ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой любимый демон
Знаки ночи
Разбивая волны
Наши судьбы сплелись
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Мои живописцы
Тео – театральный капитан
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Воспоминания торговцев картинами
A
A

— Отлично, Баккун, — сказал Паскутти, — идите с Берру к нашим. Мы хотим обыскать шаттл. Когда я пришел, передатчик был еще теплым. Должно быть, они связывались с Тхеками. — Он добродушно посмотрел на Кая и вопрошающе вздернул бровь, желая удостовериться в правильности своего предположения.

Кай ответил ему холодным взглядом. Не получив ожидаемой информации, гравитант удивленно пожал плечами.

— Танегли, выноси со склада все, что осталось! Через минуту Танегли вернулся:

— Нет ни одного аккумулятора, Паскутти. Помнится, ты говорил, что они там.

— Значит, их там уже нет. Ничего, пока хватит тех, что на флипперах и поясах-подъемниках. Начинайте погрузку.

Танегли вернулся в кладовку и после нескольких минут шумной возни вышел, сгибаясь под тяжестью пластикового мешка, набитого консервными банками.

— Теперь там чистота и порядок, Паскутти! — Танегли оглядел лица наблюдающих за ними пленников и с оглушительным хохотом удалился.

— Не возражаете, командир Кай? Командир Вариан? — язвительно осведомился Паскутти и насмешливо усмехнулся.

— Возражения бессмысленны, так ведь? — сказала Вариан. Она говорила так невозмутимо, что глядевший на нее Паскутти насупился. Безжизненно висящая рука Вариан явно была сломана в результате грубого обращения, но в ее голосе не было ни страдания, ни гнева — только какая-то отрешенность.

— Да, возражения не помогут, командир Вариан. Мы сыты по горло приказами «недоносков», которые видят в нас только тупую рабочую силу. Теперь в его тоне была нескрываемая издевка. — Кем бы мы стали в вашей колонии? Рабочими лошадками? Мускульной силой, которую будут нещадно эксплуатировать и пичкать жидкой похлебкой? — Он рубанул воздух огромной ручищей.

Никто не знал, что последует дальше. Паскутти шагнул к Терилле, схватил ее за волосы и оторвал от пола. С испуганным воплем девочка повисла в воздухе. Клейти набросилась на Паскутти и изо всех сил замолотила кулаками и ногами по могучим мускулистым бедрам и икрам великана. Пораженный столь наглой выходкой, Паскутти сверху вниз посмотрел на Клейти. Потом занес огромный кулачище и, не рассчитав силу, опустил его на макушку Клейти.

Девочка упала на пол и потеряла сознание.

Одной рукой гравитант отпихнул бросившегося на него Габера, другая рука по-прежнему мертвой хваткой сжимала волосы болтающейся в воздухе Териллы.

Глаза девочки от боли и ужаса превратились в щелочки.

— Скажите-ка, командир Кай, командир Вариан, вы связались с Тхеками?

Только живее, или я сломаю ей шею.

— Мы послали им донесение: «Мятеж. Гравитанты», — поспешно ответил Кай.

— Вы просили помощи у нашего уважаемого руководства? — спросил Паскутти и грубо встряхнул Териллу — ему показалось, что Кай медлит с ответом.

— Помощи? У Тхеков? — спросила Вариан, не отрывая глаз от беспомощно болтающегося в воздухе ребенка. — Чтобы врубиться в донесение, им потребуется несколько дней. К этому времени ваша… операция будет завершена, не так ли? Нет, мы просто доложили о сложившейся ситуации.

— Только Тхекам?

Теперь Кай понял, чего добивается Паскутти: он хочет узнать, был ли послан сигнал бедствия на спутник. Если так, ему придется ускорить завершение своей «операции».

— Только Тхекам, — подтвердил Кай и чуть было не добавил: «А теперь отпусти ребенка!» Но усилием воли он заставил себя промолчать.

— Ты уже узнал, что хотел, — заверещал Габер, все еще наскакивая на Паскутти и уговаривая его освободить Териллу. — Ты убьешь ребенка. Отпусти ее! Ну, отпускай же! Ты же говорил мне, что насилия не будет! Обещал, что никого не обидите! Вы уже убили Тризейна, и если ты не отпустишь ребенка…

Мощным ударом Паскутти заставил его замолчать. Картограф со страшным грохотом свалился на пол и отлетел к стене. Терилла упала на тело Клейти.

Кай не знал, жива ли девочка. Он исподтишка кинул взгляд на Ланзи, не сводившую глаз с обеих девочек. В глазах Ланзи не было боли, и Кай успокоился: значит, дети живы.

Стоящий за ним Трив заканчивал медитировать. Теперь и он спокойно ждал момента, когда понадобится применить силу. Самой трудной частью Дисциплины было это вынужденное бездействие, ожидание той минуты, когда можно будет выплеснуть полностью контролируемую внутреннюю энергию. Кай дышал всеми легкими, призывая себя к терпению, которое таяло при виде столь наглой демонстрации грубой силы и жестокости.

Не выдержав, застонал от боли Дименон, но Ланзи не пошевелилась.

Маргит, Олиа и Портегин старались смотреть в сторону, не желая лицезреть ужасную сцену насилия, остановить которую были не в силах.

По трапу, ведущему в шаттл, вихрем влетел Танегли. Его лицо искажала злоба. Кто бы узнал в этом потерявшем самообладание мужчине спокойного, рассудительного ботаника, которого всего несколько часов назад интересовали одни растения.

— Ни на одном флиппере нет аккумуляторов! — сообщил он Паскутти, затем подскочил к Вариан и, схватив ее за обе руки, начал трясти. Кай молил Бога об одном: пусть притворится, что теряет сознание. Еще пара рывков, и не останется никакой надежды на то, что сломанная рука когда-нибудь правильно срастется.

— Куда ты спрятала их, ты, сука толстозадая? — взревел Танегли.

— Смотри не переусердствуй, Танегли. Еще рано ломать ей шею, — сказал Паскутти, делая шаг вперед, чтобы удержать разъяренного великана.

На этот раз Танегли ударил ее по лицу, но уже с меньшей силой. Голова Вариан закинулась назад, но глаза ее были открыты. На щеке краснели отметины пальцев Танегли.

— Куда спрятала аккумуляторы?

— У нее левая рука сломана. Хороший стимул, — сказал Паскутти. — Не так сильно… вот так. А то еще загнется от боли. Эти «недоноски» страшные неженки.

— Где? Вариан, где? — После каждого слова Танегли делал паузу и дергал ее за сломанную руку.

Вариан кричала. Каю казалось, что она притворяется, так как он знал, что Вариан находится в состоянии Дисциплины и боли не чувствует.

— Я их не прятала. Это Боннард. Маргит и Олиа чуть не задохнулись от этого трусливого предательства.

— Иди поищи его, Танегли. Узнай, где эти чертовы аккумуляторы, или мы заберем у них вообще все продукты. И пусть Берру вылетает. Обратной дороги нет.

Паскутти явно торопился.

— Она должна знать, где мальчишка. Говори, где он? Вариан?

Внезапно тело Вариан обмякло в руках Танегли. С презрительным ворчанием он разжал руки, и Вариан упала на пол. Танегли бросился к открытому люку.

Кай услышал, как, сделав три шага по трапу, гравитант остановился и стал звать Боннарда. Потом Танегли позвал на помощь Дивисти и Тардму. Теперь вся троица занялась поисками мальчика.

Паскутти посмотрел на скорчившуюся фигурку Вариан. Кай надеялся, что он не разгадал ее притворства. Гравитант свирепо зарычал — совсем как Клыкастый, но, когда он повернулся к Каю, лицо его снова было бесстрастно.

— Марш! — Властным жестом Паскутти указал на открытый люк, приказывая Ланзи и остальным пошевеливаться и тыкая пальцем в тех, кто должен был вынести на себе потерявших сознание. — В столовую! — скомандовал он.

Пересекая лагерь, они увидели мертвого Денди — он лежал в своем загончике со сломанной шеей. Кай был рад, что ни Клейти, ни Терилла не видят, что сделали с их питомцем. Земля была усеяна обрывками карт, мотками разодранной пленки и расколотыми дискетами. Случайно он наступил на один из аккуратных рисунков Териллы, на котором было изображено какое-то растение.

Какое варварство, какой идиотизм! Картина разрухи вызвала новый прилив бешенства, и он задышал еще глубже и медленнее.

Из столовой вынесли все, что представляло хоть какую-то ценность. Тех, кто был без сознания, положили на пол, остальным велели встать у самой дальней от входа пластиковой стены.

Снаружи продолжались поиски Боннарда. Паскутти взглянул на часы, потом на равнину, лежащую за энергокуполом.

Чуткий слух Кая уловил свое имя, произнесенное тихим шепотом. Он осторожно повернул голову и наткнулся на взгляд Ланзи, которая знаками призывала его выглянуть наружу. Приподнявшись на цыпочки, он посмотрел в окно. В небе висели две точки, под ними виднелась широкая черная полоса, и эта полоса шевелилась, стремительно надвигаясь на лагерь. И тогда он понял, что задумали гравитанты.

41
{"b":"18776","o":1}