Вариан.

— Ладно, Боннард, чего уж там. Но ты должен знать такие простые вещи. К счастью, ничего страшного не случилось — не пострадали ни ты, ни наша миссионерская деятельность. — Она улыбнулась огорченному подростку. — Не грусти. Благодаря тебе мы еще кое-что узнали. Видишь, они ни на минуту не спускали с нас глаз. И они поняли, где находится люк флиппера. Очень умные существа, ничего не скажешь.

Не отрывая взгляда от их стражи, мальчик опустился на дно флиппера.

Три четверти часа они провели в ожидании. Потом Кай, забыв о том, что двигаться нужно как можно медленнее, вскинул вверх руку, указывая на возвращающихся Гиффов. Со всех сторон неслись гортанные крики, а в воздухе было так много птиц, что Боннард пожаловался — на этих кадрах не будет никакой информации, одна мешанина из покрытых шерстью тел и крыльев.

Боннард и Вариан увидели повторение знакомой сцены: из сетей начала вываливаться поблескивающая чешуей рыба. Птенцы заковыляли к ним, а взрослый Гифф, заметив, что один из них засовывает рыбу в горловой мешок, стукнул его по голове и заставил выплюнуть. Кай наблюдал за другой взрослой птицей: она отделяла от рыбы скатов, ловкими движениями клюва выхватывая их из общей кучки и щелчком отправляя с края скалы обратно в воду. Закончив работу со своей стороны наваленного горой улова, Гифф тщательно очистил клюв о камень.

— Я заснял, Вариан, — заверил девушку Боннард. А Кай в этот момент заметил еще одну любопытную сцену: одному из взрослых Гиффов другие птицы набивали горловой мешок. Потом этот Гифф заковылял к пропасти, ринулся вниз и исчез в одной из самых крупных пещер. Место улетевшей птицы заняла вторая, ее зоб тоже набили рыбой, и она исчезла — но уже в другой просторной норе.

Малышам разрешили есть — по одной рыбине за раз. Двум птенцам попались скаты. От испуга они повалились навзничь и барахтались до тех пор, пока Гифф-воспитатель не поднял их, как в прошлый раз. Боннард раскапризничался из-за того, что ему приходилось снимать из флиппера, а не с крыши, откуда лучше была видна эта забавная сценка.

Постепенно улов уменьшался, стенды теряли к нему интерес и один за другим оставляли вершину. Вскоре скрылись все Гиффы. Люди молча ждали. Потом Кай занервничал от безделья и стал проявлять нетерпение. Вариан тоже понимала, что продолжать наблюдение из флиппера или с уступа скалы абсолютно бессмысленно — больше они ничего не увидят.

Было уже далеко за полдень. Отснятых сегодня пленок хватит на долгие часы работы. Она заявила, что пора трогаться в путь. Оба мужчины обрадованно засуетились. Кай проверил взлетный стопор, велел Боннарду пристегнуть ремни и сам тоже пристегнулся. Ей стало смешно: пилот еще не занял свое кресло, а пассажиры уже в полной готовности.

32
{"b":"18776","o":1}